Краткая биография басе

Басё мацуо. биография из википедии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Бусон: Портрет Басё

Мацуо Басё (яп. ;;;; (псевдоним); при рождении названный Киндзаку, по достижении совершеннолетия — Мунэфуса (яп. ;;); ещё одно имя — Дзинситиро (яп. ;;;)) — великий японский поэт, теоретик стиха. Родился в 1644 году в небольшом замковом городе Уэно, провинция Ига (остров Хонсю). Умер 12 октября 1694 в Осаке.

Басё родился в небогатой семье самурая Мацуо Ёдзаэмона (яп. ;;;;;;), был его третьим по счету ребенком. Отец и старший брат будущего поэта преподавали каллиграфию при дворах более обеспеченных самураев, и уже дома он получил хорошее образование. В юности увлекался китайскими поэтами, такими как Ду Фу. В те времена книги уже были доступны даже дворянам средней руки. С 1664 в Киото изучал поэзию. Был в услужении у знатного и богатого самурая Тодо Ёситады (яп. ;;;;), распрощавшись с которым, отправился в Эдо (ныне Токио), где состоял на государственной службе с 1672. Но жизнь чиновника была для поэта невыносимой, он становится учителем поэзии. Среди современников Мацуо получил известность в первую очередь как мастер рэнга. Басё — создатель жанра и эстетики хокку.

В 1680-е годы Басё, руководствуясь философией буддийской школы Дзэн, в основу своего творчества положил принцип «озарения». Поэтическое наследие Басё представлено 7 антологиями, созданными им и его учениками: «Зимние дни» (1684), «Весенние дни» (1686), «Заглохшее поле» (1689), «Тыква-горлянка» (1690), «Соломенный плащ обезьяны» (книга 1-я, 1691, книга 2-я, 1698), «Мешок угля» (1694), лирическими дневниками, написанными прозой в сочетании со стихами (наиболее известный из них — «По тропинкам Севера»), а также предисловиями к книгам и стихам, письмами, содержащими мысли об искусстве и взгляды на процесс поэтического творчества. Поэзия и эстетика Басё оказали влияние на развитие японской литературы средних веков и Нового времени.

В честь Басё назван кратер на Меркурии.

Считается, что Басё был стройным человеком небольшого роста, с тонкими изящными чертами лица, густыми бровями и выступающим носом. Как это принято у буддистов, он брил голову. Здоровье у него было слабое, всю жизнь он страдал расстройством желудка. По письмам поэта можно предположить, что он был человеком спокойным, умеренным, необычайно заботливым, щедрым и верным по отношению к родным и друзьям. Несмотря на то, что всю жизнь он страдал от нищеты, Басё, как истинный философ-буддист, почти не уделял внимания этому обстоятельству.

В Эдо Басё обитал в простой хижине, подаренной ему одним из учеников. Возле дома он своими руками посадил банановое дерево. Считается, что именно оно дало псевдоним поэту (Басё, яп. ;; переводится как «банан, банановое дерево»). Банановая пальма неоднократно упоминается в стихах Басё:
Предполагаемое место рождения Басё в провинции Ига
Могила Басё в Оцу (префектура Сига) в Японии
Памятник Басё в Японии

Я банан посадил —
И теперь противны мне стали
Ростки бурьяна.

Как стонет от ветра банан,
Как падают капли в кадку,
Я слышу всю ночь напролёт.

Перевод Веры Марковой

Зимой 1682 года сёгунская столица Эдо в очередной раз стала жертвой крупного пожара. К несчастью, этот пожар погубил «Обитель бананового листа» — жилище поэта, и сам Басё чуть не погиб в огне. Поэт сильно переживал утрату дома. После короткого пребывания в провинции Каи он вернулся в Эдо, где с помощью учеников построил в сентябре 1683 года новую хижину и снова посадил банановое дерево. Но это действие было лишь символическим возвратом к прошлому. Отныне и до конца своей жизни Басё — странствующий поэт.

Парящих жаворонков выше,
Я в небе отдохнуть присел, —
На самом гребне перевала.

Перевод Веры Марковой

Потеряв своё жилище, Басё уже редко хочется оставаться на одном месте долгое время. Он путешевствует в одиночестве, реже — с одним или двумя самыми близкими учениками, в которых у поэта недостатка не было. Его мало волнует похожесть на обычного нищего, странствующего в поисках хлеба насущного. В августе 1684 года, в сопровождении своего ученика Тири, в сорокалетнем возрасте он отправляется в своё первое путешествие. В те времена путешествовать по Японии было очень трудно. Многочисленные заставы и бесконечные проверки паспортов, причиняли путникам немало хлопот. Однако, надо думать, Басё был достаточно умён и уж точно достаточно известен, чтобы пройти эти преграды. Интересно посмотреть, что представляло собой его дорожное одеяние: большая плетёная шляпа (которые обычно носили священники) и светло-коричневый хлопчатобумажный плащ, на шее висела сума, а в руке посох и чётки со ста восемью бусинами. В сумке лежали две-три китайские и японские антологии, флейта и крохотный деревянный гонг. Одним словом, он был похож на буддийского паломника.

После многодневного путешествия по главному тракту Токайдо, Басё и его спутник прибыли в провинцию Исэ, где поклонились легендарному храмовому комплексу Исэ дайдзингу, посвященному синтоистской богине Солнца Аматэрасу Омиками. В сентябре они оказались на родине Басё, в Уэдо, где поэт повидал брата и узнал о смерти родителей. Затем Тири вернулся домой, а Басё после странствий по провинциям Ямато, Мини и Овари, опять прибывает в Уэно, где встречает новый год, и снова путешествует по провинциям Ямато, Ямасиро, Оми, Овари и Каи и в апреле возвращается в свою обитель. Путешествие Басё служило и распространению его стиля, ибо везде поэты и аристократы приглашали его к себе в гости. Хрупкое здоровье Басё заставило поволноваться его поклонников и учеников, и они облегчённо вздохнули, когда он вернулся домой.

До конца своей жизни Басё путешествовал, черпая силы в красотах природы. Его поклонники ходили за ним толпами, повсюду его встречали ряды почитателей — крестьян и самураев. Его путешествия и его гений дали новый расцвет ещё одному прозаическому жанру, столь популярному в Японии — жанру путевых дневников, зародившемуся ещё в X веке. Лучшим дневником Басё считается «Оку но хосомити» («По тропинкам севера»). В нём описывается самое продолжительное путешествие Басё вместе с его учеником по имени Сора, начавшееся в марте 1689 г. и продолжавшееся сто шестьдесят дней. В 1691 году он снова отправился в Киото, тремя годами позже опять посетил родной край, а затем пришёл в Осаку. Это путешествие оказалось для него последним. Басё скончался в возрасте пятидесяти одного года.

Рассказ о своём путешествии по Японии Басё озаглавил «Нодзасари кико» («Смерть в пути»). После года спокойного размышления в своей хижине, в 1687 году, Басё издаёт сборник стихов «Хару-но хи» («Весенние дни») — себя и своих учеников, где мир увидел самое великое стихотворение поэта — «Старый пруд». Это веха в истории японской поэзии.

фуру икэ я
кавадзу тобикому
мидзу но ото

Старый пруд!
Прыгнула лягушка.
Всплеск воды.

Перевод Т. П. Григорьевой (? — см. комментарий)

Не только полная безупречность этого стихотворения с точки зрения многочисленных предписаний этой кратчайшей и сверхлаконичной формы поэзии (хотя уж кто-кто, а Басё никогда не боялся нарушать их), но и глубокий смысл, квинтэссенция красоты Природы, спокойствия и гармонии души поэта и окружающего мира, заставляют считать эту хайку великим произведением искусства.

Здесь не место говорить о традиционной для японской поэзии игре слов, позволяющей создавать в 17 или 31 слоге два, три, а то и четыре смысловых слоя, поддающихся расшифровке лишь знатоками, а то и лишь самим автором. Тем более, что Басё не очень любил этот традиционный приём — марукэкатомбо. Стихотворение прекрасно и без этого. Многочисленные комментарии к «Старому пруду» занимают не один том. Но сущность аварэ — «грустного очарования и единения с Природой» великий поэт выразил именно так. (См. также другие переводы.)

В простоте образов кроется истинная красота, считал Басё, и говорил своим ученикам, что стремится к стихам, «мелким, как река Сунагава».

На мертвой ветке
Чернеет ворон.
Осенний вечер.

Перевод Константина Бальмонта (по подстрочнику Ямагути Моити)

Я чуть доплёлся
До горной ночлежки, как
Вдруг глициний цвет.

Биография ​Мацуо Басё

Мацуо Басё (яп. 松尾芭蕉 (псевдоним); по достижении совершеннолетия — Мунэфуса (宗房); ещё одно имя — Дзинситиро (甚七郎)) родился в 1644 году в провинции Ига (нынешний город Ига префектуры Миэ), точный день и месяц не известны. Насчёт места рождения есть две теории: теория Акасаки (нынешний город Ига бывший город Уэно, деревня Акасака) и теория Цугэ (нынешний город Ига деревня Цугэ). Это связано с тем, что неизвестно, когда именно семья Мацуо переехала из Цугэ в Акасаку до или после рождения Басё. Он родился в небогатой семье самурая Мацуо Ёдзаэмона (яп. 松尾与左衛門). Басё был третьим ребёнком и вторым сыном в семье, помимо старшего брата у него было четыре сестры: одна старшая и три младшие. Отец Басё умер, когда ему было 13 лет (1656 год). В разные годы Басё носил имя Кинсаку, Хансити, Тоситиро, Тюэмон, Дзинситиро (甚七郎). Басё (芭蕉) — литературный псевдоним, в переводе означающий «банановое дерево».

Отец и старший брат будущего поэта преподавали каллиграфию при дворах более обеспеченных самураев, и уже дома он получил хорошее образование. Еще с детства мальчик полюбил поэзию. В юности увлекался китайскими поэтами, такими как Ду Фу (в те времена книги уже были доступны даже дворянам средней руки). С 1664 года в Киото изучал поэзию. В 1664-м в биографии Мацуо Басе первый творческий поворот. Состоялся его литературный дебют, напечатаны два стихотворения.Впоследствии, когда ему исполнилось двадцать восемь (1672), поэт издал сборник «Каиои» («Покрытие из ракушек»)

Был в услужении у знатного и богатого самурая Тодо Ёситады (藤堂良忠, 1642—1666), с которым он разделял увлечение жанром хайкай — популярной японской формой совместного поэтического творчества. В 1665 году Ёситада и Басё с несколькими знакомыми сочинили стострофный хайкай. Внезапная смерть Ёситады в 1666 году положила конец спокойной жизни Мацуо, и в конце концов он вопреки желаниям родных отправился со своим томиком стихов в Эдо – столицу Японии, где бурлила литературная жизнь.

Но в этом городе неизвестному поэту сложно сыскать признание. Для того, чтобы обеспечить себя, в Эдо в 1672 году Басе устроился на государственную службу по ведомству строительства водных путей. Однако в 1677-м Басе становится профессиональным учителем поэзии, но это занятие денег также не приносило. В течение девяти лет влачил полунищенское существование, пока один из его учеников, вполне состоятельный, не уговорил отца подарить Басе сторожку близ небольшого пруда. Поэт обсадил её банановыми побегами и назвал «Банановая хижина» – «Басё-ан». Отсюда произошло его имя, вошедшее в мировую литературу.

Известность Мацуо Басё принесло его мастерство в жанре комического рэнга, но основной его заслугой стал вклад в жанр и эстетику хайку. Он превратил чисто комический жанр в ведущий лирический, основанный на пейзажной лирике, вложил в него философское содержание.

Читайте также  Краткая биография милн

Единство его образной системы, выразительных средств, его художественное своеобразие характеризуют изящная простота, ассоциативность, гармония прекрасного, глубина постижения гармонии мира. В 1680-е годы Басё под влиянием дзэн-буддизма использовал в творчестве принцип «озарения».

Басё после себя оставил 7 антологий, в создании которых принимали участие и его ученики: «Зимние дни» (1684), «Весенние дни» (1686), «Заглохшее поле» (1689), «Тыква-горлянка» (1690), «Соломенный плащ обезьяны» (книга 1-я, 1691, книга 2-я, 1698), «Мешок угля» (1694), лирические дневники, предисловия к книгам и стихам, письма, содержащие суждения об искусстве и творческом процессе в поэзии. Путевые лирические дневники содержат описания пейзажей, встреч, исторических событий. В них включены собственные стихи и цитаты из произведений выдающихся поэтов. Лучшим из них считается «По тропинкам Севера» («Окуно хосомити», 1689).

Поэзия и эстетика Басё существенно повлияли на японскую литературу того времени, «стиль Басё» определил развитие японской поэзии почти на 200 лет.

Считается, что Басё был стройным человеком небольшого роста, с тонкими изящными чертами лица, густыми бровями и выступающим носом. Как это принято у буддистов, он брил голову. Здоровье у него было слабое, всю жизнь он страдал расстройством желудка. По письмам поэта можно предположить, что он был человеком спокойным, умеренным, необычайно заботливым, щедрым и верным по отношению к родным и друзьям. Несмотря на то, что всю жизнь он страдал от нищеты, Басё, как истинный философ-буддист, почти не уделял внимания этому обстоятельству.

Зимой 1682 года сёгунская столица Эдо в очередной раз стала жертвой крупного пожара. Этот пожар погубил «Обитель бананового листа» — жилище поэта, и сам Басё чуть не погиб в пламени. Поэт сильно переживал утрату дома. После короткого пребывания в провинции Каи он вернулся в Эдо, где с помощью учеников построил в сентябре 1683 года новую хижину и снова посадил банан.

После потери жилища Басё уже редко хочется оставаться на одном месте долгое время. Он путешествует в одиночестве, реже — с одним или двумя самыми близкими учениками, в которых у поэта недостатка не было. Его мало волнует похожесть на обычного нищего, странствующего в поисках хлеба насущного. В возрасте сорока лет в августе 1684 года в сопровождении своего ученика Тири он отправляется в своё первое путешествие. В те времена путешествовать по Японии было очень трудно. Многочисленные заставы и бесконечные проверки паспортов причиняли путникам немало хлопот. Его дорожное одеяние было таким: большая плетёная шляпа (которые обычно носили священники) и светло-коричневый хлопчатобумажный плащ, на шее висела сума, а в руке посох и чётки со ста восемью бусинами. В сумке лежали две-три китайские и японские антологии, флейта и крохотный деревянный гонг.

После многодневного путешествия по главному тракту Токайдо Басё и его спутник прибыли в провинцию Исэ, где поклонились храмовому комплексу Исэ дайдзингу, посвящённому синтоистской богине Солнца Аматэрасу Омиками. В сентябре они оказались на родине Басё, в Уэно, где поэт повидал брата и узнал о смерти родителей. Затем Тири вернулся домой, а Басё после странствий по провинциям Ямато, Мино и Овари опять прибывает в Уэно, где встречает новый год, и снова путешествует по провинциям Ямато, Ямасиро, Оми, Овари и Каи и в апреле возвращается в свою обитель. Путешествие Басё служило и распространению его стиля, ибо везде поэты и аристократы приглашали его к себе в гости. Хрупкое здоровье Басё заставило поволноваться его поклонников и учеников, и они облегчённо вздохнули, когда он вернулся домой. До конца своей жизни Басё путешествовал, черпая силы в красотах природы. Его поклонники ходили за ним толпами, повсюду его встречали ряды почитателей — крестьян и самураев. Его путешествия и его гений дали новый расцвет ещё одному прозаическому жанру — жанру путевых дневников, зародившемуся ещё в X веке. Лучшим дневником Басё считается «Оку но хосомити» («По тропинкам севера»). В нём описывается самое продолжительное путешествие Басё вместе с его учеником по имени Сора, начавшееся в марте 1689 года и продолжавшееся сто шестьдесят дней. В 1691 году он снова отправился в Киото, тремя годами позже опять посетил родной край, а затем пришёл в Осаку. Это путешествие оказалось для него последним. Басё скончался 28 ноября 1694 года в Осаке.

Философские и эстетические принципы поэзии Басё

Глубокое влияние на японское искусство оказала школа буддизма дзэн, пришедшая в Японию из Китая. Принципы дзэн вошли в практику искусств, став их основой, сформировав характерный стиль японского творчества, отличавшийся краткостью, отрешённостью и тонким восприятием красоты. Именно дзэн, определивший мироощущение художника, позволил Басё превратить появившееся литературное направление «хайкай» (букв. «комическое») в уникальное явление, способ мировосприятия, при котором творчество способно эстетически совершенно отразить красоту окружающего мира и показать в нём человека без использования сложных конструкций, минимальными средствами, с точностью необходимой и достаточной для поставленной задачи.

Анализ творческого наследия поэта и писателя позволяет выделить несколько базовых философско-эстетических принципов дзэн, которым следовал Басё, которые определяли его взгляды на искусство. Одним из таковых является понятие «вечное одиночество» — ваби (вивикта дхарма). Суть его состоит в особом состоянии отрешенности, пассивности человека, когда он не вовлечён в движение, чаще суетливое и не наполненное каким-либо серьёзным смыслом, внешнего мира. Ваби ведёт нас к понятиям отшельничества, к ведению образа жизни затворника, — человек не просто пассивен, но сознательно выбирает путь ухода от суетливой жизни, уединяясь в своей скромной обители. Отрешение от материального мира помогает на пути к просветлению, к обретению истинной, простой жизни. Отсюда возникновение идеала «бедности», поскольку излишние материальные заботы способны лишь отвлечь от состояния умиротворённой печали и помешать видеть окружающий мир в его изначальной красоте. Отсюда и минимализм, когда для того, чтобы ощутить прелесть весны, достаточно увидеть пробивающиеся из-под снега травинки, без необходимости лицезреть пышное цветение сакуры, сход снегов и буйство весенних ручьёв.

Глупый человек имеет много вещей, чтобы беспокоиться о них. Те, кто делают искусство источником обогащения,… не способны сохранить своё искусство живым.
Мацуо Басё.

Характерный отказ от общепринятой этики, свойственный дзэн, тем не менее не означает её отсутствие. В японской культуре этика в дзэн нашла воплощение в ритуальных формах, через которые и происходит выражение, хотя и весьма скупое, отношения к окружающему миру и людям. Соответствующие представления нашли воплощение в японском эстетическом мировоззрении ваби-саби.

Проживание в скромной хижине — это не только и не столько следование своим желаниям, это, что важнее, непосредственно путь творчества, находящий выражение в поэзии.

Количество стихов, в которых звучит тема бедности, созданных Басё в период 1680—1682 годов, весьма значительно. Следует отметить, что скромные, а иногда и просто тяжёлые условия жизни не обязательно означали тяжёлого душевного состояния самого поэта. Напротив, в попытках найти гармонию в себе и выразить в своём творчестве гармонию окружающего мира, Басё сохраняет спокойствие, и максимум его горя — это часто грусть и печаль. Друзья Басё, посещающие поэта в его хижине, видели в нём доброго и радушного хозяина, готового поделиться с ними хайку, полных беззаботности и лёгкости. И если считать богатством не наличие материальных ценностей, а глубину отзывчивости и радушия по отношению к людям, то объяснение понятия «ваби» как «красоты бедности» или «роскошной бедности» применимы к Басё и его творчеству в полной мере.

Ещё одним признаком редуцированной этики в дзэн, что проявился и в поэзии японца, можно считать использование юмора в описании различных явлений окружающего мира. Басё способен улыбнуться там, где, казалось бы надо выказать сострадание или жалость, или же смеется там, где другой бы испытал сомнительное умиление. Отстранённость и спокойная созерцательность — именно они позволяют художнику веселиться в различных непростых ситуациях. Как замечал философ Анри Бергсон, «…отойдите в сторону, посмотрите на жизнь как равнодушный зритель: много драм превратится в комедию». Равнодушие или, иначе говоря, нечувствительность — уходят корнями в дзэн, но упрекнуть Басё в равнодушии вряд ли возможно, поскольку для него смех — это способ преодолеть невзгоды жизни, и собственной в том числе, и главное — действительно умение посмеяться над самим собой, иногда даже весьма иронично, описывая тяжёлую жизнь в странствиях:

Хотя в литературном направлении хайкай категория комического отдельно не сформулирована, очевидно, что она является существенной частью эстетики хайкай. Корни её уходят к традиции «окаси», зародившейся в ранний период японской литературы.

Принцип «вечного одиночества», освобождая творца от суеты мира, ведёт его по дороге от утилитарных интересов и целей к своему высшему предназначению. Таким образом, творчество обретает сакральный смысл, оно становится ориентиром на жизненном пути. От развлечения, каким оно было в юности, от способа добиться успеха и получить признание, одержав победу над соперниками, каким оно представлялось в годы расцвета, в поздние годы взгляд поэта на занятие поэзией изменяется к той точке зрения, что именно оно и являлось его истинным предназначением, именно оно вело его по жизненному пути. Желание освободить этот сакральный смысл от каких бы то ни было признаков меркантильности, защитить его, заставляет Басё писать в послесловии к поэтическому сборнику «Минасигури» («Пустые каштаны», 1683): «Ваби и поэзия (фуга) далеки от повседневных нужд. Это изглоданные жучками каштаны, которых люди не подобрали при посещении хижины Сайгё в горах».

Мацуо Басе — биография, факты из жизни, фото

Мацуо Басе был японским поэтом 17-го века, который считается величайшим мастером хайку — очень короткая форма поэзии. Как самый известный поэт эпохи Эдо в Японии, он был широко популярен при жизни, и его слава многократно увеличивалась на протяжении столетий после его смерти. Считалось, что его отец был самураем низкого ранга, и Басе начал работать в качестве слуги с ранних лет, чтобы заработать себе на жизнь. Его учитель Тодо Йоситада любил поэзию, и, находясь в его обществе, сам Басе также полюбил эту литературную форму. В конце концов, он изучил поэзию Китамуры Кигина, известного киотского поэта, и углубился в познание учения даосизм, которое сильно повлияло на него. Мацуо начал писать стихи, которые получили широкое признание в литературных кругах и утвердили его как талантливого поэта. Известный своей краткостью и ясностью в выражении, этот человек получил славу в качестве мастера хайку. Он был учителем по профессии и достиг успеха, но это не давало ему удовлетворения. Несмотря на то, что его приветствовали в известных литературных кругах Японии, Басе избегал общественной жизни и блуждал по всей стране в поисках вдохновения для письма. Добился большой популярности еще при жизни, хотя никогда не чувствовал себя спокойно с самим собой и постоянно пребывал в мучительной душевной суматохе.

Этот японский поэт родился в 1644 году недалеко от Уэно, в провинции Ига. Его отец, вероятно, был самураем. У Мацуо Басе было несколько братьев и сестер, многие из которых впоследствии стали фермерами. Он начал работать, когда был еще ребенком. Изначально юноша был слугой Тодо Йоситады. Его хозяин интересовался поэзией и понимал, что Басе тоже любит поэзию, таким образом, он взращивал литературные интересы мальчика. В 1662 году было опубликовано первое сохранившееся стихотворение Мацуо, а два года спустя был выпущен его первый сборник хайку. Йоситада внезапно умер в 1666 году, положив конец мирной жизни Басе как слуги. Теперь ему пришлось искать другой способ получения средств к существованию. Поскольку его отец был самураем, Басе мог бы стать одним из них, но он предпочел отказаться от этого варианта карьеры.

Читайте также  Краткая биография даль

Несмотря на то, что он не был уверен, хочет ли стать поэтом, Басе продолжал сочинять стихи, которые были опубликованы в антологиях в конце 1660-х годов. В 1672 году вышел сборник, содержащий его собственные работы, а также работы других авторов школы Тейтоку. Вскоре он приобрел репутацию умелого поэта, а его поэзия прославилась своим простым и естественным стилем. Басе стал учителем и имел 20 учеников к 1680 году. Ученики очень уважали его и построили для него деревенскую хижину, тем самым предоставив своему учителю его первый постоянный дом. Однако хижина сгорела в 1682 году, а вскоре после этого, через год умерла мать поэта. Это сильно огорчило Басе, и он решил отправиться в путешествие, чтобы обрести спокойствие. Подавленный, мастер хайку путешествовал один на опасных маршрутах, ожидая смерти в пути. Но его путешествия не заканчивались, состояние ума улучшалось, и он начал наслаждаться своими странствиями и новыми впечатлениями, которые получал. Именно путешествия оказали огромное влияние на его писания, а стихи приобрели интересный тон, когда Мацуо писал о своих наблюдениях за миром. Он вернулся домой в 1685 году и возобновил работу преподавателя поэзии. В следующем году написал хайку, описывая лягушку, прыгающую в воду. Это стихотворение стало одним из его самых известных литературных произведений.

Поэт Мацуо Басе жил простой и строгой жизнью, избегая всякой яркой городской общественной деятельности. Несмотря на его успех как поэта и учителя, он никогда не был в мире с самим собой и старался избегать общества других. Однако в последние годы стал более общительным и делил дом со своим племянником и его подругой. Мацуо страдал болезнью желудка и умер 28 ноября 1694 года.

Поэзия: Басё: жизнь и творчество

В творчестве Басё японская поэзия сделалась поэзией всей страны.
Басё (1644–1694) родился в семье небогатого самурая в призамковом городе Уэно в провинции Ига. Еще юношей он усердно изучал китайскую и отечественную литературу. Он много учился всю жизнь, знал философию и медицину. В 1672 году Басё стал бродячим монахом. Он упорно ищет свой стиль. Этот поиск можно понимать и буквально. Старая дорожная шляпа, стоптанные сандалии — темы его стихов, сложенных в долгих скитаниях по дорогам и тропам Японии. Путевые дневники Басё — дневники сердца.
Стиль, созданный Басё, — это соединение лучших достижений «шутейной» и серьезной хокку, он многое черпал из классических танка. Поэт-скиталец Сайгё был для него учителем в поэзии и жизни. Мудрость Конфуция, высокая человечность Ду Фу, парадоксальная мысль Чжуанцзы находили отклик в его стихах. Достоинство поэта, всеотзывчивость свободного духа — в его знаменитом высказывании: «Учись у сосны быть сосной». В основе поэтики Басё лежит принцип «саби», что примерно означает «печаль одиночества»; перевести это слово коротко на другой язык трудно. Басё был дзэн-буддистом. Учение «дзэн» оказало очень большое влияние на японское искусство того времени. Согласно этому учению, истина может быть постигнута в результате некоего толчка извне, когда вдруг мир видится во всей его обнаженности, и какая-нибудь отдельная деталь этого мира косвенно, «метафорически» рождает момент постижения. Японская классическая поэзия в ее постоянном стремлении освободиться от всего лишнего, от прямого описания, с ее эстетикой намека, — была готова к такому восприятию мира. Поэт в гуще жизни, но он одинок — это чувство «саби». Но сам Басё шел все дальше. Он провозглашает принцип «каруми» — Легкость. Легкость была обманчива. Она оборачивалась высокой простотой. В стихах нового стиля — юмор, доброта, мудрость. Поэзия создается из простых вещей и вмещает в себе целый человеческий мир.

Аиста гнездо на ветру.
А под ним – за пределами бури –
Вишен спокойный цвет.

* * *
Долгий день напролет
Поет – и не напоется
Жаворонок весной.

* * *
Над простором полей –
Ничем к земле не привязан –
Жаворонок звенит.

* * *
Майские льют дожди.
Что это? – лопнул на бочке обод? –
Звук неясный ночной…

Даже белый цветок на плетне
Возле дома, где не стало хозяйки,
Холодом обдал меня.

* * *
Нынче выпал ясный день.
Но откуда брызжут капли?
В небе облака клочок.

* * *
Ветку, что ли, обломил
Ветер, пробегая в соснах?
Как прохладен плеск воды!

* * *
Чистый родник!
Вверх побежал по моей ноге
Маленький краб.

* * *
Рядом с цветущим вьюнком
Отдыхает в жару молотильщик.
Как он печален, наш мир!

* * *
Вот здесь в опьяненье
Уснуть бы, на этих речных камнях,
Поросших гвоздикой…

В похвалу поэту Рика

Будто в руки взял
Молнию, когда во мраке
Ты зажег свечу.

* * *
Как быстро летит луна!
На неподвижных ветках
Повисли капли дождя.

* * *
На ночь, хоть на ночь одну,
О кусты цветущие хаги,
Приютите бродячего пса!

* * *
Важно ступает
Цапля по свежему жниву.
Осень в деревне.

* * *
Бросил на миг
Обмолачивать рис крестьянин,
Глядит на луну.

* * *
Снова встают с земли,
Тускнея во мгле, хризантемы,
Прибитые сильным дождем.

* * *
Молись о счастливых днях!
На зимнее дерево сливы
Будь сердцем своим похож.

Хлюпают носами…
Милый сердцу деревенский звук!
Зацветают сливы.

* * *
В чарку с вином,
Ласточки, не уроните
Глины комок.

* * *
В гостях у вишневых цветов
Я пробыл ни много ни мало –
Двадцать счастливых дней!

* * *
Под сенью вишневых цветов
Я, словно старинной драмы герой,
Ночью прилег уснуть.

Ловля светлячков над рекой Сэта

Еще мелькают в глазах
Горные вишни… И чертят огнем
Вдоль них светлячки над рекой.

* * *
Здесь когда-то замок стоял…
Пусть мне первый расскажет о нем
Бьющий в старом колодце родник.

Кажется, что сейчас
Колокол тоже в ответ загудит…
Так цикады звенят.

* * *
Как летом густеет трава!
И только у однолиста
Один-единственный лист.

В похвалу новому дому

Дом на славу удался!
На задворках воробьи
Просо радостно клюют.

* * *
О нет, готовых
Я для тебя сравнений не найду,
Трехдневный месяц!

* * *
Неподвижно висит
Темная туча в полнеба…
Видно, молнию ждет.

* * *
О, сколько их на полях!
Но каждый цветет по-своему,-
В этом высший подвиг цветка!

* * *
Жизнь свою обвил
Вкруг висячего моста
Этот дикий плющ.

На горе “Покинутой старухи”

Мне приснилась давняя быль:
Плачет брошенная в горах старуха,
И только месяц ей друг.

Посети меня
В одиночестве моем!
Павлонии лист упал…

Поэт Рика скорбит о своей жене

Одеяло для одного.
И ледяная, черная
Зимняя ночь… О, печаль!

В день очищения от грехов

Дунул свежий ветерок,
С плеском выскочила рыба…
Омовение в реке.

* * *
Зимние дни в одиночестве.
Снова спиной прислонюсь
К столбу посредине хижины.

Отец тоскует о своем ребенке

Всё падают и шипят.
Вот-вот огонь в глубине золы
Погаснет от этих слез.

* * *
Срезан для крыши камыш.
На позабытые стебли
Сыплется мелкий снежок.

Вдруг вижу, – от самых плеч
Моего бумажного платья
Паутинки, зыблясь, растут.

* * *
Весна уходит.
Плачут птицы. Глаза у рыб
Полны слезами.

* * *
Вот он – мой знак путеводный!
Посреди высоких трав луговых
Человек с охапкою сена.

* * *
Сад и гора вдали
Дрогнули, движутся, входят
В летний раскрытый дом.

Полоть… Жать…
Только и радости летом –
Кукушки крик.

* * *
Погонщик! Веди коня
Вон туда, через поле!
Там кукушка поет.

Мацуо Басё

Мацуо Басё ( (псевдоним); другой псевдоним — Мунэфуса; настоящее имя — Дзинситиро) — великий японский поэт, теоретик стиха. Родился в 1644 году в Уэно, провинция Ига. Умер 12 октября 1694 в Осаке.

Родился в семье самурая. С 1664 в Киото изучал поэзию. Был на государственной службе с 1672 в Эдо (ныне Токио), затем учителем поэзии. Получил известность как поэт комического рэнга. Басё — создатель жанра и эстетики хокку.

В 1680-е годы Басё, руководствуясь философией буддийской школы Дзэн, в основу своего творчества положил принцип «озарения». Поэтическое наследие Басё представлено 7 антологиями, созданными им и его учениками: «Зимние дни» (1684), «Весенние дни» (1686), «Заглохшее поле» (1689), «Тыква-горлянка» (1690), «Соломенный плащ обезьяны» (книга 1-я, 1691, книга 2-я, 1698), «Мешок угля» (1694), лирическими дневниками, написанными прозой в сочетании со стихами (наиболее известный из них — «По тропинкам Севера»), а также предисловиями к книгам и стихам, письмами, содержащими мысли об искусстве и взгляды на процесс поэтического творчества. Поэзия и эстетика Басё оказали влияние на развитие японской литературы средних веков и нового времени.

Считается, что Басё был стройным человеком небольшого роста, с тонкими изящными чертами лица, густыми бровями и выступающим носом. Как это принято у буддистов, он брил голову. Здоровье у него было слабое и он всю жизнь страдал расстройством желудка. По его письмам можно предположить, что он был человеком спокойным, умеренным, необычайно заботливым, щедрым и верным по отношению к родным и друзьям. Хотя всю жизнь он страдал от нищеты, он почти не уделял внимания этому, будучи истинным философом и буддистом.

Проживая в Эдо, Басё обитал в простой хижине, подле которой росло банановое дерево. Считается, что именно благодаря ему Басё всял себе этот псевдоним (означает «банан, банановое дерево»).

Зимой 1682 года сёгунская столица Эдо в очередной раз стала жертвой крупного пожара. К несчастью, этот пожар погубил «Обитель бананового листа» — жилище поэта, и сам Басё чуть не погиб. После короткого пребывания в провинции Каи, он возвращается в Эдо, где с помощью учеников строит в сентябре 1683 года новую хижину и сажает банановое дерево. Но это лишь символ. Отныне и до конца своей жизни Басё — странствующий поэт.

В августе 1684 года, в сопровождении своего ученика Тири, в сорокалетнем возрасте Басё отправляется в своё первое путешествие. В те времена путешествовать по Японии было очень трудно. Многочисленные заставы и бесконечные проверки паспортов, причиняли путникам немало хлопот. Однако, надо думать, Басё был достаточно умён и точно уж достаточно известен, чтобы пройти это преграды. Интересно посмотреть, что представляло собой его дорожное одеяние: большая плетёная шляпа (которые обычно носили священники) и светло-коричневый хлопчатобумажный плащ, на шее висела сума, а в руке посох и четки со ста восемью бусинами. В сумке лежали две-три китайские и японские антологии, флейта и крохотный деревянный гонг. Одним словом, он был похож на буддийского паломника.

Читайте также  Краткая биография гамильтон

После многодневного путешествия по главному тракту Токайдо, Басё и его спутник прибыли в провинцию Исэ, где поклонились легендарному храмовому комплексу Исэ дайдзингу, посвященному синтоиской богине Солнца Аматэрасу Омиками. В сентябре они оказались на родине Басё, в Уэдо, где поэт повидал брата и узнал о смерти родителей. Затем Тири вернулся домой, а Басё после странствий по провинциям Ямато, Мини и Овари, опять прибывает в Уэдо, где встречает новый год, и снова путешествует по провинциям Ямато, Ямасиро, Оми, Овари и Каи и в апреле возвращается в свою обитель. Путешествие Басё служило и распространению его стиля, ибо везде поэты и аристократы приглашали его к себе в гости. Х рупкое здоровье Басё заставило поволноваться его поклонников и учеников, и они облегчённо вздохнули, когда он вернулся домой.

До конца своей жизни Басё путешествовал, черпая силы в красотах природы. Его поклонники ходили за ним толпами, повсюду его встречали ряды почитателей — крестьян и самураев. Его путешествия и его гений дали новый расцвет ещё одному прозаическому жанру, столь популярному в Японии — жанру путевых дневников, зародившемуся ещё в X веке. Лучшим дневником Басё считается «Окуно хосомити» («По тропинкам севера»). В нём описывается самое продолжительное путешествие Басё вместе с его учеником Сора, начавшееся в марте 1689 г. и продолжавшееся сто шестьдесят дней. В 1691 году он снова отправился в Киото, тремя годами позже опять посетил родной край, а затем пришел в Осаку. Это путешествие оказалось для него последним. Басё скончался в возрасте пятидесяти одного год

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Рубрики

  • Cкульптура (2)
  • Музыкальные флеш плееры (1)
  • (0)
  • (0)
  • SOS, SOS, SOS. (3)
  • БАРДЫ/Авторская песня (55)
  • БИСЕР (14)
  • ВЕСЬ ЮЖНЫЙ УРАЛ (22)
  • ВСТРЕЧА С ПЕСНЕЙ. МузСайты (0)
  • ВЫШИВКА (20)
  • география путешествий (89)
  • Великие путешественники (3)
  • тайны морей и океанов (1)
  • геология (49)
  • МИР КАМНЯ (6)
  • ГРАВЮРА (1)
  • Детские фильмы (6)
  • Документальное кино (22)
  • Живопись (594)
  • АКВАРЕЛИ (39)
  • РИСУНОК (12)
  • Зверьё моё (83)
  • Здоровье (45)
  • ИГРУШКИ (373)
  • интерьер,дизайн (34)
  • ИСКУССТВО ЗВУКА (11)
  • Исторические русские усадьбы (9)
  • ИСТОРИЯ И КРАЕВЕДЕНИЕ (11)
  • История России (30)
  • ИСТОРИЯ, исторические события и личности (6)
  • КИНО (193)
  • Детские фильмы (3)
  • МУЗЫКАЛЬНЫЕ ФИЛЬМЫ и КОМЕДИИ (22)
  • СКАЗКИ. (11)
  • КОННЫЙ МИР (6)
  • КОНСЕРВАТИВНЫЙ КЛУБ (2)
  • Копилка премудростей (63)
  • КОСМОС (26)
  • кулинария (201)
  • ЗАГОТОВКИ НА ЗИМУ (12)
  • РУССКАЯ КУХНЯ (9)
  • ЛИТЕРАТУРА (40)
  • Мир ЛЕСА (1)
  • МУЗЕИ (9)
  • музыка (677)
  • ВСТРЕЧА С ПЕСНЕЙ. МузСайты (1)
  • ДУХОВНЫЕ ПЕСНОПЕНИЯ (46)
  • музыка (21)
  • музыка (30)
  • музыка (12)
  • МУЗЫКАЛЬНЫЕ ОТКРЫТКИ (6)
  • ОПЕРА (11)
  • РОМАНСЫ (36)
  • РУССКИЕ НАРОДНЫЕ ХОРЫ (13)
  • МУЗЫКА и ЖИВОПИСЬ (6)
  • МУЛЬТФИЛЬМЫ. (26)
  • Народное художественное творчество (18)
  • Огород и САД (222)
  • ОТКРЫТКИ (1)
  • ОТКРЫТКИ к ПРАЗДНИКАМ (8)
  • Оч.Умелые Ручки (5)
  • ПОЭЗИЯ (51)
  • ПРАВОСЛАВИЕ (92)
  • ДУХОВНЫЕ ПЕСНОПЕНИЯ (3)
  • Консервативный клуб (1)
  • Молитва. Богослужение (16)
  • МОНАСТЫРИ РОССИИ (3)
  • ПРАВОСЛАВНОЕ КИНО (15)
  • ХРАМЫ РОССИИ (4)
  • ПРИРОДА и ПРИРОДНЫЕ ЯВЛЕНИЯ (26)
  • ПТИЦЫ (35)
  • РАДИО (1)
  • РАСТЕНИЯ — твои друзья и недруги (1)
  • Рецепты Красоты (11)
  • РОМАНСЫ (8)
  • РОССИЯ (9)
  • Рукоделие (539)
  • ВАРЕЖКИ (2)
  • ВЯЗАНИЕ -ЦВЕТЫ кючком и спицами (28)
  • НОСКИ (18)
  • рукоделие (7)
  • рукоделие (14)
  • рукоделие (22)
  • рукоделие (24)
  • рукоделие (8)
  • рукоделие (22)
  • рукоделие (5)
  • рукоделие (2)
  • САЛФЕТКИ (18)
  • ТАПОЧКИ (3)
  • САД (118)
  • ЗАГОРОДНАЯ ЖИЗНЬ (28)
  • САДЫ / ПАРКИ (50)
  • СКАЗКИ-СКАЗОЧКИ (1)
  • Слушаем книги (16)
  • Спорт (2)
  • СТЕКЛО (3)
  • СУНДУЧОК. (33)
  • Театр (67)
  • БАЛЕТ (17)
  • Телеканалы TV. (18)
  • ФАРФОР (11)
  • ФЛОРА (8)
  • ФотоАльбом (14)
  • ФОТОГРАФИЯ (19)
  • Хорошее Настроение ))) (7)
  • ЦВЕТЫ (84)
  • Это интересно (43)
  • Ювелирное искусство (8)

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Постоянные читатели

Статистика

Мацуо Басё — самый известный поэт Японии не только в России, но и во всем мире.

Мацуо Басё. Хайбун

Мацуо Басё — самый известный поэт Японии не только в России, но и во всем мире. Гений трехстишия или хокку (хайку, хайкай) был странствующим поэтом, сочинявшим не только стихи, но и прозу. Но главным образом он известен как реформатор хокку, превративший эти короткие стихи с известным сочетанием количества слогов в строчках (пять — семь — пять) из простой игры слов в философию. Один из учеников Мацуо Басё на вопрос о том, что нового привнес его учитель в поэзию, ответил:

«Если прежние поэты воспевали соловья, который поет на ветке сливы, то нынешние подмечают, как он «роняет помет на лепешку»».

Соединение повседневности с поэзией, умение найти прекрасное во всем, что окружает человека, даже в том, как птичка роняет свою лепешку, главное, что отличало поэзию самого Мацуо Басё и его поэтической школы. Он был уверен, что для настоящего поэта нет ничего в мире и природе, что не могло бы стать предметом поэтического.

А еще в хайбуне должен быть дух «хай», т.е. некоторая ироничность по отношению к объекту и к самому себе. Способность придать стихотворению особый аромат не только легкой умешки, но и мистической таинственности, вызывающей у читателя ощущение невысказанности и затаенности, — это тоже стиль Басё.

То, что Мацуо был поэтом, известно многим, а вот то, что он писал прозу, знают далеко не все. А между тем, кроме дневниковых записей о своих путешествиях, Басё писал также краткие или более обширные комментарии к своим коротким стихотворениям.

Нельзя сказать, что он был первым, кто начал сопровождать свои стихи краткими вступлениями, но он стал первым, кто превратил эти пояснения в поэзию, написанную прозаическим языком.

Жанр сопровождения хайкай коротким предисловием, водящим в контекст стихотворения, называется хайбун (сокращение «хайкай-но бунсё»).

Такое введение было необходимо, чтобы читатель понимал, в какой атмосферы родилось стихотворение. Фактически это был словесный рисунок, сопровождавший поэтическую миниатюру.

Сразу скажу, что я с трудом воспринимаю японскую и китайскую поэзию. Во многом потому, что не знаю реалий, на которых воспитываются поэты Востока и в окружении которых растут. Специалисты, да и сами японцы, часто сами не знают, откуда они больше черпают восприятие окружения: из книг или из самой природы.


Что уж говорить о тех, кто не знает китайского и японского и не сталкивался с восточными реалиями. Зато этот жанр становится более понятным, если читать хайбуны, написанные не только японскими поэтами, но и нашими соотечественниками. В последнее время – это вовсе не редкость, а скорее норма, если учесть, что организуются даже специальные конкурсы такой поэзии.

Я попробовала соединить в одном тексте хайбуны Мацуо Басё и хайбуны поэтов, наших современников, и мне кажется, что это не только интересно, но и познавательно с точки зрения понимания того, что такое хайбун.

Мацуо Басё. (В переводах Татьяны Соколовой-Делюсиной)

Предостережение живущим уединенно

Ну и разленился же этот старик! В последнее время даже гости стали докучать мне, и я многажды клялся себе: «Не буду больше ни с кем видеться, не буду никого к себе звать!» И только лунной ночью или снежным утром сердце сжимается от безмерной тоски по другу! Молча пью вино, самого себя спрашиваю, самому себе отвечаю. Распахнув дверь хижины, любуюсь снегом, пригубив вина, берусь за кисть, потом откладываю ее… Ну что за безумный старик!

Пью вино,
Но заснуть все трудней и трудней.
Снежная ночь.

Зайдя как-то навестить одного человека в его убежище, обнаружил, что хозяина нет дома, — как мне сказали, он отправился в паломничество по монастырям, — хижину же охранял какой-то старик. Рядом у изгороди пышно цвела слива. «Вот кто чувствует себя здесь хозяином!» — невольно воскликнул я, старик же ответил: «Но ведь изгородь эта не наша…» На это я сказал:

Нет хозяина дома.
И даже слива цветет сегодня
За изгородью чужой.

Некий Сора поселился по соседству с моей хижиной и с тех пор ни утра, ни вечера не проходит без того, чтобы мы не сообщались: то он меня навестит, то я его. Когда я готовлю еду, он помогает мне собирать хворост и разводить огонь в очаге, вечерами же, когда я кипячу воду для чая, он приходит и стучит в мою дверь. По натуре это человек, склонный к затворничеству, и нас с ним связывает несокрушимая дружба. Однажды вечером, когда он пришел ко мне, падал снег…


Огонь разведи,
Я же порадую взор твой —
Снежный скатаю шар.

Елена Неменко. Хайбун про зеленый чай…

…. … Она легким незаметным движением вынимает из-за пояса кимоно шелковый платок. сложенный уголком. Заученными движениями изящно сворачивает его в прямоугольник и символично приглаживает ребром точеной ладони, затем протирает с двух сторон верх крышечки лаковой шкатулки, в которой хранится пудра зеленого чая.

… … Платочек тут же приобретает треугольную форму и занимает место за поясом кимоно. Пальцы, плотно прижатые друг к другу, строго параллельно зависают над бамбуковым миниатюрным черпачком для пудры зелёного чая, платок, сложенный треугольником, вновь превращается в прямоугольник, черпачок в него сначала ровненько укладывается, а потом легонько два раза протирается на глазах у гостя…


… А гость, уперев ладони в циновку, мягко сидит на своих уютных пятках в хэбэшных носках и впитывает, впитывает покой и умиротворенность, медленно раскручивающиеся с паром, исходящим от изящного сосуда, который язык никогда не повернется назвать котлом, а на нём строго по центру покоится деревянный ковшичек ровно на три глотка, два из которых гостю предстоит выпить бесшумно, а третий, последний, втянуть с таким уважительным шмыгающим звуком – тсщчууу.. . Но это потом в самом конце церемонии, а пока ему ещё только предстоит путь к сохранению духовной чистоты, а его нет без процесса очищения предметов… И поэтому хозяйка ещё добрых два часа будет протирать чашку-пиалу, запаривать бамбуковый венчик для взбивания чая, платочек будет шелковой послушной бабочкой слетать на ладонь, за пояс кимоно, на внешний край чашки…

Тик…тик…тикает
Венчик, взбивающий чай…
Сядь…прислушайся…

Заброшенный сад… Только скрип калитки да старых качелей в его глубине привлекают внимание редких прохожих, навевая тоску. У калитки черёмуха беспомощно растопырила свои уже почти опустевшие ветви, и лишь вездесущие воробьи на мгновение облепили её верхушку. С трудом угадывая сеть тропинок под пестрым ковром опавших листьев, проникаю в самое сердце заросшего сада. Роскошный куст калины, окруженный уже одичавшими яблоньками, поражает своим великолепием. Грозди калины красной в пурпурно-зеленоватом хороводе листьев, ведомом порывами осеннего ветра, учащают мой пульс.
— Живой сад! Живой!

старая усадьба
за кованой оградой
листопад

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: