Массовое движение в 30 — 40-х годах xix века

Общественное движение 40-х годов XIX века

Западники и славянофилы

В 40-х годах XIX в. в русском общественном движении складывается буржуазно-либеральное течение, выражавшее интересы буржуазии и передовых помещиков. Представителями этого течения были западники. К ним относились

  • ученые-историки С. М. Соловьев, К. Д. Кавелин;
  • писатели И. И. Панаев, В. П. Боткин и другие.

Западники критиковали крепостничество, высказывались за отмену крепостного права, свободу слова, печати, конституционный строй. Но западники идеализировали капиталистические порядки, преклонялись перед буржуазным государственным строем. Они были противниками революции и социализма. Достигнуть буржуазного устройства они хотели путем мирных реформ, добиваясь отдельных уступок со стороны царизма. К западникам некоторое время примыкали Белинский и Герцен, составляя левое крыло этого течения.

Другим общественным течением этого времени было славянофильство. Идейным вождем славянофилов

  • был А. С. Хомяков,
  • а наиболее активными представителями — два сына известного писателя С. Т. Аксакова, Иван и Константин Аксаковы, и другие.

Это были дворяне-помещики, понимавшие, что крепостное право изжило себя. Но, критикуя крепостнические порядки и предлагая отменить крепостное право, славянофилы боялись буржуазного развития, так как считали, что оно ведет к революции.

Недостатки существующего строя они связывали с тем, что Россия отступила от «самобытного пути» развития. Виновником этого они считали Петра Великого, который будто бы насильственно повернул Россию на путь Запада и ввел чуждые русскому народу западные порядки. Славянофилы призывали восстановить патриархальные обычаи и порядки допетровской Руси. Это был реакционный призыв.

Славянофилы отражали интересы тех помещиков, которые перед угрозой крестьянской революции в стране готовы были пойти на отмену крепостного права «сверху», царским самодержавием, но при этом они отстаивали право сохранить в руках помещиков землю и возможность эксплуатировать «свободных» крестьян. Между западниками и славянофилами происходили в 40-х годах ожесточенные споры, которые имели большое общественное значение, так как речь шла о путях дальнейшего развития России. Эти споры находили отражение и в литературе, и в искусстве, и в науке.

Славянофилам и западникам, выражавшим взгляды дворянства и буржуазии, противостояли Белинский и Герцен. Они представляли формирующийся лагерь революционной демократии, защищавший интересы народных масс.

Петрашевцы

В 40-х годах XIX в. в России наступил некоторый подъем общественного движения. Вслед за Белинским и Герценом на борьбу с самодержавием поднималось новое поколение революционной молодежи. Наибольшее значение имела деятельность кружка петрашевцев, получившего свое название по фамилии его руководителя Михаила Васильевича Буташевича-Петрашевского (1821-1866). Этот кружок возник в 1845 г. Члены кружка (студенты, учителя, чиновники, литераторы) собирались по пятницам на квартире Петрашевского. Здесь разгорались жаркие споры, обсуждались политические новости, прочитанные книги. «Пятницы» Петрашевско-го приобрели большую популярность. На них бывали писатели

  1. М. Е. Салтыков-Щедрин,
  2. Ф. М. Достоевский,
  3. поэты А. Н. Плещеев,
  4. А. Н. Майков и многие другие.

Члены кружка создали коллективную библиотеку революционных книг. Они пропагандировали социалистические идеи, прибегая при этом к эзоповскому (иносказательному) языку, который, однако, был понятен современникам.

Петрашевцы осуждали самодержавие и крепостной строй и мечтали о социалистическом устройстве будущего русского общества. Будучи социалистами-утопистами и не понимая законов общественного развития, они надеялись, что Россия может миновать стадию капитализма и сразу после революции прийти к социализму. В отличие от западноевропейских социалистов-утопистов петрашевцы призывали к революционным действиям против царизма.

Кружки петрашевцев возникали также в Москве, Тамбове, Казани, Киеве и других городах. В общей сложности они охватывали несколько сот человек.

Большой отклик в России получила революция 1848 г. во Франции, Германии, Венгрии и других европейских странах. Она вызвала страх в стане крепостников. Напугала она и русских либералов, которые поторопились заявить о своей преданности правительству. Напротив, народ и революционные круги встретили ее с горячим сочувствием. В 1848-1849 гг. усилились крестьянские волнения. Петрашевцы попытались создать на основе своих кружков тайное общество для непосредственной подготовки революции в России. Они разрабатывали планы крестьянского восстания и начали пропаганду революционных идей в народе.

Правительство, узнавшее о деятельности петрашевцев из доноса агента III отделения, жестоко расправилось с ними. К следствию было привлечено более 100 человек; 21 человек был приговорен к смертной казни, остальные — к различным срокам каторги и ссылки. Приговоренные к смертной казни пережили весь ужас ожидания смерти: их привезли на площадь, троих из них (в том числе Петрашевского) привязали к столбам, на головы им надели мешки. Однако Петрашевский сорвал мешок, заявив, что он не боится смерти, может смотреть ей в глаза. Забили барабаны, раздалась команда. и только после этого была объявлена царская «милость» — смертную казнь заменили каторгой.

Т. Г. Шевченко.

Под благотворным влиянием передовых идей Белинского и Герцена развивались общественное движение и общественная мысль. Выдающийся и великий поэт и художник, выразитель дум и чаяний народа Тарас Григорьевич Шевченко (1814-1861), будучи сыном крепостного крестьянина, он испытал всю тяжесть крепостнического рабства. На волю его выкупили передовые русские люди. Произведения Шевченко (сборник стихов «Кобзарь», поэма «Гайдамаки») звали на борьбу с поработителями народа. Творчество Шевченко имело огромное значение не только в освободительной борьбе народа, но и в общероссийском революционном движении. Освобождение украинского народа он мыслил только в союзе с русским народом и призывал их объединить усилия в борьбе за свободу.

Царизм жестоко наказал Т. Г. Шевченко. Его отдали в солдаты на 10 лет и отправили отбывать солдатскую каторгу в отдаленных гарнизонах Оренбургской степи. Расправа над Т. Г. Шевченко и петрашевцами вырвала из рядов русского общества ее лучших, наиболее энергичных революционных деятелей.

Общественное и революционное движение 30-50-х годов XIX в. имело важное историческое значение. Революционеры — последователи декабристов нанесли новые удары по самодержавию и крепостничеству. Осознав ошибки декабристов, они вплотную подошли к признанию народной революции как основного средства борьбы за освобождение народа.

ВЛИЯНИЕ В. Г. БЕЛИНСКОГО НА ПЕРЕДОВУЮ МОЛОДЕЖЬ 40—50-х ГОДОВ (Извлечение из письма И. С. Аксакова)

Много я ездил по России: «имя Белинского известно каждому сколько-нибудь мыслящему юноше, всякому, жаждущему свежего воздуха среди вонючего болота провинциальной жизни. Нет ни одного учителя гимназии в губернских городах, который бы не знал наизусть письма Белинского к Гоголю, в отдельных краях России только теперь еще проникает это влияние и увеличивает число прозелитов. Тут нет ничего странного. Всякое резкое отрицание нравится молодости, всякое негодование, всякое требование простора, правды принимаются с восторгом там, где сплошная мерзость, гнет, рабство, подлость . грозят поглотить человека, осадить, убить в нем все человеческое. «Мы Белинскому обязаны своим спасением»,- говорят мне везде молодые честные люди в провинции. И в самом деле, в провинции вы можете видеть два класса людей: с одной стороны, взяточников, чиновников в полном смысле этого слова, жаждущих лент, крестов и чинов, помещиков, презирающих идеологов, привязанных к своему барскому достоинству и крепостному праву, вообще довольно гнусных. Вы отворачиваетесь от них, обращаетесь к другой стороне, где видите людей молодых, честных, возмущающихся злом и гнетом, поборников эманципации и всякого простора с идеями гуманными. И если вам нужно честного человека, способного сострадать болезням и несчастиям угнетенных, честного доктора, честного следователя, который полез бы на борьбу,- ищите таковых в провинции между последователями Белинского.

А. И. ГЕРЦЕН О РЕВОЛЮЦИИ

(Извлечение из посвящения книги «С того берега» своему сыну)

Я посвящаю тебе эту книгу.

Я нисколько не боюсь дать в твои отроческие руки этот, местами дерзкий, протест независимой личности против миросозерцания устарелого, рабского и полного лжи, против нелепых идолов, принадлежащих иному времени и бессмысленно доживающих свой век между нами, мешая одним, пугая других.

Я не хочу тебя обманывать: знай истину, как» я ее знаю; тебе эта истина пусть достанется не мучительными ошибками, не мертвящими разочарованиями, а просто по праву наследства.

. В твоей жизни придут иные вопросы, иные столкновения. в страданиях, в труде недостатка не будет.

Мы не строим, мы ломаем; мы не возвещаем нового откровения, а устраняем старую ложь. Современный человек. ставит только мост,- иной, неизвестный, будущий пройдет по нем. Ты, может, увидишь его. не останься на этом берегу. Лучше с революцией погибнуть, нежели спастись в богадельне реакции.

Читайте также  Использование химического оружия в гражданской войне

Религия революции, великого общественного пересоздания — одна религия, которую я завещаю тебе. Она без рая, без вознаграждения, кроме собственного сознания, кроме совести . Иди в свое время проповедовать ее к нам, домой: там любили когда-то мой язык и, может, вспомнят меня.

Я благословляю тебя на этот путь во имя человеческого разума, личной свободы и братской любви!

Массовое движение в 30 — 40-х годах xix века

ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ В РОССИИ 30—40-Х ГОДОВ XIX века

Пример декабристов, выступивших на открытую схватку с самодержавием, несмотря на их поражение, стал мощным стимулом для дальнейшего развития русской революционной мысли. «С высоты своей виселицы эти люди пробудили душу у нового поколения; повязка спала с глаз». Эти слова принадлежат Александру Герцену — человеку, который своей деятельностью с наибольшей полнотой воплотил преемственность, непрерывность революционного процесса в России.

Герцен, как и декабристы, принадлежал к дворянским революционерам. Но эпоха 30—40-х годов XIX в. была тем временем, когда поколение, разбуженное декабристами, преодолевая классовую ограниченность их идеологии, переосмысливая их исторический опыт, закладывало основы для наступления следующего, буржуазно-демократического этапа русского революционного движения. Шла глубокая внутренняя идеологическая подготовка новых революционных выступлений. Но и в организационном отношении это был переходный этап поисков и неудач, не давший, за редким исключением, сколько-нибудь крупных центров, способных совместить теоретические искания с замыслами активного политического действия. 30-е и особенно 40-е годы XIX в. были началом мучительных поисков правильной революционной теории, которые привели в итоге русскую революционную интеллигенцию к марксизму. Осознание роли народа в истории вело к признанию необходимости привлечения народных масс к решению исторических задач, стоящих перед Россией. Именно это становится в данный период ведущей идеей русского революционного движения.

Кружки и публицистические выступления передовой интеллигенции в 30-х годах

С разгромом декабристов было полностью покончено с созданными ими тайными революционными организациями. Но идеи, вдохновлявшие их на подвиг, продолжали жить в умах передовых людей России. Влияние этих идей сказывалось, в частности, в поэтическом творчестве молодого А. С. Пушкина. Вольнолюбивые стихи Пушкина становились средством антиправительственной агитации. У многих молодых людей — студентов, офицеров, мелких чиновников — жандармы находили тогда списки стихов, являвшихся подражанием пушкинской оде «Вольность».

Насколько острый характер приобретало использование поэзии Пушкина в политической борьбе, свидетельствует возникшее в августе 1826 г. дело штабс-капитана А. И. Алексеева, приговоренного первоначально к смертной казни за распространение изъятого цензурой текста из «Андрея Шенье». Переписанные учителем Леопольдовым, эти стихи Пушкина вместе с предсмертным письмом К. Ф. Рылеева к жене под общим заглавием «На 14 декабря» воспринимались современниками как отклик любимого поэта на казнь декабристов, хотя были написаны Пушкиным еще в январе 1825 г. Широкое распространение получили знаменитое пушкинское «Послание в Сибирь», стихи декабристов, проникнутые чувством глубокого оптимизма и непреклонной веры в конечное торжество дела свободы.

Отзвуком только что подавленного революционного выступления и в то же время смелым и страстным призывом к борьбе явилась поэзия Александра Полежаева, сына крепостной крестьянки, блестяще окончившего в 1826 г. Московский университет. Особой остротой отличалась его поэма «Сашка», по форме напоминавшая «Евгения Онегина», но по существу противопоставлявшая пушкинскому герою нового героя, бросающего вызов всякого рода гнету, всем ненавистным общественным установлениям окружающей его жизни. Угнанный царем в солдатчину, Полежаев продолжал эту идейную линию в своем творчестве, заканчивая «в поэзии первую, неудавшуюся битву свободы с самодержавием» ‘.

Наряду с распространением политических стихотворений к концу 20-х годов вырабатываются новые, более действенные формы политической агитации — появляются прокламации, так называемые «возмутительные письма», листовки, обращенные к народу. Они имели хождение даже среди крестьян и солдат провинциальных гарнизонов. При всем разнообразии оттенков содержащихся в них социальных и политических идей эти агитационные документы призывали к вооруженной борьбе с крепостниками. Исходили они иногда от отдельных лиц. Некий штабс-капитан Ситников, составивший вечевой проект политического устройства России, разослал 16 «возмутительных писем» с изложением своих конституционных идей. В ряде случаев революционной агитацией пытались заниматься группы единомышленников. В 1827 г. во Владимире чиновник Петр Осинин задумал организовать «Благоуспешно человеколюбивое общество», которое должно было «всемерно стараться об искоренении в России императорской фамилии и свойственников ее» *. В том же 1827 г. возник тайный офицерский кружок в Оренбурге, ставивший перед собой задачу реализации политической программы декабристов, но при широкой пропаганде революционных идей среди солдат, казаков и «простого народа» ’.

О проникновении декабристских идей в среду разночинной молодежи, о ее стремлении критически освоить опыт декабристов свидетельствует кружок студентов Критских.

Кружок студентов Критских

Студенчество, ряды которого все больше пополнялись разночинцами, с восторгом воспринимали подцензурную политическую поэзию. Расправа над декабристами возбудила оппозиционные настроения части студенчества, усилила его патриотическую активность. В разносословной среде студенческой молодежи зрели новые революционные замыслы. Лучшие се представители рассматривали себя прямыми продолжателями дела декабристов. Именно так понимала свое назначение и большая группа молодежи, объединившаяся вокруг трех братьев Критских, сыновей мелкого чиновника, воспитанников Московского университета. Кроме 6 участников этого кружка, к следствию по обвинению в «вольномыслии» было привлечено еще 13 лиц, знакомых с Критскими.

Кружок начал складываться в 1826 г. под непосредственным впечатлением от расправы над декабристами. «Погибель преступников 14 декабря родила в нем негодование»,— говорится в материалах следствия о побудительных причинах революционной деятельности Петра Критского. При этом подчеркивалось, что «любовь к независимости и отвращение к монархическому правлению возбудились в нем наиболее от чтения творений Пушкина и Рылеева».

Кружок Критских воспринял политическую программу декабристов, поставив своей целью «изыскивать средства для преобразования государства, ввести конституционное правление». Участники кружка говорили о необходимости цареубийства и вооруженного переворота, но в отличие от декабристов осуществление революционных преобразований они считали возможным лишь при активном участии народа. Отсюда вытекала программа их практической деятельности — сначала пропаганда для привлечения новых членов тайной организации, а в дальнейшем — агитация в массах. Особое значение придавалось при этом пропаганде среди солдат Московского гарнизона. Для распространения среди офицеров и студентов один из участников кружка Николай Лушников написал весной 1827 г. стихотворения «Друзья, не русский нами правит», «Мечта» и «Песнь русского», проникнутые революционно-патриотическими идеями.

В кружке обсуждались планы создания типографии для печатания листовок с обращением к народу, выдвигалась идея создания нелегального журнала. В годовщину коронации Николая 1 — 22 августа 1827 г.— предполагалось положить у памятника Минину и Пожарскому на Красной площади прокламацию, обличающую преступления царизма перед русским народом. Наивно преувеличивая роль своего кружка, шестеро молодых людей мечтали сделать его руководителем кумира революционной молодежи А. С. Пушкина и привлечь к участию в создаваемом обществе опального генерала А. П. Ермолова.

В результате провокации и крайней опрометчивости действий его участников кружок был разгромлен в самом начале своей деятельности. В ночь на 15 августа были арестованы Л ушников и трое братьев Критских, а затем и двое остальных участников кружка. Замыслы кружка Критских стали для Николая I грозным напоминанием о 14 декабря. Без суда, по его личному распоряжению все шесть участников кружка были заключены бессрочно в крепостные казематы. Судьба их была трагической. Василий Критский умер в 1831 г. в Шлиссельбургокой крепости. Михаил, переведенный в 1835 г. рядовым на Кавказ, был вскоре убит в сражении. Петр Критский и Душников в 1834 г. были переведены в арестантские роты. Многолетнему тюремному заключению подверглись их товарищи — Попов и Тюрин.

Расправа, учиненная над участниками кружка Критских, не внесла «успокоения» в студенческую среду. Преемственность не угасавшего в стенах Московского университета антиправительственного направления вызывала в Николае I нескрываемый страх и ненависть. Он требовал от шефа жандармов особенно тщательно прослеживать связи «преступников» с их живыми и мертвыми «друзьями» (декабристами). Продолжавшие поступать от тайных осведомителей донесения позволяли Бенкендорфу считать Московский университет «очагом заразы», откуда «распространяются по стране запрещенные стихи Рылеева и Пушкина. » 1

Действительно, Московский университет все больше становился тем идейным центром, к которому устремлялись со всех сторон юные силы России. Дух протеста против официальной, николаевской России, против казенной науки и реакционной идеологии господствовал в студенческой среде, глубоко враждебной аристократизму и всякой кастовости. Идейная жизнь студенчества проходила под непосредственным влиянием политических событий того времени.

Читайте также  Подписание акта о капитуляции германии и её осуществление

Современники единодушно отмечали исключительный энтузиазм, который вызвали среди передовой русской молодежи революционные события 1830—1831 гг. Особенно сильное впечатление произвело польское восстание. По словам одного из студентов Московского университета тех лет, войну царизма в Польше считали «несправедливою, варварскою и жестокою: в поляках видели страдальцев за родину, а в правительстве нашем — жестоких тиранов, деспотов»1 2. Расправа с восставшей Польшей воспринималась как проявление того же деспотизма, который давил русский народ. Враг был общим, и потому так велики были симпатии к восставшим полякам, так тесно соприкасались идейно и организационно русские студенческие кружки с революционно настроенными польскими студентами.

В эти мрачные годы николаевской реакции, когда в России еще не существовало объективных условий для широкой революционной борьбы, в дружеских кружках единомышленников вызревали элементы революционно-демократической идеологии.

Одним из таких кружков было студенческое содружество, сложившееся вокруг молодого Белинского.

История России

Общественное движение 30-х годов XIX века

В. Г. Белинский. Гравюра Ф. И. Иордана. 1859 год.

Русская освободительная мысль в конце 20-х и в 30-х годах XIX в. развивалась под сильным влиянием революционного выступления декабристов. Революционные традиции декабристов продолжали новые представители студенческой молодежи. Учившийся в Московском университете талантливый поэт А. Полежаев выступил в 1826 г. в поэме «Сашка» с гневным протестом против реакционной политики царизма. Николай I приказал отдать его в солдаты «под самый строгий надзор».

На рубеже 20—30-х годов правительству стало известно о существовании в Москве революционных кружков братьев Критских и Сунгурова, участники которых разрабатывали планы борьбы с самодержавием путем народного восстания. Эти кружки были разгромлены полицией.

В студенческой среде начал свою революционную деятельность Александр Иванович Герцен (1812—1870), сын богатого московского помещика. С юных лет он стал непримиримым противником самодержавно-крепостнического строя. Поступив в Московский университет в 1829 г., Герцен и его друг Н. П. Огарев (1813—1877) создали революционную группу студентов. Участники ее проявляли особый интерес к общественно-политическим вопросам. Они были убежденными республиканцами и увлекались учением утопического социализма.

Попытки Герцена и Огарева развернуть революционную агитацию были пресечены в 1834 г. их арестом. После девяти месяцев тюремного заключения их сослали в глухую провинцию (Герцена сначала в Пермь, затем в Вятку, а Огарева в Пензенскую губернию).

Кабинет П. Я. Чаадаева. Ш. Бодри. 30-е годы XIX века.

К 30-м годам XIX в. относится начало литературной деятельности революционера и демократа Виссариона Григорьевича Белинского (1811—1848). Он вырос в бедной провинциальной семье разночинца — флотского врача и был принят в 1829 г. в Московский университет на казенный счет. Скоро вокруг него образовался студенческий кружок. Белинский и его единомышленники глубоко интересовались вопросами философии, особенно эстетики, и решительно осуждали феодально-крепостнический строй. Демократические убеждения Белинского нашли выражение в его раннем юношеском произведении — в драме «Дмитрий Калинин», законченной в 1830 г. Университетское начальство поспешило исключить его из числа студентов.

С середины 30-х годов XIX в. Белинский посвятил себя исключительно литературному труду, сотрудничая в ряде журналов. В 1834 г. его первая крупная статья «Литературные мечтания» произвела на молодежь огромное впечатление. Белинский выступил с разоблачением реакционной журналистики и указал на мировое значение передовой русской литературы.

Революционное мировоззрение Белинского сложилось, однако, не cpaзу. В конце 30-х годов, некритически воспринимая консервативный тезис Гегеля «все действительное разумно», он стоял на позициях оправдания самодержавно-крепостнического строя. Но уже в 1840 г. Белинский понял свою ошибку и с горечью писал одному из своих корреспондентов: «Проклинаю мое гнусное стремление к примирению с гнусной действительностью. Страшно подумать, что со мной было — горячка или помешательство ума — я словно выздоравливающий». В конце 1839 г. Белинский переехал в Петербург и скоро стал ведущим сотрудником передового журнала «Отечественные записки».

Крупным общественно-литературным событием явилось опубликование в московском журнале «Телескоп» в 1836 г. «Философического письма» П. Я. Чаадаева, друга Пушкина и многих декабристов, в первых организациях которых он участвовал. Чаадаев заявлял, что крепостная Россия живет «без прошедшего и будущего, среди мертвого застоя». Это выступление Чаадаева в подцензурной печати прозвучало как «выстрел, раздавшийся в темную ночь», — вспоминал впоследствии Герцен. Вместе с тем пессимистические выводы Чаадаева не встретили сочувствия в кругах передовой русской интеллигенции. По приказанию Николая I «Телескоп» был закрыт, редактор его выслан, а Чаадаев объявлен сумасшедшим.

Особое место в развитии русской общественной мысли 30-х годов XIX в. занимал кружок Н. В; Станкевича. Участники его углубленно изучали немецкую идеалистическую философию, особенно произведения Гегеля. Постоянными посетителями кружка были многие видные общественные деятели последующих десятилетий: В. Г. Белинский, М. А. Бакунин, Т. Н. Грановский, К. С. Аксаков и др. Кружок Станкевича не имел четко выраженного политического направления, хотя в нем господствовало отрицательное отношение к крепостническим порядкам. При дальнейшем размежевании различных течений русской общественной мысли участники этого кружка разошлись в своих общественно-политических взглядах.

Массовое движение в 30 — 40-х годах xix века

Восстание декабристов было подавленно, но оно подчеркнуло неотвратимость перемен, заставило общественное движение последующих десятилетий искать свои решения насущных проблем российской жизни.

Новый этап в общественном движении России начинается в 1830-х гг., когда в Москве возникают кружки А.И. Герцена и Н.В. Станкевича. Внешне они имели вид литературно-философских объединений, на деле же играли важную практическую роль в идейной жизни империи.

Станкевич, вокруг которого собрался замечательный круг людей, боготворил немецкую философию так, как ее мог богот­ворить только русский интеллигент. Он не только сам с упоением отдавался изучению новых истин, но старался приобщить к этому занятию и всех своих знакомых. Благодаря уникальным душевным качествам Станкевичу удалось собрать вокруг себя и будущих западников, и славянофилов, и революционных демок­ратов.

После разгрома декабристов образовались кружки братьев Критских, Станкевича и др., в которых рассматривались вопросы о положении страны и ее будущем.

Первые либеральные течения, сформировавшие умеренно-оппозиционный лагерь, появляются в России в начале 1840-х гг. Журнальные баталии между западниками и славянофилами начались после публикации в 1836 г. в журнале «Телескоп» Н. И. Надеждина первого философического письма П.Я. Чаадаева. В нем интереснейший мыслитель попытался проанализировать исторический путь, пройденный Россией и заглянуть в ее буду­щее. Он подверг критике крепостничество, царизм, теорию официаль­ной народности. Он не верил в возможность что-либо изменить в России революционным путем и считал, что все беды происхо­дят от ее одиночества, оторванности от Европы, уповал на като­лицизм. Чаадаев допускает, что необычная судьба России является неразгаданным замыслом Провидения, однако воз­можность найти выход из создавшегося положения при данном режиме представляется ему крайне проблематичной.

Вокруг философско-политологических проблем, поднятых в работе Чаадаева, развернулись дискуссии западников и славя­нофилов. Оба течения не считали положения России безнадеж­ным и настаивали на проведении двух мероприятий: отмене крепостного права и изменении формы правления. Однако методы решения этих проблем ими предлагались различные. Западники во главе с Т. Н. Грановским, К.Д. Кавелиным, Б.Н. Чиче­риным отстаивали европейский вариант развития России, т.е. превращение ее в буржуазную республику или конституционную монархию. Славянофилы, возглавляемые А. С. Хомяковым, брать­ями Киреевскими, семейством Аксаковых, отстаивали возвра­щение к традиционным русским государственным порядкам, измененным Петром I. По их мнению, эти порядки вполне могли бы вывести Россию из кризиса.

Главным устоем народной жизни славянофилы считали кресть­янскую поземельную общину, с ее общим землевладением и землепользованием, выборным и подотчетным старос­той, с обычаем решать важнейшие вопросы жизни деревни на сходе всех ее членов. Община была для них даже не столько школой жизни, сколько традиционной структурой, учившей и заставлявшей крестьян жить в соответствии с христианскими нормами.

Говоря политическим языком, община для славянофилов являлась средством не столько переустройства общества, сколь­ко возвращения к якобы христианско-коммунальному житью Руси допетровското времени. Традиционным устоям этой жиз­ни, по их мнению, соответствовала московская монархия: царь, советующийся с Земским собором по важнейшим политическим и финансовым вопросам, а в повседневной деятельности — с Боярской думой.

Правительство Николая I с особым пристрастием относилось именно к славянофилам, оставляя западников несколько в тени. Видимо, последние, пытавшиеся бороться с правительством на «чужом», европейском поле, представлялись ему менее опасны­ми, чем славянофилы.

Читайте также  Карта: российское государство в начале xvii века. смутное время

И западники, и славянофилы прекрасно понимали, что страна неудержимо скатывается вниз и что ее ждут страшные социально-политические потрясения. Избежать их можно было только идя на уступки духу времени, стремясь избавиться от главных болезней России — крепостничества и деспотического гнета центральной власти. В конце концов, либералы обоих толков пытались отыскать пути для постепенного перерождения дворянства и феодально-зависимого крестьянства в буржуазные классы, а абсолютистской монархии — в правовое капиталисти­ческое государство.

В первые же годы правления Александра II либеральный лагерь оказался в парадоксальной ситуации. Он обнародовал свою программу, социально-экономический раздел которой, в основ­ном, совпадал с тем, что делало правительство Александра II в начале 1860-х гг. Создалась ситуация, при которой либеральный лагерь вынужден был критиковать не суть, а только методы проведения реформ, что явно недостаточно для того, чтобы стать реальной политической силой. Более того, представителям этого лагеря на время пришлось отказаться от своего основного ло­зунга о введении в России конституционного правления. Это объясняется тем, что в конце 1850 — начале 1860-х гг. выиграть от введения конституционных институтов мог только один наиболее грамотный и организованный класс — дворянст­во. Либералов это не устраивало, и им ничего не оставалось, как отойти в тень, сосре­доточив усилия на борьбе за земские учреждения и городские думы.

Иными словами, либеральный лагерь постарался принять посильное участие в реформах 1860-х гг., но сделать этого ему не удалось. Можно сказать, что 1860-1870-е гг. — это время внутрен­него строительства либерального движения, период осознания собственной политической значимости, поиска своего места среди общественных сил страны.

Впрочем, иногда либералами задумывались крупные самостоятельные акции, но до логического завершения они не доводи­лись из-за сопротивления властей. В результате знания и политический потенциал либерально­го лагеря в России второй половины XIX в. оказались невостре­бованными.

Ярчайшим представителем революционного лагеря ни­колаевской эпохи является А. И. Герцен. Он начал с бурного увлечения европейским либерализмом, но в 1830-х гг. стал социалистом. В эти годы Герцен недалеко ушел от идей раннехристианского социализма. Он критиковал европейские власти за их нежелание установить равенство между людьми, братские отношения в обществе. Позже Герцен пришел к выводу, что дело не столько в желаниях людей, сколько в «неразумности» общественного устройства. От идей «первородного» равенства людей русский мыслитель приходит к идее разумной организации общества.

Герцен не был очарован французским утопическим социализ­мом, но считал, что Европа стоит на пороге нового общества, к которому позже придет и Россия. Правда, каким будет это общество, Герцен не знал и не пытался предугадать, отдавая предпочтение самостоятельным действиям народных масс, а не проектам революционеров. С его точки зрения, именно эта самодеятельность обеспечивала прочность общес­твенных и политических порядков в стране.

Несколько иначе относились к французскому утопическому социализму другие представители революционного течения Рос­сии. Наиболее известной схваткой николаевского режима с оппозицией стало дело петрашевцев (1849). Вокруг выпускника Царскосельского лицея М.В. Буташевича-Петрашевского собрался кружок утопистов-социальстов. Они заседали у Петрашевского по пятни­цам, обсуждая важнейшие вопросы российской жизни, излагая свои взгляды на будущее страны и знакомясь с новинками философской и социально-политической литературы. Среди членов кружка были чиновники, военные, литераторы, в том числе, М.Е. Салтыков-Щедрин и Ф.М. Достоевский.

Попытка Петрашевского приступить к практическим делам и организовать у себя в имении коммуну закончилась конфузом: мужики спалили построенное для них как будущих коммунаров помещение. Постепенно среди петрашевцев выде­лилось радикальное крыло во гласе с Н.А. Спешневым, начавшее строить фантастические планы восстания рабочих уральских заводов, которое должно увлечь за собой массы крестьянства и обеспечить победу революционеров. Никаких конкретных шагов в этом направлении радикалы совершить не успели, но дали повод полиции, давно заславшей к петрашевцам провокатора, разгромить кружок. Руководители петрашевцев были приговоре­ны к смертной казни, но после беспрецедентной инсценировки расстрела она была заменена каторжными работами или отдачей в солдаты. Казалось, что правительству удалось разгромить оппозиционное движение, однако это впечатление было обман­чивым.

Похожие рефераты из раздела «История»

Общественное движение в 30- 40- х годов XIX в. в Российской империи

Правление Николая I было периодом политической реакции в Российской империи. Глубокие социальные противоречия, существование которых признавали как власть, так и ее критики, обусловили возникновение в 30 – 40 – х годов XIX в. различных направлений общественного движения, предлагали отличные пути развития России.

Правительственный лагерь представляли консерваторы. Поскольку они выступали за сохранение самодержавного строя Российской империи в неизменном виде, их называли «охранниками». К ним относились Сергей Уваров, Михаил Погодин, Николай Карамзин и др.. Идеологической базой сторонников правительственного лагеря стала «теория официальной народности», впервые сформулированная министром народного просвещения графом С. Уваровым в 1833

В оппозиции к правительственному лагерю находились либералы, выступавшие за реформирование российской действительности мирным путем. Инициатором реформ, по их мнению, должна была стать государственная власть. В конце 80- х годов XIX в. среди либералов сформировались отличные видение пути развития России – славянофилы (словьянолюбы) и западники. Славянофилы подчеркивали самобытность пути развития как российского, так и любого другого народа. Петр, вводя в России достижения европейской жизни, нарушил ее естественный путь развития. Поэтому главная цель России – вернуться к «старому естественного состояния». Славянофилы видели возможность избежания пагубного западного пути в крестьянской общине, православии и морально – религиозных качествах русского народа. Политическим идеалом славянофилов было самодержавие допетровских времен, когда цари правили, опираясь на поддержку народа, периодически созывая Земские соборы. Они выступали за немедленную ликвидацию крепостного права путем реформ, которые должны были иметь умеренный характер, чтобы избежать революции. К основоположников славянофильства принадлежали Алексей Хомяков, Иван Киреевский, Юрий самарий и др..

Западники считали, что европейская цивилизация общая и искусственное отделение любого народа приведет к его упадку. По их мнению, Россия и Запад имеют общее историческое корни и путь развития. Западники возвеличивали роль Петра в русской истории и одобряли совершенные им по европейским образцам преобразования. Главной целью России, по их мнению, является присоединение к европейскому Западу. При этом решающее значение они придавали НЕ вере, а ума, а в противовес крестьянской общине выдвигали свободную личность. Политическим идеалом западников была конституционная монархия западноевропейского образца с ограничением власти монарха парламентом, гарантиями свободы слова, печати, неприкосновенности личности и гласности суда. Оппозиционно относясь к правительственной политике, они выступали за ликвидацию крепостного права сверху, считали, что власти изменить российскую действительность путем реформ. Основоположниками взглядов западников считались Тимофей Грановский, Сергей Соловьев, Константин Кавелин и др..

Другими представителями оппозиционных сил были радикалы, которые отстаивали необходимость изменения существующего государственного строя России путем революции. По своим взглядам подавляющее большинство российских радикалов были сторонниками распространенных тогда в Европе социалистических идей. Не разделяя надежд на реформирование России существующей властью, они считали, что только благодаря революции будет уничтожено самодержавие и крепостное право. После этого необходимо создать новое социалистическое общество, свободное от любых форм угнетения человека человеком. Самыми известными российскими радикалами социалистами были Михаил Буташевича – Петрашевский, Александр Герцен, Николай Огарев и др..

Результатом политики ассимиляции и русификации стало появление в Российской империи национально – освободительных движений. В их составе были как либералы, так и радикалы, которых объединяло осознание необходимости борьбы за сохранение национально – культурных традиций своих народов, ликвидации самодержавия и национальное освобождение нерусских народов империи. Выдающимися представителями национально – освободительного движения этого периода были Николай Костомаров, Тарас Шевченко, Николоз Бараташвили, Александр Чавчавадзе, Григол ОрбелианГ, Шимон Конарский, Адам Мицкевич, Валериан Лукасиньський и др..

Общественное движение в 30- 40- х годов XIX в. в Российской империи

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: