Антифеодальные выступления в хi веке

Антифеодальные выступления в ХI веке

После смерти Ярослава в 1054 г. территория древнерусского государства была разделена между его сыновьями. Старшему сыну Ярослава — Изяславу достались Киевская и Новгородская земли, Святослав получил Чернигов и земли вплоть до Рязани, а кроме того, Тмутаракань на юге, Всеволод владел Переславлем на юге, Ростово-Суздальским краем и Белоозерьем на севере. Два остальных брата — Игорь и Вячеслав — получили небольшие территории: первый — Волынь, второй — Смоленск.

Изяслав, Святослав и Всеволод, в руках которых сосредоточилась основная государственная территория, заключили между собой соглашение, по которому они должны были править государством совместно. Это была своеобразная попытка предупредить нарастающую угрозу феодального раздробления, избежать внутренних междоусобиц. Однако союз старших Ярославичей продержался недолго. Роковой удар По нему нанесло народное восстание в Киеве в 1068 г.

В том году произошло первое большое нападение на Русь половцев — новых тэркских кочевников, сменивших в южнорусских степях в середине XI в. печенегов, которые были отброшены в Венгрию. Выступившие навстречу половцам Изяслав, Святослав и Всеволод были разбиты на реке Альте. Изяслав и Всеволод бежали в Киев, Святослав — в свой город Чернигов. Киевляне и сбежавшиеся в Киев из окрестных сел смерды, видя неспособность князей защитить их от половцев, созвали на торге вече и послали сказать Изяславу: «Вот половцы рассыпались по всей земле, выдай, князь, оружие и коней, мы еще побьемся с ними». Изяслав, знавший антифеодальные настроения народа, отказался выдать оружие, боясь, что оно может быть использовано против феодалов. Это послужило толчком к широкому народному восстанию, давно уже назревавшему в Киеве. Восставшие бросились на двор воеводы Коснячко, но, не найдя хозяина и разграбив его двор, разделились на две части: одна устремилась к «поробу», чтобы освободить сидевшего там полоцкого князя Всеслава, вероломно заключенного Ярославичами, другая направилась «на княжь двор», где князь и его дружина, запершись, обдумывали создавшееся положение. Спасая свою жизнь, Изяслав и Всеволод оставили Киев. Киевляне освободили популярного в народе полоцкого князя Всеслава и провозгласили его своим князем. «Двор же разграбили, — бесчисленное множество золота и серебра в монетах и слитках».

Изяслав бежал в Польшу и вскоре вернулся оттуда вместе с польским королем Болеславом, приходившимся ему двоюродным братом, и польским войском. Киевляне вышли навстречу им к Белгороду, но Всеслав вместо того, чтобы руководить битвой, ночью тайно покинул ряды киевлян и ушел в евоп родной Полоцк. Оставшиеся без руководства киевляне !*еосУмели оказать сопротивления. При помощи польских в°Пск Изяслав вступил в Киев и жестоко расправился с на-елением. Летопись передает, что было казнено 70 наибо-1ее видных повстанцев.

Киевляне были глубоко возмущены поведением пришедших с Изяславом поляков. Как и при Святославе, они стали тайно «отай» — избивать их. Болеслав вынужден был уйти назад в Польшу. Оставленный без польской поддержки, Изяслав также недолго продержался в Киеве. В 1073 г. он был изгнан братьями Святославом и Всеволодом и снова вынужден был искать покровительства у польского короля.

Восстание. 1068 г. было наиболее крупным, но не единственным проявлением классовой борьбы в древнерусском государстве в 60 — 70-х годах XI в. Рост феодального землевладения и усиление феодальной эксплуатации вызывали глубокое недовольство среди широких масс горожан и смердов, которые нередко поднимались на открытую борьбу. Во главе народных движений обычно стояли волхвы, стремившиеся использовать социальный протест масс для борьбы за языческую веру.

В конце 60 — начале 70-х годов вспыхнуло народное восстание в Новгороде, возглавляемое появившимся там волхвом. Восставшие собирались убить епископа. Когда же епископ с крестом в руках вышел навстречу «замутившемуся народу» и сказал: «Кто хочет верить волхву, пусть идет за ним, кто же истинно верует, пусть тот к кресту идет», то все население города оказалось на стороне волхва, с епископом остались лишь князь Глеб и его дружина. Сознавая, насколько рискованно в таких случаях терять время, Глеб зарубил волхва, а затем с помощью дружины подавил восстание.

В то же время в Ростово-Суздальском крае имело место мощное крестьянское движение, вызванное голодом. В восстании участвовало около 300 крестьян (смердов). Продвигаясь под руководством двух волхвов вверх по Волге и Шексне, восставшие отбирали у богатых хлеб, рыбу, мясо, захватывали их имения и нередко убивали самих. Когда восставшие достигли Белоозера, против них выступил Ян Вышатич — боярин князя Святослава Ярославовича, прибывший сюда за сбором дани. При опоре на Белозерскую знать Ян Вышатич подавил восстание.

Непосредственным ответом социальных верхов на антифеодальные выступления народа в 60 — 70-х годах было появление «Русской правды» Ярославовичей. Система высоких вир (штрафов) и наказаний, предусмотренная в этом документе, должна была оградить права и имущество князей и княжеских мужей от законных посягательств народа.

Народные восстания середины XIX в

Не удивительно, что народы Востока решительно сопротивля­лись установлению колониальных режимов. Это сопротивление, как уже отмечалось, проявлялось еще в ходе первых завоева­тельных войн европейских колонизаторов против народов Во­стока (Индонезия, Индия). Позднее, уже в XIX в., мужественно противостояли наступлению бурских и английских колонизато­ров зулусы во главе с Дингааном и басуто, возглавленные Мошешем. Героически сопротивлялись французским колонизато­рам народы Алжира и Сенегала.

Следующим этапом антиколониальной борьбы были восста­ния народов уже порабощенных колонизаторами стран и обла­стей. Их породили бедствия, которые принесла народам коло­ниальная эксплуатация, свойственная периоду первоначального накопления капитала. В Индии такое восстание вспыхнуло в Бенгалии вскоре после ее захвата англичанами. В начале XIX в. имели место антианглийские выступления сипаев на юге страны, различные районы охватило движение ваххабитов.

Яванское восстание (1825—1830), возглавленное Дипонегоро, хотя и происходило в то время, когда колониальная поли­тика Англии и Франции уже осуществлялась методами, прису­щими периоду промышленного капитализма, относится к вос­станиям эпохи первоначального накопления, так как в колони­альной политике Голландии еще преобладали методы этой эпохи, правда несколько модернизированные.

Антиколониальные восстания XVIII — начала XIX в. несли на себе печать незрелости и слабости тогдашнего этапа борьбы за независимость. Они имели стихийный и локальный характер.

Гораздо больший размах и глубину приобрела антиколони­альная борьба народов Востока в середине XIX в., когда завер­шилось формирование колониальной системы домонополистического капитализма и достаточно отчетливо проявились последствия превращения крупнейших стран Востока в рынки сбыта и источники сырья капиталистического Запада.

В отличие от событий ^начального периода антиколониаль­ной борьбы крестьянская война тайпинов в Китае, восстание 1857—1859 гг. в Индии, бабидские восстания о Иране имели важное значение для судеб каждой из этих стран в целом. Иными словами, они имели соответственно общекитайское, об­щеиндийское, общеиранское значение. В Японии после ее на­сильственного «открытия» развердулись крупные народные дви­жения, ставшие важным элементом сложившейся там револю» ционной ситуации и способствовавшие свержению в конце 60-х годов сегуната.

При исключительно большом своеобразии народных движе­ний в каждой из стран все они были ответом на вторжение и утверждение иностранных колонизаторов. Независимо от субъ­ективных устремлений вождей и участников этих движений все они объективно были направлены против колонизаторов и фео­дальных порядков. Но в зависимости от степени и формы коло­ниального подчинения, уровня экономического развития, соот­ношения классовых сил, а также от других специфических особенностей каждой страны соотношение между антиколони­альным и антифеодальным потоками освободительной борьбы складывалось по-разному.

В Индии, где в условиях колониального режима управления особенно сильно и обнаженно проявлялся гнет чужеземных поработителей, восстание 1857—1859 гг. было прежде всего ан­тиколониальным восстанием, революционной войной за нацио­нальную независимость. Антифеодальная направленность этого восстания была скорее только потенциальной, но она, несомнен­но, была ему присуща. Об этом свидетельствовали, например, выступления крестьянства против феодалов новой формации, получивших земли и привилегии из рук англичан, некоторые моменты внутренней борьбы в повстанческом лагере в Дели и т. п.

В Китае, где навязанные колонизаторами неравноправные договоры и начавшееся в связи с этим проникновение иностран­ного капитала привели в первую очередь к обострению и без того очень глубоких противоречий между крестьянством и фео­далами, народное движение приняло форму революционной антифеодальной крестьянской войны. Объективно присущая ей антиколониальная направленность в начале восстания тайпи­нов не проявилась еще достаточно отчетливо. Но по мере раз­вертывания революционной войны, особенно когда началась открытая интервенция иностранных колонизаторов против тайпинского государства, полностью определилась; неразрывная связь антифеодальной и антиколонизаторской борьбы китай­ского народа.

В Иране размах и глубина народных восстаний были слабее, чем в Китае и Индии. Так как Иран переживал лишь началь­ную стадию проникновения иностранных колонизаторов, анти­колонизаторская направленность народного движения прояви­лась здесь менее отчетливо.

Читайте также  Рост крупной машинной индустрии. новые промышленные районы

Средневековые формы борьбы. «Феодальный национализм»

Хотя индийское восстание 1857—1859 гг., крестьянская война тайпинов, бабидские восстания происходили в середине XIX в. и являлись ответом народов на колониальную политику капи­талистических государств Европы и США, по своему характеру, методам борьбы и идеологии это были движения средневекового типа, с чертами, присущими феодальной эпохе. Подобного рода народные движения в Китае В. И. Ленин назвал «старыми ки­тайскими бунтами» *. В них проявлялись и классовые противо­речия, свойственные феодальной эпохе. Складывавшийся уже в то время союз между силами внутренней феодальной реакции и иноземными поработителями способствовал тому, что антико­лониальные народные движения зачастую носили отчетливо выраженный антифеодальный характер. Главной движущей силой всех этих движений было крестьянство, в них участво­вали также ремесленники и городская беднота. В то время в Индии, Китае, Иране не было еще сколько-нибудь сложившегося капиталистического уклада, не существовало рабочего класса и буржуазии. Не удивительно, что народным движениям сере­дины XIX в. в этих странах были присущи черты и особенности крестьянских войн средневековья. Все они имели ярко выражен­ную религиозную окраску. Индийское восстание 1857—1859 гг. развертывалось под лозунгами защиты ислама и индуизма от колонизаторов-иноверцев. Религиозное учение бабидов опреде­лило многие черты народных выступлений в Иране. Тайпины обосновывали свою программу своеобразной интерпретацией христианства.

* В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 17, с. 179.

Таким образом, в целом это были народные движения, типич­ные для эпохи феодализма, и притом движения народных масс, заинтересованных в ликвидации феодальной эксплуатации.

Но наряду с антифеодальной направленностью в движениях против иностранных колонизаторов немалую роль играли идео­логия и лозунги «феодального национализма». Хотя повсемест­но по мере развертывания колониальной агрессии укреплялся союз колонизаторов с феодальными элементами, колониализм посягал на власть и некоторые привилегии местной феодальной знати. Султаны, махараджи, феодалы различных рангов не хо­тели терять былое могущество, уступать главную роль в эксплуатации своего народа чужеземным пришельцам. Не удиви­тельно, что определенные группы феодальных элементов, осо­бенно те, которые были сильно ущемлены колонизаторами, готовы были участвовать в антиколониальной борьбе. Они вы­ступали за изгнание колонизаторов и восстановление независи­мых феодальных государств и княжеств.

Выступления против колонизаторов под знаменем «феодаль­ного национализма» имели место почти во всех странах Восто­ка. Под этим знаменем развертывалось яванское восстание 1825—1830 гг. Феодальные элементы возглавили восстание 1857—1859 гг. в Индии. Антиколониальные движения, проходив­шие под лозунгами «феодального национализма», выдвинули немало выдающихся вождей и национальных героев, таких, как Дипонегоро, Нана Сахиб, Лакшми Бай и др. Вместе с тем опыт антиколониальной борьбы народов Востока показал несостоя­тельность «феодального национализма». Ставя превыше всего свои классовые и династические интересы, феодальные элемен­ты боялись антифеодальных выступлений крестьян и ремеслен­ников больше, чем иностранных поработителей. Опасаясь роста активности народных масс, они, как травило, шли на сговор с колонизаторами.

Средневековый характер всех народных движений на Востоке в середине XIX в. определил главные причины их пораже­ния.

Поражение этих движений свидетельствовало о том, что тог­да, в период домонополистического капитализма, на Востоке еще не сложились достаточно могучие общественные силы, кото­рые смогли бы сбросить господство иноземных колонизаторов и феодальный гнет.

Вместе с тем народные движения середины XIX в. на Во­стоке имели огромное прогрессивное значение. Их объективной целью было уничтожение феодальных порядков и колони­ального гнета. Эти движения расшатали феодальные устои. Они явились одним из важных факторов развития национального самосознания народов Востока.

В несколько иных условиях, чем в остальных странах Во­стока, развертывались народные движения в Японии. Насиль­ственное «открытие» страны имело здесь последствия, аналогич­ные тем, которые наблюдались в других странах Востока, но вторжение колонизаторов в Японию произошло позднее, чем в большинство других стран Азии. Антифеодальные выступления крестьянства и антиколониальная борьба развертывались там уже в условиях существования капиталистического уклада. Это сделало возможным свержение сегуната и осуществление неко­торых буржуазных реформ, благодаря чему Япония смогла сравнительно быстро выбиться на путь независимого капитали­стического развития.

Антифеодальная борьба в эпоху развитого феодализма

Антифеодальная борьба в эпоху развитого феодализма

автор НКВД Пт Май 04, 2012 3:32 am

На мой взгляд интересно изучить этот вопрос, какую роль играла эта борьба, какое влияние она оказала на левое движение? Какие отголоски мы можем наблюдать и по сей день в левом движении?? Была ли эта борьба исключительным явлением возникшим лишь в некоторых народах или её возникновение было правилом?

Вот предлагаю ознакомиться с 2-мя примерами такой борьбы:
Гуситское революционное движение

Последний раз редактировалось: НКВД (Сб Май 12, 2012 4:07 pm), всего редактировалось 1 раз(а)

  • Сообщение 2

Re: Антифеодальная борьба в эпоху развитого феодализма

автор Виктор Макаров Сб Май 05, 2012 5:27 am

Г-н НКВД, «раннеантифеодальная» (крайне неудобоваримое словообразование, состоящее аж из трёх смысловых частей) борьба — это очевидно та, которая велась в ранних феодальных обществах. Это известно любому мало-мальски исторически и лингвистически грамотному человеку. Об антифеодальной борьбе в раннефеодальных обществах написаны многие исторические труды (не говоря уже о тех трудах, где ведётся об этом речь в отдельных главах).

3-й том «Всемирной истории» (М., 1957) вот что говорит по этому вопросу:

Антагонистические противоречия, присущие феодальному способу производства, делали феодальное общество ареной острых классовых столкновении и непрерывной борьбы, прежде всего между двумя классами — феодально зависимым крестьянством и феодальными землевладельцами.

Для ранних этапов развития феодализма характерными обычно являлись местные крестьянские волнения и восстания, не выходившие за рамки отдельных, сравнительно небольших районов. В дальнейшем, когда социально-экономическое развитие привело к тому, что окончательно сложились основные классы феодального общества, усилился и протест крестьянских масс против растущей эксплуатации их со стороны феодалов. Антифеодальные движения крестьян стали выходить за ограниченные, узкие рамки отдельных местностей и распространяться на большие территории. Изменялся и характер крестьянских движений. Они охватывали более широкие массы крестьянства, были более длительными и отличались большей остротой.

Раньше всего это проявилось на Востоке, где экономическое развитие в период раннего средневековья шло быстрее, чем в Европе. Так, в Китае с начала VII в. антифеодальные крестьянские движения, начавшиеся в Хэнани, Хэбэе и других областях, распространились за пределы этих районов. В IX в. в Китае произошло уже очень крупное крестьянское восстание под руководством Хуан Чао, носившее массовый характер и продолжавшееся около 10 лет.

В конце V — начале VI в. возникло крупное крестьянское движение в Иране — движение маздакитов, которое было первым массовым протестом крестьян Ирана против феодальной эксплуатации. В VIII и IX вв. крупные крестьянские восстания неоднократно вспыхивали в Средней Азии (восстание Муканны), в Азербайджане (восстание Бабека), в Месопотамии, Сирии, Иране, на аравийском побережье Персидского залива (карматские восстания в конце IX и в X в.), в Византии (павликианское движение, восстание Фомы Славянина, восстание Василия Медная Рука) и в других странах. Антифеодальные движения нередко сочетались с борьбой против иноземных захватчиков. Так было, например, в странах, зависимых от Арабского халифата.

Народы России также имеют свою историю антифеодальной борьбы в период раннего средневековья.

Что же касается восстания сербедаров (XIV в.) в Азии и гуситского движения (XV в.) в Европе, то это уже КОНЕЦ ЭПОХИ РАЗВИТОГО ФЕОДАЛИЗМА.

Вот что говорит по этому поводу тот же том «Всемирной истории»:

Крупнейшими крестьянскими восстаниями, охватившими обширные территории, отмечен период развитого феодализма. Крестьянские восстания во многих странах средневековья в это время по размаху, силе и упорству значительно превосходили восстания предшествующего времени. Достаточно назвать такие широкие антифеодальные движения, как восстание под предводительством пастуха Ивайло в Болгарии в XIII в., восстание «Красных повязок» в Китае в XIV в., восстание Дольчино в Северной Италии в начале XIV в., Жакерия во Франции и восстание Уота Тайлера в Англии во второй половине XIV в., крестьянское восстание в Трансильвании в XV в., ряд крупных крестьянских выступлений в странах Ближнего и Среднего Востока в XIV—XV вв. (сербедары в Иране и Средней Азии в XIV в., восстание крестьян в Турции во втором десятилетии XV в. и др.). Большое значение имела Великая крестьянская война в Чехии XV в.: здесь широкое восстание против чешских эксплуататоров сочеталось с борьбой против иноземного засилия.

Крестьянские восстания нередко соединялись с выступлениями горожан, особенно городских низов, так как у крестьян и у большей части горожан был один и тот же враг — феодальные сеньоры. Характер городских движений изменялся по мере развития феодального общества. В наиболее развитых экономически странах Европы городская беднота и возникавший в городах предпролетариат вели борьбу не только против городских землевладельцев и представителей купеческо-ростовщического капитала, но и против зарождающихся форм капиталистической эксплуатации в промышленности (например, восстание чомпи во Флоренции в XIV в.).

Читайте также  Ноябрьский переворот 1741 года

Своей борьбой против феодальной эксплуатации трудящиеся массы деревни и города расчищали путь для дальнейшего развития производительных сил и тем самым двигали феодальное общество вперёд.

И это не касаясь истории России периода развитого феодализма, с её городскими бунтами (Соляной, Медный), двумя с половиной крестьянскими войнами (Болотников, Разин, Пугачёв) и незавершённой Реформацией.

Так что, г-н НКВД, Вам следует подыскать новое название для созданной Вами темы. А то устроили здесь какой-то лжеисторический среднеазиаточехоцентризм

Вот Вам в качестве пособия для просвещения табличка по истории европейского феодализма (специально составленная мной на скорую руку):

И вообще советую Вам ознакомиться хотя бы с кратким очерком истории феодализма , прежде чем создавать темы со столь вопиющим несоответствием названия и содержания.

Последний раз редактировалось: Виктор Макаров (Сб Май 12, 2012 4:11 pm), всего редактировалось 4 раз(а)

_________________
Разговаривать с Макаровым все равно что вступать в диалог со своим навигатором в машине. Не видишь, братец, что это не человек, а прога рассылающая ссыли (с) Есть мастера слова, а есть мастера ссылей. че ты от него хочешь (с) Луна с «Вольнодумства»

Не всякий бунтарь есть революционер, но всякий революционер – есть бунтарь, бунтарь с длинной волей (с) Один известный современный российский политик

Антифеодальные выступления в хi веке

Главы из книги: История стран зарубежной Азии в средние века. М., 1970.

Антифеодальные народные выступления в XVI —начале XVII в. Политическая борьба в среде господствующего класса

С середины периода правления династии Мин резко обострились классовые противоречия, пришли в движение и заволновались самые различные слои и социальные группы феодального Китая. Нарастание классовой борьбы проявилось прежде всего в серии крупных крестьянских восстаний, вызванных массовым разорением деревни.

Волна антифеодальных выступлений крестьян поднялась в различных районах страны уже в начале XVI в. Одним из крупнейших было восстание, вспыхнувшее в 1509 г. в столичной области под руководством братьев Лю (Лю Шестого и Лю Седьмого), Ян Ху и других вожаков. Крестьяне взялись за оружие, протестуя против насильственного превращения их земель в императорские поместья. К восставшим примкнул мелкий феодал Чжао Суй, который сыграл важную роль, внеся в движение некоторые элементы организованности. Повстанцы совершили несколько крупных походов, пройдя по территории Шаньси, Шаньдуна, Хэнани, Хубэя, Аньхуэя и Цзянсу. В их руки перешло много городов; на юге они угрожали Наньцзину, на севере трижды подступали к Пекину, вызывая панику среди правящих феодальных кругов. Однако з 1512 г. минскому двору с помощью больших воинских сил, в том числе императорской гвардии и пограничных отрядов, удалось подавить это мощное крестьянское выступление.

Весной 1511 г. большие народные волнения возникли в Цзянси. Отряды крестьян-повстанцев, опираясь на созданные в горах тайные станы, установили контроль над южной частью провинции. Используя войска, укомплектованные из некитайских народностей, минские власти через два года нанесли поражение восставшим. Но жестокая расправа, грабежи и насилия феодальных карателей привели к возобновлению повстанческих действий, которые продолжались в Цзянси и соседних районах Фуцзяни и Чжэцзяна вплоть до 1517 г.

Массовые крестьянские выступления происходили также в пров. Сычуань. В 1509—1514 гг. здесь действовали две крупные повстанческие группы: Лань Тин-жуя на севере и Фан Сы на юге. Они овладели многими уездами и областями, где пытались создавать свои органы управления, ходили походами в соседние провинции. В этом восстании вместе с китайскими крестьянами участвовали представители мяо и других малых народностей. В ряде случаев повстанцы пользовались поддержкой горожан.

Пламя крестьянских восстаний продолжало полыхать по стране и в 20—30-е годы XVI в. Постоянными очагами массового возмущения оставались районы Шаньдуна, Цзянси и Сычуани. В своей антифеодальной борьбе крестьяне не были совершенно одиноки. К их движению примыкали выступления солдат, недовольных постоянными задержками жалованья и бесчеловечным обращением начальства. Взбунтовавшиеся и дезертировавшие солдаты нередко присоединялись к повстанческим отрядам крестьян, принося в их ряды некоторое знание военного дела, умение обращаться с оружием.

В стенах китайских городов также развертывалась антифеодальная борьба, происходили стихийные выступления против налогового гнета и притеснений властей. В этих волнениях участвовали разные слои городского населения — купцы, владельцы ремесленных мастерских и мануфактур, часть городской интеллигенции, мелких служащих и т. д. Однако основным «горючим материалом» являлись городские низы: подмастерья и наемные работники, мелкие ремесленники и торговцы-лоточники, слуги, многочисленные деклассированные элементы.

Активный характер приобретала борьба работников казенных рудников. Крайне тяжелые условия труда и жизни, безмерное угнетение и издевательства надсмотрщиков вынуждали барщинных рабочих и наемных горняков не только бежать с рудников, но и браться за оружие. Крупные восстания рудничных вспыхнули в 1522—1523 гг. в Хэбэе, Шаньдуне и Хэнани. В 1566 г. поднялись горнорабочие в провинциях Цзянси и Чжэцзян.

В конце XVI в. минское правительство ввело систему специальных горных и налоговых инспекторов с целью усиления контроля за обложением добывающих промыслов, городского производства и торговли. Произвол и злоупотребления этих чиновников вызвали массовое недовольство в городах и на рудниках. Городские волнения стали особенно частыми: с 1596 по 1626 г. их было зарегистрировано более двух десятков.

В 1601 г. восстали ткачи Сучжоу, крупнейшего ремесленного центра Цзяннани. Поводом к выступлению послужило введение властями дополнительных налогов на частные ткацкие и красильные предприятия города. Многие владельцы закрыли свои мастерские, и тысячи наемных работников лишились средств к жизни. Под руководством ткача Гэ Ся-ия они осадили резиденцию правительственного инспектора и потребовали отмены налогов. Несколько наиболее ненавистных чиновников было убито. Расправляясь со злостными угнетателями, восставшие в то же время не допускали насилия в отношении населения. Восстание сучжоуских ткачей, являвшееся первым крупным выступлением наемных работников китайских мануфактур, заставило феодальные власти пойти на уступки: дополнительные налоги на частные мастерские г. Сучжоу были отменены.

В тесной связи с борьбой городских низов находилось движение купечества и ремесленной верхушки за отмену обременительных налогов и таможенных сборов, правительственных ограничений частной торговли и предпринимательства. Пример такого рода движения — продолжавшаяся свыше двух лет (1599—1601) борьба купцов и ремесленников городов Хугуана (ныне Хубэй и Хунань) против произвола провинциального налогового инспектора.

Наряду с крестьянскими восстаниями, волна которых стала вновь нарастать в последние годы XVI в., массовые выступления городского населения подтачивали устои господствующего в стране феодального режима.

На фоне широкой по масштабам, острой классовой борьбы резко обозначались признаки политического разложения Минской империи. Правительство, представлявшее интересы кучки крупнейших феодалов, верхов сановной бюрократии, все более устранялось от решения важных общегосударственных вопросов. В чиновничьем аппарате царили произвол, коррупция и подхалимство, практиковалась торговля должностями.

Императорский двор тратил колоссальные средства на всевозможные развлечения и приобретение предметов роскоши, безудержно истощая ресурсы казны. Придворная знать, безразличная к интересам страны, плела интриги, боролась за власть и наживу. Императоры передоверяли государственные дела фаворитам, которых часто выдвигали из невежественных гаремных слуг. С конца XV в. влиятельные евнухи вместе с их приспешниками неоднократно выступали фактическими руководителями политики двора, оттесняя образованных чиновников. Засилье временщиков несло с собой безудержный грабеж, террор в отношении их соперников, политику крайней феодальной реакции. В такой обстановке на рубеже XV—XVI вв. усилились политические столкновения различных групп господствующего класса Китая.

Недовольство средних и мелких феодалов политикой придворной камарильи получило распространение в среде ученого сословия (шэныпи), ряды которого к XVI в. заметно расширились. Оппозиционные настроения передовых шэныни питались их связями с частью образованных помещиков экономически развитых районов страны, а также с городскими торгово-предпринимательскими слоями. В условиях феодального Китая, где господствовал безраздельный деспотизм, политические взгляды прогрессивной группы ученых и чиновников нашли выход в специфической форме обращения к трону.

Выразителями идей оппозиции выступили члены императорской палаты инспекторов (цензората), которым предоставлялось право при обследовании деятельности государственного аппарата вручать свои доклады непосредственно «сыну неба». Используя эту привилегию, некоторые инспектора стали подвергать критике систему управления страной и выдвигать проекты реформ. Они требовали от императора восстановления принципов «добродетельного» правления (устранения временщиков и бесчестных сановников, привлечения талантливых людей, внимания к государственным делам, экономии в расходах двора), пересмотра устаревших законов, ликвидации казенных предприятий и монополий, реорганизации войска и активности во внешней политике.

Читайте также  Доказательства идейной правоты славянофилов

Дворцовая клика отвечала на эти послания суровыми репрессиями против вольнодумцев-инспекторов и их единомышленников из ученых столичной императорской академии, чиновничьих кругов и горожан. Однако сторонники оппозиции не прекращали своих выступлений. Чуть заканчивалась очередная кампания расправ, как императору направляли новые и новые разоблачительные доклады. Борьба приняла затяжной характер, продолжаясь десятки лет.

Во второй половине XVI в. ухудшение экономического и политического положения страны и неуклонный рост недовольства заставили минскую верхушку пойти на временные уступки прогрессивным элементам. В 1567 г. несколько сторонников реформ получили назначения на высокие государственные должности. Наиболее влиятельный из них, ученый Чжан Цзюй-чжэн, попытался осуществить ряд преобразований. По его инициативе правительство приступило к решению неотложных хозяйственных вопросов, развернулись крупные работы по восстановлению земледелия в районах, ранее затопленных Хуанхэ. С деятельностью Чжан Цзюй-чжэна связано проведение в 1581 г. налоговой реформы,

которая предусматривала замену разнообразных натуральных поборов и отработок единым денежным налогом. Занимая пост главы ведомства чинов, он выступал за усиление контроля над государственным аппаратом, добивался пересмотра состава чиновников, налаживания учета и обсуждения предложений, поступавших с мест. Все эти мероприятия могли сыграть положительную роль в политической и экономической жизни феодального Китая. Однако позиции реформаторов при дворе были непрочными. После смерти Чжан Цзюй-чжэна в 1582 г. реакционная знать добилась постепенной отмены большинства его мероприятий. Политическая обстановка в стране стала еще более напряженной.

С 90-х годов XVI в. в условиях дальнейшего нарастания классовой борьбы оппозиционное движение в среде феодального класса и городских верхов приобрело новые формы. Сторонники реформ из интеллигенции и зажиточных горожан объединились в своеобразную политическую организацию прогрессивного направления. Она сложилась в г. Уси, одном из важных торгово-ремесленных и культурных центров Цзяннани, на базе местного конфуцианского училища — академии Дун- линь. Название этой академии стало наименованием возникшей в ее стенах в 1595 г. политической группировки. Инициатором и вдохновителем этой группировки являлся приверженец Чжан Цзюй-чжэна, опальный чиновник Гу Сянь-чэн, высланный из столицы в г. Уси. Подъему авторитета Дунлинь активно способствовал видный сановник Ли Сань-цай, который поддерживал оппозицию.

Хотя среди участников движения не было полного единства, многие из них выходили за рамки требований, выдвигавшихся ранее в докладах инспекторов. Идеи минских реформаторов получили дальнейшее развитие во взглядах и деятельности дунлиньцев. Они предлагали ограничить землевладение крупных феодалов и снизить налоги, ликвидировать государственный контроль над ремеслом и торговлей и облегчить их обложение, поощрять частное предпринимательство, основанное на наемном труде мануфактурное производство. В выступлениях деятелей оппозиционной группировки осуждалось своеволие императорских родственников и аристократии, выдвигались требования полностью отстранить евнухов от государственных должностей, реформировать систему управления.

Все надежды приверженцы Дунлинь, как и большинство реформаторов феодального Китая, возлагали на персону императора, стремясь привлечь его на свою сторону. Используя распри дворцовых клик, они активно участвовали в борьбе по вопросу о престолонаследии и в 1601 г. добились утверждения наследником сочувствовавшего им принца. В 1620 г. он занял престол. Дунлиньцы приступили к реформам.

Однако возвышение сторонников Дунлинь вызвало серьезное беспокойство в лагере их противников, могущественных феодалов. Объединившись, они перешли к решительным действиям. Через несколько месяцев поддерживавший реформаторов «сын неба» был отравлен. Но-вый император стал послушным орудием в руках реакционеров. Захватившая власть при дворе клика евнухов начала безжалостную расправу над прогрессивными деятелями. К 1624 г. организация Дуньлинь подверглась разгрому. Но даже в условиях жесточайшего террора ее сторонники, будучи правоверными конфуцианцами-монархистами, не рискнули обратиться за помощью к массам. Верноподданничество, оторванность от народа предопределили их поражение. Вместе с тем крах попыток реформ отражал слабость зарождавшихся в стране капиталистических элементов, рупором которых являлись многие передо-вые деятели того времени.

Народные выступления в Древней Руси. Даты наиболее крупных выступлений

До недавнего времени народные движения, имевшие место в древнерусском обществе, трактовались как проявления классовой борьбы, носившей антифеодальный характер. Однако современные исследователи подчеркивают как неоднозначность их социальной природы, так и многоплановость порождающих их факторов.

Это хорошо видно на примере крупнейших народных выступлений в Киевской Руси. Так, волнение 1024 г. в Суздальской земле, вызванное голодом и руководимое волхвами, оценивалось крупнейшими советским историками Б.Д. Грековым, М.Н. Тихомировым как классовое выступление крестьян-смердов, направленное против феодализирующейся местной знати. И.Я. Фроянов видит в нем движение, обусловленное языческими представлениями, согласно которым племенная знать обладала магическими силами и была обязана обеспечивать урожай. Волхвы — провидцы «увидели», что племенная знать — «стараячадь» задерживает рост зерна.

С этой точки зрения убийство знати выглядит не классовым актом мести, а ритуальным действием, призванным обеспечить урожай. Восстание 1068 г. в Киеве было вызвано поражением Ярославичей от половцев на р. Альте и нежеланием великого князя Изяслава вооружить киевлян для продолжения борьбы. Это событие долгое время оценивалось как одно из наиболее значительных городских, антифеодальных по своему содержанию движений. И.Я. Фроянов оценивает его как политический переворот, направленный против Изяслава, который не справился со своей основной обязанностью — т.е. не защитил землю от половцев.

Само же поражение киевляне объясняли греховностью правителя, нарушившего крестоцеловальную клятву.(Ярославичи пригласили своего двоюродного племянника Всеслава Полоцкого на переговоры и, не выполнив обещания, пленили его). Изгнание Изяслава сопровождалось разграблением его имущества, которое воспринималось горожанами в духе племенных традиций как общее достояние, временно находившееся в распоряжении князя. И хотя в 1069 г. Изяслав с польской помощью вернулся, он вынужден был теперь учитывать политическое влияние городской общины Киева. в Киеве, явившись результатом социального кризиса, вызванного как ухудшением экономического положения, засильем ростовщиков, продолжением междоусобиц, так и непопулярной политикой Святополка, при котором значительная масса свободных людей оказалась в кабале.

Сразу же после его смерти киевляне пригласили на княжение прославившегося своей мудрой политикой и удачными походами на половцев переяславского князя Владимира Мономаха. Однако часть знати сделала ставку на черниговского князя Олега Святославовича. Видимо, узнав о планах верхов, киевляне приступили к разгрому домов тысяцкого, настояв при этом на приглашении Владимира Мономаха. Князь, идя навстречу требованиям горожан, принял Устав, ограждающий бедноту от произвола ростовщиков и от порабощения. Его реформы имели компромиссный характер и, в определенной степени, отвечали интересам простых киевлян. Само же выступление 1113 г. носило достаточно сложный социально-политический характер, но, очевидно, не являлось антифеодальным. Многозначность народных движений ХI — нач. ХIIвв., в которых переплетались языческие, социальные и политические мотивы, является, с одной стороны, подтверждением переходного характера древнерусского общества.

С другой стороны, в восстаниях прослеживается усиление их социальной составляющей, что отражало нарастание социального неравенства, увеличение числа зависимых людей. В то же время следует учесть, что всякий раз, когда народные силы испытывали нарастающие социальные беды, они бессознательно возрождали общинные и языческие традиции, как последнюю надежду на спасение. Подводя итог рассмотренной теме, можно отметить, что в Древней Руси развивались земледелие, ремесла, внешняя торговля, строились новые города, зарождались феодальные отношения. Но в целом общество оставалось еще достаточно примитивным.

Княжеская власть продолжала сосуществовать с органами управления неуклонно утверждалась, способствуя тем самым государственной дезинтеграции Древней Руси. Нарастание социальной неоднородности, изменения в социальной, экономической и политической сферах, ухудшения условий жизни вызывало различного рода выступления низов, не потерявших еще свою языческую окраску.

Появление в Петербурге
Еще до появления его при дворе были распространены самые фантастические слухи об этом таинственном человеке, основанием которых служили письма Великой княгини Анастасии. На обратном пути в Покровское, после своего второго странствия, Распутин остановился в Киеве, в Михайловском монастыре. Там он и познакомился с женой великого князя Ни .

Техническая инициатива — в руках Франции
Пока в Германии Бенц переживал кризис, а Даймлер, несмотря ни на что, стремился к совершенствованию своих моделей, Франция приняла эстафету технической инициативы. Самой сильной была фирма «Panhard et Levassor», которая поначалу специализировалась на выпуске ленточных пил и деревообрабатывающих станков. В 1890 году она приступ .

Образование Тройственного Согласия
РОССИЯ И БАЛКАНСКИЕ КРИЗИСЫ Ослабление России в результате русско-японской войны и необходимость внутренней стабилизации заставили русских дипломатов избе334 гать внешних осложнений, вести осторожную политику. Она была направлена на укрепление международного положения страны и противодействие агрессии центрально-европейских государств н .

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: