Игорь – великий князь киевский

Правители Руси. Князь Игорь

Намеренно не вставляю в название статьи слово «Киевской». Уж больно наши соседи с Украины взялись за эту свою Киевскую Русь. Не понимают люди, что история Руси куда глубже корнями и содержанием, чем город Киев и крещение Руси. Как иллюстрация к этой мысли краткая история жизни князя Игоря, который родом также не из Киева.

Игорь Рюрикович — Великий Князь Киевский. Годы правления: 912-945

Игорь (древне-исландское Ingvar) Рюрикович Старый – сын новгородского князя Рюрика. Мать — дочь «князя урманского» Ефанда. Игорь — преемник Вещего Олега.

Существует несколько версий о дате рождения Игоря: 861, 864, 865, 875. В Новгородской первой летописи при захвате Киева в 882 году Игорь выступает уже в роли взрослого правителя.

В «Повести временных лет» в 879 году князь Рюрик, умирая, передает правление родственнику Олегу и оставляет ему своего малолетнего сына Игоря.

По данным летописи князь Игорь считался не слишком деятельным и отважным полководцем. Самая примечательная легенда – о смерти Игоря.

В 903 году из Пскова Игорю привели жену, будущую княгиню киевскую, Ольгу. Но дата женитьбы выглядит крайне сомнительно, учитывая, что сын Игоря и Ольги – Святослав, рожден в 942 году.

Князь Игорь в Киеве

После смерти князя Олега в 912 году Игорь вступает на Киевский престол. Получив такое известие, древляне не спешили с уплатой дани, и Игорь вынужден был выбивать ее силой. В 914 году покорив уличей и усмирив племя древлян, он заставил их выплачивать большую дань, чем прежде. В 915-ом, Свенельд, воевода князя, двинулся на юг и после трехлетней осады, взял, город Пересечен, за что в награду получил древлянскую дань.

В 920 году Игорь вновь воевал с печенегами, но результаты этой войны не известны.

Слава князя Олега и его богатая добыча не давали покоя Игорю, и он совершил два похода на Византию. Первый поход на греков в 941 году окончился полной неудачей. Царь Роман был предупрежден болгарами и встретил Игоря во всеоружии: выслал свой флот на встречу Игоревым судам и сжег их. Спасаясь от разгрома остатки дружины, высадились на берег Малой Азии и стали грабить окрестные поселения, но византийцы выдворили их и оттуда. Игорь с уцелевшей дружиной бесславно вернулся в Киев.

Дальше в походы

«Повесть временных лет» отмечает алчность и жадность Игоря. Неудача с греками его не остановила. Игорь стал готовиться к новому походу, который состоялся в 944 году. Собрав многих воинов: словен, кривичей, тивирцев, русь, полян, нанял печенегов, взял у них заложников, и пошел в ладьях и на конях на греков. Император Византии был опять предупрежден болгарами: «Идет Русь и наняла с собой печенегов» и послал к Игорю своих лучших бояр с мольбою: «Не ходи, но возьми дань, какую брал Олег, прибавлю и еще к той дани».

Царь Роман и князь Игорь вступили в переговоры и заключили новый договор (945г.) между Византией и Русью. Установили «мир вечный до тех пор, пока солнце сияет и весь мир стоит». В договоре присутствуют более благоприятные условия для торговли с Византией, чем раньше и здесь же впервые встречаем выражение «Русская земля».

По возвращении из византийского похода, осенью 945 года, князь Игорь, по требованию своей дружины и недовольный своим содержанием, отправляется к древлянам за данью. Древляне не числились в составе войска, который потерпел разгром в Византии, и поэтому решил поправить свое положение за их счет. Легко собрав дань, на пути домой Игорь передумал: не потребовать ли больше? «Поразмыслив, сказал своей дружине: «Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу еще».

Ну что ж славяне всё между собой не ладят?! Так и погиб князь Игорь

Отправив большую часть дружины в Киев, с малой он вернулся в Древлянскую землю. Древляне справедливо рассудили: «Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит». Они перебили всех дружинников и убили самого князя Игоря. По словам Иоанна Цимисхия “он был взят ими в плен, привязан к стволам деревьев и разорван надвое”. Близ Искоростеня он и был похоронен под высоким курганом.

Согласно летописи, княгиня Ольга, вдова Игоря, жестоко отомстила древлянам. Возложила на них тяжелейшую дань, перебила много народа, уничтожила их старейшин, сожгла Искоростень, и пока подрастал сын Игоря, маленький Святослав, при поддержке дружины и бояр князя стала править Русью.

Подробная биография князя
Игоря Рюриковича

Традиционно его правление отсчитывается от 912 года и завершается 945, после чего бразды правления приняла его жена Ольга, т.к. княжич Святослав Игоревич был слишком мал когда отца убили древляне.

Является первым русским князем известным по современным ему византийским и западным источникам.

Родители и происхождение

Сторонники норманской теории считают Рюрика скандинавом, соответственно Игоря относят к тому же этносу, а имя его выводят из «Ингвар», распространенного в Скандинавии.

Мать Игоря не упоминается в сохранившихся летописях, однако В. Н. Татщиев при перечеслении фактов в найденной им, но утраченной сегодня, Иоакимовской летописи, сообщает, что её звали Ефанда и она была дочерью Гостомысла, инициатора призвания варягов [1] В. Н. Татищев — «История Российская», кн 1, гл 4, раздел «G» .

Детство и отрочество

Дата рождения Игоря Рюриковича не указана в летописях, но предположительно определяется 878 годом.

В 879 году Рюрик умирает, оставив в качестве наследника малолетнего сына Игоря и приказывает до его совершеннолетия править Олегу Вещему, своему соратнику (по нек.источн. Олег был братом жены Рюрика Ефанды, т.е. шурином).

Прибыв к Киеву, Олег сначала приказал воинам укрыться, затем хитростью выманил Аскольда и Дира из города, а когда они прибыли к кораблям, объявил:

«Вы не князья и не княжего роду, а я княжего роду, а это сын Рюрика Игорь, княжич» [2] В. Н. Татищев, «История Российская», кн 2, гл 2

С этого момента Игорь пребывал в Киеве, воспитываясь под надзором Олега.

События во время правления Олега Вещего

Далее Игорь взрослел и набирался опыта, однако не участвовал в активной политической жизни. Летописи лишь несколько раз упоминают имя Игоря Рюриковича при описании событий правления князя Олега Вещего.

Свадьба Игоря и Ольги

Согласно ПВЛ в 903 году Олег поженил молодого князя на Ольге, которой было на момент свадьбы 10-12 лет.

Некоторые летописи указывают, что Ольга возможно была дочерью князя Олега Вещего [3] В. Н. Татищев — «История Российская», кн 1, гл 4, раздел «G» . В таком случае князь присоединил к правящей линии и свою кровь.

Существует и другая легенда [4] изложена в Степенной книге (вторая половина XVI века) , о случайной встрече Ольги с Игорем на переправе под Псковом. Князь охотился, но подойдя к быстрое реке не мог преодолеть её ввиду отсутствия лодки.

И увидел он некоего плывущего по реке в лодейце, и призвал плывущего к берегу, и повелел перевезти себя через реку. И когда плыли они, взглянул Игорь на гребца того и понял, что это девица. То была блаженная Ольга, совсем еще юная, пригожая и мужественная.

Пораженный красотой девушки, князь попытался было завести разговор и склонить её к любовной связи, однако получил отпор:

“Что всуе смущаешь себя, о княже, склоняя меня к сраму? Зачем, неподобное на уме держа, бесстыдные словеса произносишь? Не обольщайся, видя меня юную и в одиночестве пребывающую. И не надейся, будто сможешь одолеть меня: хоть и неучена я, и совсем юна, и проста нравом, как ты видишь, но разумею все же, что ты хочешь обидеть меня… Лучше о себе помысли и оставь помысел свой. Пока юн ты, блюди себя, чтобы не победило тебя неразумие и чтобы не пострадать тебе от некоего зла. Оставь всякое беззаконие и неправду: если сам ты уязвлен будешь всякими постыдными деяниями, то как сможешь другим воспретить неправду и праведно управлять державой своей? Знай же, что если не перестанешь соблазняться моей беззащитностью, то лучше для меня будет, чтобы поглотила меня глубина реки сей: да не буду тебе в соблазн и сама поругания и поношения избегну.”

Второе краткое упоминание имени Игоря во время правления Олега сообщает о том, что отправляясь в свой знаменитый поход на Царьград 907 года, Олег оставил Игоря в Киеве.

Третий раз личность Игоря упоминается в связи с легендой о смерти Олега: он присутствовал на пиру, когда волхвы предсказали Вещему князю гибель от своего любимого коня. [5] (Рукописный Синопсис Ундольского, л. 83, об — 84.)

Правление Игоря Рюриковича
912-945

Принуждение древлян к возобновлению выплаты дани

В 914 году Игорь Рюрикович провел против них поход и, согласно летописям, обложил данью еще большей чем ранее назначил Олег.

Древляне были свободолюбивым племенем, сопротивлявшися экспансии Олега Вещего и пытающмся после его смерти восстановить независимость, но под напором воинственных варягов были вынуждены вновь уступить.

Появление печенегов у границ Руси

В конце IX века печенеги, подгоняемые многолетней засухой в степной зоне Евразии, а также давлением соседних племён кимаков и огузов, форсировали Волгу и оказались в восточноевропейских степях, где ранее кочевали угры [6] Угры, или венгры, вытесненные печенегами перекочевали
в Европу и на пути кочёвки оказались под Киевом, который
осаждали в 895/988 годах .

В это время на Византию решили совершить поход болгары и греческие военачальники решили привлечь на свою сторону печенегов. Однако, прибыв на место, печенеги увидели неразбериху греческого войска и решили не принимать участия в столкновении.

Поход Игоря на печенегов

Это может быть объяснено сложной племенной организацией данных племён — мир был заключён с определённым племенным вождём, в то время как другие предводители не посчитали себя связанными какими-либо обязательствами.

Можно предположить, что кроме Киевской Руси, от набегов печенегов страдала и Болгария, вплотную прилегающая к их новым кочевьям.

Подчинение племени уличей

В 937 году [8] Новгородская первая летопись младшего извода Игорь Рюрикович решил поставить точку в отношениях с непокорным славянским племенем и направил своего воеводу Свенельда на покорение уличей. Большая часть их территорий была взята под контроль достаточно быстро, но главный город, Пересечень, выдержал три года осады перед сдачей в 940-м году. В итоге дань на уличей была наложена аналогичная древлянской, а сбор с дани с них поручен Свенельду и его дружине.

Читайте также  Города, ремесло и торговля во время феодальной раздробленности

Начало войны с Византией и первый поход на Царьград

В 941 году князь Игорь направил в Константинополь своих людей для получения дани, положенной по мирному договору 911 года. Увидев, что посланники вернулись с пустыми руками Игорь Рюрикович решил напомнить византийцам важность соблюдения выплат и повторить знаменитый поход своего наставника Олега Вещего, в 907 году прибившего в знак победы щит над вратами Царьграда.

По разным источникам Игорь Рюрикович выступил в поход по морю большой флотилией (от 1000 [9] «Воздаяние» Лиутпранда Кремонского до 10 000 [10] «Жизнеописания Царей», Продолжатель Феофана кораблей) и в июне 941 года подошел к побережью Византии.

Набег не стал неожиданностью. Весть о нём заранее послали болгары и позднее главнокомандующий греческой колонии Херсона. Однако, византийский флот император Роман ранее направил сражаться с арабами и защищать острова в Средиземном море, так что в июне русы приблизились к черноморскому побережью империи.

Когда правителю Византии сообщили, что в порту осталось 15 кораблей, которые не взяли из-за ветхости, он решил использовать главное оружие греков и приказал караблестроителям:

“Сейчас же отправляйтесь и немедленно оснастите те хеландии[тип корабля], что остались [дома]. Но разместите устройство для метания огня не только на носу, но также на корме и по обоим бортам”. [11] «Воздаяние» Лиутпранда Кремонского

Дромон (Хеландия), византийский боевой корабль

11 июня близ Иерона греки решили вступить в сражение с ладейным флотом русов. Огненосные хеландии прорвались в ряды противника и начали поджигать греческим огнём все окружающие их корабли, чем вызвали панику и страх у ранее не сталкивающихся с подобным оружием варягов. Вслед за хеландиями в бой вступили дромоны и триеры, довершая разгром.

Флот русов был рассеян, многие утонули под тяжестью собственных доспехов, когда пытались спастись от греческого огня и прыгали с полыхающих кораблей. Игорь принял решение возвращаться домой.
Другая часть войска перегруппировалась, и пользуясь небольшой осадкой ладей ушла на мелководье (византийские корабли были гораздо тяжелее и не могли преследовать русов там), а затем высадилась на восточном побережье и принялась разорять окрестности:

«И пришли, и подплыли, и стали воевать страну Вифинскую, и попленили землю по Понтийскому морю до Ираклии и до Пафлагонской земли, и всю страну Никомидийскую попленили, и Суд весь пожгли.» [12] «Повесть временных лет»

Греческий стратиг Варда Фока, посланный на перехват, как мог сковывал варягов, устраивая неожиданные нападания на них, рассеянных по большое территории и занятых грабежами. Тем временем с востока подошла сорокотысячная армия греков в схватке с которой русы проиграли и погрузившись на ладьи попытались уплыть прочь. Во время попытки проплыть незамеченными вдоль берега Фракии, варяги столкнулись с патрикием Феофаном и снова потерпели поражение в морском сражении. Всех захваченных в плен русов император византии Роман приказал прилюдно казнить.

«Будто молнию небесную, — говорили они, — имеют у себя греки и, пуская ее, пожгли нас; оттого и не одолели их». [13] «Повесть временных лет»

В 942 году Игорь передал сбор дани с древлян также Свенельду, однако летописи не распространяются о причинах такой предрасположенности князя.

Второй поход на Царьград

По возвращении домой в 941 году, после разгромного поражения в его первом походе на Царьград, князь Игорь отправил гонцов к варягам «за море» (возм. в Скандинавию). Почти все отправившееся в поход войско было истреблено в нескольких сражениях на суше и море, поэтому князь стремился как можно быстрее набрать новых воинов и взять реванш для восстановления собственного авторитета.

Как и в прошлый раз, о приближении войска Роману сообщили заранее:

Услышав об этом, корсунцы послали к Роману со словами:

«Вот идут русские, без числа кораблей их, покрыли море корабли».

Благоверный князь И ́ горь (в Крещении Гео ́ ргий , в иночестве Гаврии ́ л) Ольгович , Черниговский и Киевский

Дни памяти

5 октября – Собор Тульских святых

Житие

Краткое житие благоверного князя Игоря (в Крещении Георгия, в иночестве Гавриила) Черниговского и Киевского

Се­ре­ди­на XII ве­ка бы­ла для Ру­си скорб­ным вре­ме­нем непре­рыв­ных меж­до­усоб­ных бра­ней за Ки­ев­ское кня­же­ние двух кня­же­ских груп­пи­ро­вок: Оль­го­ви­чей и Мсти­сла­ви­чей. Свя­той Игорь, во­лей Бо­жи­ей всту­пив­ший в борь­бу за Ки­ев­ское кня­же­ние, му­че­ни­че­ским по­дви­гом дол­жен был ис­ку­пить на­след­ствен­ный грех кня­же­ских усо­биц.

1 ав­гу­ста 1146 г. умер князь Все­во­лод, гор­де­ли­вое кня­же­ние ко­то­ро­го не лю­би­ли ки­ев­ляне, но оно по­слу­жи­ло для воз­буж­де­ния нена­ви­сти к его бра­ту Иго­рю и всем Оль­го­ви­чам. Св. Игорь, про­тив во­ли во­вле­чен­ный в са­мый центр со­бы­тий, стал невин­ной жерт­вой на­рас­тав­шей нена­ви­сти. Под Ки­е­вом про­изо­шла бит­ва меж­ду вой­ска­ми кня­зя Иго­ря и Изя­с­ла­ва Мсти­сла­ви­ча, и ки­ев­ские вой­ска в раз­гар сра­же­ния пе­ре­шли на сто­ро­ну Изя­с­ла­ва. Че­ты­ре дня Игорь Оль­го­вич скры­вал­ся в бо­ло­тах око­ло Ки­е­ва. Там его взя­ли в плен, при­вез­ли в Ки­ев и по­са­ди­ли в «по­руб». Это слу­чи­лось 13 ав­гу­ста. Все его кня­же­ние про­дол­жа­лось все­го две неде­ли.

В по­ру­бе (это был хо­лод­ный бре­вен­ча­тый сруб без окон и две­рей; чтобы осво­бо­дить из него че­ло­ве­ка, на­до бы­ло «вы­ру­бить» его от­ту­да) мно­го­стра­даль­ный князь тя­же­ло за­бо­лел и был бли­зок к смер­ти. В этих усло­ви­ях про­тив­ни­ки кня­зя раз­ре­ши­ли «вы­ру­бить» его из за­то­че­ния и по­стричь в схи­му в Ки­ев­ском Фе­о­до­ров­ском мо­на­сты­ре. Бо­жи­ей по­мо­щью князь вы­здо­ро­вел и, остав­шись ино­ком мо­на­сты­ря, про­во­дил вре­мя в сле­зах и мо­лит­ве. Но год спу­стя, в 1147 г., ки­ев­ское ве­че, же­лая ото­мстить ро­ду Оль­го­ви­чей, по­ста­но­ви­ло рас­пра­вить­ся с кня­зем-ино­ком. Мит­ро­по­лит и ду­хо­вен­ство, пра­вив­ший в Ки­е­ве князь Изя­с­лав Мсти­сла­вич и осо­бен­но его брат князь Вла­ди­мир ста­ра­лись вра­зу­мить и предот­вра­тить это бес­смыс­лен­ное кро­во­про­ли­тие, спа­сти свя­то­го му­че­ни­ка.

Вос­став­шие во­рва­лись в храм во вре­мя ли­тур­гии, схва­ти­ли мо­лив­ше­го­ся пред ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри св. Иго­ря и по­та­щи­ли его на рас­пра­ву. Оже­сто­че­ние тол­пы бы­ло столь ве­ли­ко, что да­же мерт­вое те­ло стра­даль­ца под­верг­ли из­би­е­нию и по­ру­га­нию. Ко­гда ве­че­ром то­го же дня те­ло бла­жен­но­го Иго­ря бы­ло пе­ре­не­се­но в цер­ковь свя­то­го Ми­ха­и­ла, «Бог явил над ним зна­ме­ние ве­ли­ко, за­жглись све­чи все над ним в церк­ви той». На дру­гое утро свя­той стра­да­лец был по­гре­бен в мо­на­сты­ре св. Си­мео­на, на окра­ине Ки­е­ва. В 1150 г. князь Чер­ни­гов­ский Свя­то­слав Оль­го­вич пе­ре­нес мо­щи сво­е­го бра­та в Чер­ни­гов и по­ло­жил в Спас­ском со­бо­ре. Чу­до­твор­ная ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри, пе­ред ко­то­рой мо­лил­ся му­че­ник пе­ред би­е­ни­ем, ста­ла на­зы­вать­ся Иго­рев­ской, празд­но­ва­ние ей 5/18 июня.

Полное житие житие благоверного князя Игоря (в Крещении Георгия, в иночестве Гавриила) Черниговского и Киевского

Се­ре­ди­на XII ве­ка бы­ла для Ру­си скорб­ным вре­ме­нем непре­рыв­ных меж­до­усоб­ных бра­ней за Ки­ев­ское кня­же­ние двух кня­же­ских груп­пи­ро­вок: Оль­го­ви­чей и Мсти­сла­ви­чей. Все они бы­ли в близ­ком род­стве, все – пра­вну­ки Яро­сла­ва Муд­ро­го. Мсти­сла­ви­чи на­зы­ва­лись по име­ни сво­е­го от­ца – свя­то­го Мсти­сла­ва Ве­ли­ко­го († 1132), сы­на Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха (от­сю­да дру­гое их на­зва­ние «Мо­но­ма­ши­чи»). Оль­го­ви­чи на­зы­ва­лись по име­ни Оле­га Свя­то­сла­ви­ча († 1115), про­зван­но­го за свою горь­кую судь­бу «Го­ри-сла­ви­чем». Олег Го­ри­сла­вич был сын Ки­ев­ско­го кня­зя Свя­то­сла­ва († 1076), ко­то­рый участ­во­вал в 1072 го­ду в пе­ре­не­се­нии мо­щей свя­тых стра­сто­терп­цев Бо­ри­са и Гле­ба (све­де­ния 2 мая) и во­шел в ис­то­рию Рус­ской Церк­ви как вла­де­лец двух за­ме­ча­тель­ней­ших бо­го­слов­ских сбор­ни­ков то­го вре­ме­ни – «Из­бор­ни­ка Свя­то­сла­ва» 1073 г. и «Из­бор­ни­ка» 1076 г.

В неко­то­рых древ­них ме­ся­це­сло­вах и сам князь Свя­то­слав по­чи­тал­ся угод­ни­ком Бо­жи­им, но осо­бен­но про­сла­ви­лись два его вну­ка: пре­по­доб­ный Ни­ко­ла Свя­то­ша († 1143) и дво­ю­род­ный брат его, сын Оле­га Го­ри­сла­ви­ча, – свя­той князь-му­че­ник Игорь Оль­го­вич († 1147).

Пре­по­доб­ный Ни­ко­ла Свя­то­ша и свя­той Игорь Оль­го­вич пред­став­ля­ют два раз­лич­ных пу­ти хри­сти­ан­ской свя­то­сти в Древ­ней Ру­си. Пре­по­доб­ный Ни­ко­ла, от­рек­ший­ся от ми­ра и кня­же­ских обя­зан­но­стей, стал про­стым ино­ком и мир­но по­чил, про­ве­дя по­чти со­рок лет в мо­на­сты­ре. Свя­той Игорь, во­лей Бо­жи­ей всту­пив­ший в борь­бу за Ки­ев­ское кня­же­ние, му­че­ни­че­ским по­дви­гом дол­жен был ис­ку­пить на­след­ствен­ный грех кня­же­ских усо­биц.

В 1138 го­ду ве­ли­ким кня­зем Ки­ев­ским стал стар­ший брат Иго­ря Все­во­лод Оль­го­вич (пра­дед свя­то­го Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го). Хо­тя его кня­же­ние дли­лось все­го несколь­ко лет и бы­ло на­пол­не­но непре­рыв­ны­ми вой­на­ми, князь счи­тал Ки­ев сво­им на­след­ствен­ным кня­же­ством и ре­шил пе­ре­дать его в на­след­ство сво­е­му бра­ту Иго­рю. Он ссы­лал­ся при этом на при­мер Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха и го­во­рил, как бы на­роч­но под­за­до­ри­вая Мо­но­ма­ши­чей: «Вла­ди­мир по­са­дил Мсти­сла­ва, сво­е­го сы­на, по­сле се­бя в Ки­е­ве, а Мсти­слав – бра­та сво­е­го Яро­пол­ка. А вот я го­во­рю: ес­ли ме­ня Бог возь­мет, то я по­сле се­бя даю Ки­ев бра­ту мо­е­му Иго­рю». Но Бог гор­дым про­ти­вит­ся. Гор­де­ли­вые сло­ва Все­во­ло­да, ко­то­ро­го и так не лю­би­ли ки­ев­ляне, ста­ли пред­ло­гом для воз­буж­де­ния нена­ви­сти про­тив его бра­та Иго­ря и всех Оль­го­ви­чей. «Не хо­тим быть в на­след­стве», – ре­ши­ло ки­ев­ское ве­че. Зло­ба и гор­ды­ня кня­зя вы­зва­ли от­вет­ную зло­бу и гор­ды­ню ки­ев­лян: свя­той Игорь, про­тив во­ли во­вле­чен­ный в са­мый центр со­бы­тий, стал невин­ной жерт­вой на­рас­тав­шей нена­ви­сти.

Гроз­ные со­бы­тия раз­во­ра­чи­ва­лись стре­ми­тель­но. 1 ав­гу­ста 1146 го­да умер князь Все­во­лод, и ки­ев­ляне це­ло­ва­ли крест Иго­рю как но­во­му кня­зю, а Игорь це­ло­вал крест Ки­е­ву – спра­вед­ли­во пра­вить на­ро­дом и за­щи­щать его. Но, пре­сту­пив крест­ное це­ло­ва­ние, ки­ев­ские бо­яре сра­зу же при­зва­ли Мсти­сла­ви­чей с вой­ском. Под Ки­е­вом про­изо­шла бит­ва меж­ду вой­ска­ми кня­зя Иго­ря и Изя­с­ла­ва Мсти­сла­ви­ча. Еще раз на­ру­шив крест­ное це­ло­ва­ние, ки­ев­ские вой­ска в раз­гар сра­же­ния пе­ре­шли на сто­ро­ну Изя­с­ла­ва. Че­ты­ре дня Игорь Оль­го­вич скры­вал­ся в бо­ло­тах око­ло Ки­е­ва. Там его взя­ли в плен, при­вез­ли в Ки­ев и по­са­ди­ли в по­руб. Это бы­ло 13 ав­гу­ста, все его кня­же­ние про­дол­жа­лось две неде­ли.

В «по­ру­бе» (это был хо­лод­ный бре­вен­ча­тый сруб без окон и две­рей; чтобы осво­бо­дить из него че­ло­ве­ка, на­до бы­ло «вы­ру­бить» его от­ту­да) мно­го­стра­даль­ный князь тя­же­ло за­бо­лел. Ду­ма­ли, что он умрет. В этих усло­ви­ях про­тив­ни­ки кня­зя раз­ре­ши­ли «вы­ру­бить» его из за­то­че­ния и по­стричь в схи­му в Ки­ев­ском Фе­о­до­ров­ском мо­на­сты­ре. Бо­жи­ей по­мо­щью князь вы­здо­ро­вел и, остав­шись ино­ком мо­на­сты­ря, про­во­дил вре­мя в сле­зах и мо­лит­ве.

Читайте также  Басмачество и гражданская война

Борь­ба за Ки­ев про­дол­жа­лась. Воз­буж­да­е­мая гор­ды­ней и ослеп­лен­ная нена­ви­стью, ни од­на из сто­рон не хо­те­ла усту­пать. Же­лая ото­мстить ро­ду Оль­го­ви­чей, а за­од­но и всем кня­зьям, ки­ев­ское ве­че год спу­стя, в 1147 го­ду, по­ста­но­ви­ло рас­пра­вить­ся с кня­зем-ино­ком.

Мит­ро­по­лит и ду­хо­вен­ство ста­ра­лись вра­зу­мить и оста­но­вить их. Пра­вив­ший в Ки­е­ве князь Изя­с­лав Мсти­сла­вич и осо­бен­но его брат князь Вла­ди­мир пы­та­лись предот­вра­тить это бес­смыс­лен­ное кро­во­про­ли­тие, спа­сти свя­то­го му­че­ни­ка, но са­ми под­верг­лись опас­но­сти со сто­ро­ны оже­сто­чен­ной тол­пы.

Вос­став­шие во­рва­лись в храм во вре­мя Свя­той ли­тур­гии, схва­ти­ли мо­лив­ше­го­ся пред ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри Иго­ря и по­та­щи­ли его на рас­пра­ву. В во­ро­тах мо­на­сты­ря тол­пу оста­но­вил князь Вла­ди­мир. И ска­зал ему Игорь: «Ох, бра­те, ку­да ты?» Вла­ди­мир же со­ско­чил с ко­ня, же­лая по­мочь ему, и по­крыл его корз­ном (кня­же­ским пла­щом) и го­во­рил ки­ев­ля­нам: «Не уби­вай­те, бра­тья». И вел Вла­ди­мир Иго­ря до дво­ра ма­те­ри сво­ей, и ста­ли бить Вла­ди­ми­ра». Так по­вест­ву­ет ле­то­пись. Вла­ди­мир успел втолк­нуть Иго­ря во двор и за­тво­рить во­ро­та. Но лю­ди вы­ло­ми­ли во­ро­та и, уви­дев Иго­ря «на се­нях» (кры­тая га­ле­рея вто­ро­го эта­жа в древ­нем ки­ев­ском те­ре­ме), раз­би­ли се­ни, ста­щи­ли свя­то­го му­че­ни­ка и уби­ли на ниж­них сту­пе­нях лест­ни­цы. Оже­сто­че­ние тол­пы бы­ло столь ве­ли­ко, что мерт­вое те­ло стра­даль­ца под­верг­ли из­би­е­нию и по­ру­га­нию, его во­ло­чи­ли ве­рев­кой за но­ги до Де­ся­тин­ной церк­ви, бро­си­ли там на те­ле­гу, от­вез­ли и «по­верг­ли на тор­гу».

Так свя­той му­че­ник пре­дал Гос­по­ду дух свой, «и со­влек­ся ри­зы тлен­на­го че­ло­ве­ка, и в нетлен­ную и мно­го­стра­даль­ную ри­зу Хри­ста об­лек­ся». Ко­гда ве­че­ром то­го же дня те­ло бла­жен­но­го Иго­ря бы­ло пе­ре­не­се­но в цер­ковь свя­то­го Ми­ха­и­ла, «Бог явил над ним зна­ме­ние ве­ли­ко, за­жглись све­чи все над ним в церк­ви той». На дру­гое утро свя­той стра­да­лец был по­гре­бен в мо­на­сты­ре свя­то­го Си­мео­на на окра­ине Ки­е­ва.

В 1150 го­ду князь Чер­ни­гов­ский Свя­то­слав Оль­го­вич пе­ре­нес мо­щи сво­е­го бра­та, свя­то­го Иго­ря, в Чер­ни­гов и по­ло­жил в Спас­ском со­бо­ре.

Чу­до­твор­ная ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри, име­ну­е­мая Иго­рев­ская, пред ко­то­рой мо­лил­ся му­че­ник пред уби­е­ни­ем, на­хо­ди­лась в Ве­ли­кой Успен­ской церк­ви Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ры (празд­но­ва­ние ей 5 июня).

Иное жизнеописание благоверного князя Игоря (в Крещении Георгия, в иночестве Гавриила) Черниговского и Киевского

Ве­ли­кий князь Ки­ев­ский Игорь Оль­го­вич, в Свя­том Кре­ще­нии Ге­ор­гий, в 1146 го­ду был раз­гром­лен и взят в плен кня­зем Изя­с­ла­вом и за­то­чен в од­ном из мо­на­сты­рей Пе­ре­я­с­лав­ля Рус­ско­го или Юж­но­го (ныне Пе­ре­я­с­лав-Хмель­ниц­кий). Вда­ли от су­е­ты ми­ра се­го, тя­же­ло боль­ной, он стал рас­ка­и­вать­ся в сво­их гре­хах и про­сил раз­ре­шить ему по­стричь­ся в мо­на­хи. 5 ян­ва­ря 1147 г. епи­скоп Пе­ре­я­с­лав­ский Ев­фи­мий по­стриг его в ино­че­ство с име­нем Гав­ри­ил. Вско­ре он вы­здо­ро­вел и был пе­ре­ве­ден в Ки­ев­ский Фе­о­до­ров­ский мо­на­стырь, где при­нял схи­му с име­нем Иг­на­тий и все­це­ло пре­дал­ся ино­че­ским по­дви­гам.

Но дух бра­то­убий­ствен­ной нена­ви­сти бу­ше­вал над Ки­е­вом. Чер­ни­гов­ские кня­зья, дво­ю­род­ные бра­тья Иго­ря, за­мыс­ли­ли за­ма­нить Изя­с­ла­ва Ки­ев­ско­го в сов­мест­ный по­ход – с тем, чтобы за­хва­тить его или убить. За­го­вор от­крыл­ся, ко­гда князь был уже на пу­ти к Чер­ни­го­ву. Воз­му­щен­ные ки­ев­ляне, узнав о ко­вар­стве чер­ни­гов­цев, об­ру­ши­ли месть на ни в чем непо­вин­но­го кня­зя-схим­ни­ка. 19 сен­тяб­ря 1147 г. свя­той Игорь был звер­ски убит.

Гос­подь про­сла­вил стра­даль­ца чу­де­са­ми. По бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Кли­мен­та Смо­ля­ти­ча игу­мен Фе­о­до­ров­ско­го мо­на­сты­ря Ана­ния со­вер­шил по­гре­бе­ние стра­сто­терп­ца в хра­ме ки­ев­ско­го Си­мо­нов­ско­го мо­на­сты­ря. 5 июня 1150 г., ко­гда ки­ев­ский стол был за­нят Юри­ем Дол­го­ру­ким, его со­юз­ник, князь Чер­ни­гов­ский Свя­то­слав Оль­го­вич, род­ной брат уби­ен­но­го Иго­ря, тор­же­ствен­но пе­ре­нес свя­тые мо­щи кня­зя Иго­ря на ро­ди­ну, в Чер­ни­гов, где они бы­ли по­ло­же­ны в ра­ку «с те­ре­мом» в ка­фед­раль­ном Спас­ском со­бо­ре. То­гда же бы­ло уста­нов­ле­но празд­но­ва­ние па­мя­ти свя­то­го.

Великий князь Руси Игорь Рюрикович и тайна его гибели

В летописи о последних днях князя сказано следующее: «Сказала дружина Игорю: «Отроки Свенельда изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдём, князь, с нами за данью, и ты добудешь, и мы». И послушал их Игорь – пошёл к древлянам за данью, и прибавил к прежней дани новую, и творили насилие над ними мужи его. Взяв дань, пошёл он в свой город. Когда же шёл он назад, поразмыслив, сказал своей дружине: «Идите домой, а я возвращусь и пособираю ещё». И отпустил свою дружину домой, а сам с малой дружиной вернулся, желая большего богатства». Дальше сюжет всем известен по школьным учебникам истории, древляне на вече решили: «Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит». Древляне организовали засаду и убили князя и его дружинников, «так как было их мало».

Картина образная, яркая, запоминающаяся. В результате мы с детства знаем, что великий князь русский Игорь – это алчный и глупый грабитель (сунулся с малым числом воинов к уже ограбленному племени), бездарный полководец (сюжет сожжения русского флота «греческим огнём» в 941 году), никудышный правитель, который не принёс пользы Руси.

Правда, если рассуждать здраво и помнить о субъективности исторических письменных источников, которые всегда писались под заказ, то можно заметить несколько несоответствий. Дружина говорит великому князю, «а мы наги». Всего год назад – в 944 году византийцы, испугавшись мощи войска Игоря дали ему огромную дань. Князь «взял с греков золота и шелка на всех воинов». Да и вообще смешно говорить о том, что дружина великого князя (военная элита того времени) «нага». К тому же летопись сообщает, что Игорь взял с Византии «дань, какую Олег брал и ещё». Олег брал по 12 гривен серебра на брата (гривна равнялась примерно 200 грамм серебра). Для сравнения хороший конь стоил 2 гривны. Боевая морская ладья с набойными бортами – 4 гривны. Понятно, что после такого богатства, «сокровища» древлян – мёд и меха – это обычная дань (налог).

Следующее несоответствие – образ «неудачливого князя», бездарного полководца. За долгие годы своего правления (правил с 912 года – погиб в 945 году), Игорь проиграл всего одну битву – в 941 году. Причём соперником русов была мировая держава того времени, обладавшая передовыми военными технологиями – Византия. К тому же, победа была одержана византийцами из-за отсутствия фактора неожиданности – греки успели хорошо подготовиться к битве (о нападении русов сообщили болгары), и использования мощнейшего оружия того времени. Это был т. н. «греческий огонь» — горючая смесь, которую применяли в военных целях, его точный состав неизвестен. От этого оружия не было защиты, горючая смесь горела даже на воде. Надо учесть и тот факт, что военная кампания в целом была выиграна Игорем. Уже через три года великий князь собрал новое войско, пополнил его варягами, заключил союз с печенегами и двинулся на врага. Византийцы испугались и направили посольство с просьбой о мире. Князь взял богатую дань и заключил мирный договор. Игорь проявил себя не только как воин, но и как дипломат – зачем воевать, если враг сам предлагает выгодный мир? Не забыл он и предательство болгар, он «повелел печенегам воевать Болгарскую землю».

Почему князь Игорь приказывает печенегам? Ответ есть и также не укладывается в образ «грабителя и авантюриста». В 915 году, когда «пришли впервые печенеги на Русскую землю», великий князь смог принудить их к миру. Понятно, что если бы Русская земля была слабой, ситуация сложилась бы иным образом. Как в те времена, так и сейчас, народы понимают только язык силы. Печенеги откочевали к Дунаю. В 920 году в летописи о печенегах есть ещё одна фраза – «Игорь воеваша на печенегов». Обратите внимание – не отбил набег, не в Русской земле сражался с ними, а «воевал на печенегов», т. е. сам пошёл на них и победил. В результате печенеги решатся испробовать силы Руси только в 968 году. К тому же, если участь тот факт, что Игорь мог в 944 году «повелеть» печенегам воевать Болгарскую землю, они были в вассальной зависимости от Руси. По крайней мере, часть племён. Это подтверждает и участие вспомогательных печенежских сил в войнах Святослава. 48 лет (два поколения) печенеги не смели трогать русские земли. Это говорит о многом. Всего одна строка – «Игорь воеваша на печенегов», и целый забытый подвиг русского воинства. Удар был такой мощи, что смелые воины степей два (!) поколения боялись нападать на Русь. Для сравнения, половцы, пришедшие позже печенегов, за сто пятьдесят лет сделали только пятьдесят крупных нападений на русские земли. Это не говоря о мелких рейдах, которые и не считали. А если взять период правления крестителя Руси Владимира Святославича, то ему пришлось сооружать линию крепостей по южным рубежам государства, сгонять туда ратников со всех концов державы. При Владимире отношения Руси со Степью резко ухудшились – шла непрестанная «великая брань» с печенегами, которые почти ежегодно прорывались к киевским предместьям. По данным византийского императора Константина VII Багрянородного, печенежские орды кочевали на расстоянии всего одного дня пути от Руси.

Иноземные источники подтверждают мнение о мощи Руси во времена правления великого князя Игоря. Арабский географ и путешественник X века Ибн-Хаукаль называет печенегов «остриём в руках русов», которое Киев обращает куда захочет. Арабский историк, географ Аль-Масуди называет Дон – «Русской рекой», а Чёрное море – «Русским, потому что по нему, кроме русов, никто не смеет плавать». Это во время правления Игоря Старого. Византийский писатель, историк Лев Диакон называет Боспор Киммерийский (современная Керчь) русской базой, оттуда Игорь водил свой флот на Византийскую империю. Из договора с Византией от 944 года понятно, что Русь при Игоре контролировала и устье Днепра, и проходы в Крым из степи.

Спрашивается, кто великий государственный деятель? Игорь, которому платила дань могучая Византийская империя, печенеги были «острием его оружия» и два поколения не смели тревожить русских пределов, правитель сделавший Дон «Русской рекой». Или Владимир «Святой» — участник братоубийственной междоусобной войны, владевший сотнями наложниц и строившим остроги на Десне от печенегов, которые кочевали в дне пути от русских городов.

Читайте также  Этапы закрепощения крестьян (таблица)

Загадка гибели Игоря и роль Ольги

Спрашивается, как великий государь, полководец и дипломат, бравший с греков золотом, серебром и шелками, попался в ловушку, созданную жадностью его воинов? По мнению историка Льва Прозорова, Игоря убили не древляне, а варяжская дружина, которая преимущественно состояла из христиан. Об этом говорят несколько фактов. Во-первых, настоящая русская дружина не оставила бы князя. Дружина и князь были единым целым. Дружинники не могли оставить князя во враждебной земле. Дружина князя понесла значительный урон в 941 году. Поэтому для сбора дани он взял варяжские отряды и «малую дружину». Во-вторых, войско Игоря перед походом на Византию 944 году была пополнено варягами. После второго похода на Византию в договоре 944 года упоминается, что значительная часть русов присягает в соборной церкви Ильи-пророка на Киевском Подоле. Летопись поясняет: «Ибо многие варяги христиане». В-третьих, жадность (официальная причина гибели Игоря и малой дружины) не была свойственна русам и вообще язычникам севера Европы. Русы, славяне всегда изумляли инородцев своей щедростью и бескорыстием, которая часто переходила в расточительность. Христиане-германцы, христиане-поляки наоборот отличались жадностью к добыче. В-четвертых, византийский автор Лев Диакон пишет, что Игоря убили «германцы», а христианство на берегах Варяжского моря тогда называли «Немецкой верой».

Интересен и факт возвращения дружины в Киев, князь и его ближайшие соратники убиты, а воины живые и здоровые вернулись. Их не наказывают, и их нелепая история становится официальной версией. Ясно, что у убийства был заказчик. Христианская община Киева в то время чувствовала себя хорошо, ещё князь Аскольд принял христианскую веру, при Игоре появляется соборная церковь. Был у христианской общины и высокий покровитель – княгиня Ольга, жена Игоря. Официально считается, что в то время она была язычницей, и приняла крещение от рук византийского императора Константина. Но византийские источники не подтверждают эту версию.

Ещё больше вопросов вызывает «месть» Ольги. Она якобы мстила за мужа «по жестокому языческому обычаю». Надо отметить, что по языческим обычаям кровная месть была делом узкого круга мужчин – это брат, сын, отец убитого, сын брата или сын сестры. Женщины как мстители не рассматривались. Кроме того, в то время дела христиан были не менее (а то и более ужасны), чем язычников. К примеру, христианский император Юстиниан Великий на столичном ипподроме приказал вырезать 50 тыс. восставших христиан, а император Василий II приказал казнить 48 тыс. пленных болгар (также христиан).

Удивляет число погибших, только на «кровавом пиру», согласно летописи, убили 5 тыс. упившихся греческим вином древлян. По тому, как Ольга спешит и числу убитых, складывается впечатление, что это не месть, а «зачистка» возможных свидетелей. Правда, видимо, мы никогда не узнаем, была ли Ольга среди организаторов этого убийства, или её использовали «втёмную» агенты Константинополя, которые действовали через христианские общины Киева и Древлянской земли.

Киевский князь Игорь Рюрикович, его биография и правление

Князь Игорь Рюрикович является вторым представителем рода Рюриковых и первым русским правителем, о котором упоминается сразу в нескольких иностранных источниках. Кроме того, он стал главным героем «Слова о полку Игореве», одного из первых произведений древнерусской литературы. Практически все годы своего правления Игорь потратил на военные походы, хотя правил он практически половину жизни.

До восшествия на трон

Киевский князь Игорь Рюрикович родился в 878 году. Он стал третьим князем на Руси и первым русским князем, о котором одновременно написали западные и византийские источники. Это позволяет считать Игоря реальной личностью, поскольку его существование имеет письменное подтверждение.

Его отцом был Рюрик Великий — призванный на Русь варяг, новгородский князь и основатель княжеской династии Рюриковичей. Он умер в 879 году, оставив после себя малолетнего Игоря предположительно от норвежской княжны Ефанды. Впрочем, некоторые биографии сообщают, что у Рюрика было несколько жен и детей, но о других претендентах на трон ничего не известно.

На момент смерти Рюрика его сыну исполнился всего год. Регентом был назначен родственник князя Олег — новгородский князь и, возможно, шурин (брат Ефанды) умершего государя. Первым делом нового правителя стал поход на Киев. Там он обманом выманил из крепости киевских князей, варягов Аскольда и Дира, убил их и посадил на трон Игоря. По некоторым источникам Олег упомянул, что Аскольд и Дир не принадлежат к княжескому роду и, в отличие от Игоря, не имеют прав на престол.

Также при княжении Олега произошли следующие события:

  1. Перенос столицы Руси в Киев. На Новгород, бывшую столицы, была наложена дань.
  2. В 882 году захватил Смоленск и Любеч, посадив на престол своих наместников.
  3. В 907 году Олег совершил поход на Византию, который закончился победой Руси. На время его отсутствия киевский трон занимал Игорь. Через 4 года был заключен новый мирный договор.

Помимо этого, князь подчинил несколько племенных союзов — древлян, радимичей, северян. В основном Вещий Олег действовал от лица маленького Игоря, но в некоторых документах, например в договоре с Византией от 911 года, упоминается как полноправный государь.

В 912 году Олег умер от укуса змеи. Однако и дата, и обстоятельства его смерти весьма условны: этот год упоминается источниками, как дата смерти антагониста Олега — византийского императора Льва VI. Другие источники упоминают 922 год.

Польский историк Фризе в XVIII веке упоминал о сыне Олега Вещего, Олеге Моравском, который был вынужден покинуть Русь в ходе борьбы с Игорем. Но другие специалисты эту версию не поддерживают.

Годы правления

На престол Игорь Рюрикович взошел в возрасте 33 лет после смерти предшественника. Согласно летописи, его правление длилось 33 года и в основном состояло из военных походов.

В правление князя Игоря произошли следующие события:

  1. 914 — военный поход против древлян. После победы князь обложил их данью, размеры которой превышали прошлую, собираемую Олегом.
  2. 915 — на Руси впервые появились печенеги: они шли на помощь Византии в борьбе против болгар. Игорь не решился бороться с ними.
  3. 920 — первый военный поход против печенегов.
  4. 941−944 — Византийские походы.

Осенью 945 года дружина князя, недовольная скромным содержанием, потребовала организовать новый поход к древлянам за данью. Поскольку древляне не входили в состав войска, потерпевшего поражение в битве с Византией, с их помощью Игорь надеялся немного наполнить казну. Сумма была увеличена по желанию правителя, а при сборе дани дружина занималась грабежами людей.

Возвращаясь в Киев, Игорь неожиданно повернул обратно. С небольшим количеством войска он пришел к древлянам вновь, потребовав дополнительной дани. Те рассердились и схватили Игоря. Его казнь произошла в столице Искоростени, где после его и похоронили.

Война с Византией

В 941−944 годах князь совершил несколько походов на Константинополь. В это же время он впервые упоминается в византийских и европейских письменных источниках, становится таким образом первым русским правителем, упомянутым в иностранных книгах.

Поход проходил в несколько этапов:

  1. В 941 году русский флот напал на Византию, но для вторых его появление не стало неожиданностью. Применив «греческий огонь» (специальную горючую смесь, которой стреляли из полых бревен по вражеским кораблям), Константинополь в июне победил.
  2. Следующие 3 месяца продолжались боевые действия, но все они были неудачными. В результате уцелевшая часть войска ушла в Малую Азию. Там они разграбили побережье Черного моря, перебили много людей и сожгли храмы, пока не подошли войска Византии (более 40 тысяч воинов). 15 сентября 941 года русичи были разбиты при попытке вырваться и уплыть на родину.
  3. Вторая попытка была предпринята в 943 году, но пишут о ней только российские летописи. Иностранные источники не упоминают об этом событии. Собрав новое войско и наняв печенегов, князь с огромным войском отправился на Царьград: большая часть шла сушей, меньшая — плыла морем. Но до самого города он не дошел: предупрежденный о походе император выслал навстречу врагам послов. Встреча произошла на Дунае: получив богатый откуп, Игорь с дружиной ушел. Печенеги были отправлены на войну с болгарами. Считается, что на решение князя повлияло недавнее поражение и совет дружины не воевать, если предлагают дань.

На следующий год после второго похода византийский император Роман прислал к Игорю послов для продления мирного договора, какой касался военных и торговых отношений. Документ регулировал условия пребывания русских купцов, устанавливал точную плату за выкуп пленных, определял положения взаимопомощи между странами.

Семья и наследие

Истории известно только об одной супруге Игоря — Ольге, с которой тот познакомился в молодом возрасте. К сожалению, даже дата ее рождения и происхождение неизвестны точно: если верить самой распространенной версии, то свадьба князя и Ольги произошла, когда девушке едва исполнилось 13 лет, но первого сына она родила будучи очень старой, в возрасте 52 лет.

После смерти Игоря Рюриковича наследником стал его сын Святослав Игоревич, которому на тот момент было всего 3 года. Регентом при князе стала его мать, которая не только мудро управляла государством, но и жестоко отомстила за смерть мужа: перебила послов-древлян, добивавшихся ее руки, спалила Искоростень и обложила их данью.

Судя по договору с Византией, у Игоря были и другие родственники: племянники Игорь Младший и Акуна, а также другие родственники со славянскими именами. Вероятнее всего, они не имели своих земель и проживали в Киеве. Их судьба неизвестна.

Киевский князь Игорь Рюрикович, сын первого русского правителя Рюрика, прожил примерно 67 лет, правил около 33 лет. К сожалению, о тех временах сохранилось крайне мало письменных источников, а потому даже точная дата рождения князя неточна. На время его правления пришлось несколько военных походов против Византии, к сожалению, не всегда удачных.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: