Декабрьское вооруженное восстание в москве

Справка департамента полиции о восстании в Москве в 1905 году

Декабрьское восстание в Москве – кульминация революции 1905 года. В городе шли митинги, забастовки и уличные бои.

Составлено не ранее 20 декабря 1905 г.

6 декабря вечером состоялось собрание Совета рабочих депутатов с участием представителей ж/д союза и крайних революционных партий. На собрании обсуждался вопрос о всеобщей забастовке и решено было объявить ее в 12 час. 8 декабря. Вместе с тем собрание составило воззвание к войскам и рабочим с призывом всех к вооруженному восстанию для учреждения демократической республики.

Агитация, предпринятая революционерами, в пользу общей забастовки, назначенной на 8 декабря, нашла широкую поддержку со стороны рабочих и вылилась в форму открытого восстания.

С 8 декабря началась в городе общая забастовка. В тот же день в театре «Аквариум» состоялся митинг в несколько тысяч рабочих и представителей крайних партий. Полиция с войсками оцепила место митинга, но удалось задержать лишь около 50 человек, остальные же успели скрыться.

9 декабря забастовка продолжала распространяться, магазины закрывались. Собиравшиеся в разных частях города толпы разгонялись полицией и войсками. В полдень у дома генерал губернатора толпою было оказано сопротивление полиции, причем было задержано 36 чел.; у некоторых из них отобрано оружие. В 2 часа дня у Страстного монастыря рассеяна двухтысячная толпа с красными флагами. С 7 часов вечера на Тверской и Садозой боевая дружина произвела ряд вооруженных нападений на войска и полицию, подожгла станцию конно-железной дороги и устраивала баррикады. В тот же день войска бомбардировали училище Фидлера, где засели боевые дружины. С балкона была брошена в войска бомба. Было произведено 12 орудийных выстрелов и несколько ружейных залпов, после чего революционеры сдались в числе 118 чел., потеряв 3 убитыми и 15 ранеными. Со стороны войск убит один прапорщик и ранены 3 пехотных нижних чина, драгун и жандарм. В училище обнаружено 12 бомб, много оружия и большое количество патронов.

10 декабря происходила стрельба против мятежников на Тверском бульваре и некоторых других улицах, причем ранены 1 полицейский офицер и 2 городовых. Артиллерия выезжала на Страстную площадь, но к действию не приступала ввиду неудобства местности.

11 декабря в типографию Сытина собралось для совещания около 70 революционных деятелей. На требование полиции разойтись они ответили отказом и, по прибытии воинского наряда, открыли по войскам стрельбу из револьверов. После этого была подвезена артиллерия и по дому сделано несколько выстрелов картечью. В доме произошел пожар; прибывшую городскую пожарную команду революционеры выстрелами из револьверов не попускали тушить огонь, причем принялись сами за тушение пожара имевшимися в типографии водопроводными приспособлениями. Озлобленные сопротивлением войска уничтожили доступ воды в горевшую типографию, и дом обрушился, задавив всех находившихся в нем людей.

13 декабря при помощи артиллерии были разрушены четыре дома на Кудринской-Садовой ул., откуда революционеры обстреливали войска, находившиеся на сборном пункте во дворе здания, занимаемого штабом гренадерского корпуса.

14 декабря войска атаковали дом на Миусской площяди, где засела боевая дружина революционеров, и, будучи встречены выстрелами, разрушили и сожгли дом артиллерийским огнем, так что никто из находившихся там революционеров не спасся.

Видя невозможность бороться с войсками открытою силою, боевые дружины прибегли к партизанскому способу действий, устраивая нападения из засад на чинов полиции и воеьные патрули, но благодаря энергичным действиям войск терпели неудачу и на этом пути — несли жестокий урон. Потери их за дни восстания очень велики, доходя до нескольких тысяч убитыми и ранеными. Последними переполнены были все больницы. Точному учету число жертв не поддавалось, так как революционеры убирали своих убитых и раненых при помощи особых санитарных отрядов.

Особенное озлобление мятежников направлено было на начальствующих лиц и чинов полиции, которых они решили истреблять всеми способами. Несколько нападений с этой целью было сделано, между прочим, и на дом градоначальника, но нападавшие вынуждены были отступить, потеряв много убитых и раненых.

В ночь на 10-е декабря неизвестным злоумышленником, проезжавшим на лихаче, было брошено две бомбы в помещение, занимаемое в доме градоначальника охранным отделением. Взрывом их попорчен весь лицевой фасад здания и убиты дежурный полицейский надзиратель и двое служителей.

Нападали революционеры и на отдельные управления полицейских участков, причем в 1-м Пресненском участке им удалось даже арестовать пристава и, ворвавшись в помещение участковой канцелярии, уничтожить деловую корреспонденцию, в остальных же местах они были отбиты. Окончилась также неудачею попытка их атаковать здание пересыльной тюрьмы с целью освобождения арестованных. Тюремная стража, в количестве 200 чел., действуя весьма решительно и с большим мужеством, рассеяла бунтовщиков и разрушила баррикады, под прикрытием которых производилось нападение.

15 декабря в Сокольниках была устроена большая патриотическая манифестация, причем манифестанты с портретом государя императора и с хоругвями намеревались идти в город, но это шествие не было допущено властями ввиду того, что манифестанты при следовании по улицам, в которых производится перестрелка с мятежниками, подвергались бы серьезной опасности.

17 декабря рабочие в большинстве фабрик приступили к работам. В тот же день предпринято было очищение Пресненского района от мятежников. Взято приступом 9 домов, из которых революционеры обстреливали войска. В домах найдено много трупов. Вместе с тем войска атаковали фабрику Прозоровской мануфактуры, где, по слухам, засело несколько тысяч вооруженных рабочих. Артиллерийским огнем сожжены казармы рабочих…

18 декабря войска осаждали главный корпус Прохоровской мануфактуры, где засели революционеры в значительном количестве. Около 1-го часа дня к командиру отряда явилась депутация от рабочих, в числе около 200 чел., с белым флагом, предлагая принять их сдачу. Командир отряда ответил ультиматумом выдать все оружие и указать главных зачинщиков беспорядков. Депутация отвечала, что оружия на фабрике нет и что все они одинаково принимали участие в беспорядках, а потому зачинщиков указать не могут. Сдача при таких условиях не была принята, и депутация отправилась обратно на фабрику. Здание было оцеплено войсками.

Арестованный 17 декабря фабрикант Шмит, формировавший среди своих рабочих боевую дружину, заключен под стражу в здании пресненского полицейского дома. Уцелевшие при разгроме фабрики члены его боевой дружины два раза пытались освободить его, нападая на помещение полицейского дома, но были отбиты, потеряв несколько человек убитыми и ранеными.

В остальных частях города день прошел спокойно. Были лишь устроены многочисленные патриотические манифестации в Лефортове и у Крутицких казарм.

19 декабря между 10—12 утра Прохоровская мануфактура была занята войсками и на здании водружены национальные флаги. В помещении фабрики найдено много оружия, в том числе три ручных английских пулемета усовершенствованной системы, и много трупов. В городе относительно спокойно и порядок на улицах не нарушался.

Как подавили вооруженное восстание в Москве

110 лет назад огромный город, население которого превышало миллион людей, пережил за полторы недели кровопролитную войну. МОСЛЕНТА вспоминает, как на Чистых прудах и на Пресне рабочие перестреливались с солдатами, революционеры убивали полицейских и грабили лавочников, а каратели разрушали недвижимость.

Город во тьме

7 декабря (здесь и далее — новый стиль — прим. МОСЛЕНТЫ) в Москве замерла жизнь, остановились предприятия. Забастовка охватила более половины заводов и фабрик. К ней примкнули представители интеллигенции, технический персонал и часть служащих Городской думы.

Погас свет, потому что прекратилась подача электроэнергии, остановились трамваи. Торговали только небольшие лавки, большие магазины были закрыты.

Вооруженное восстание шло почти по всему городу

Изображение: Global Look Press

Дворники запирали ворота и подъезды, по городу поползли тревожные слухи. Ночью слышались крики и выстрелы — это члены боевых дружин перестреливались с полицией.

9-го декабря в саду «Аквариум» возле Триумфальной площади полиция разогнала многотысячный митинг. Никто не пострадал, но, по слухам, разгон был нешуточным. И наутро, 10 декабря, взвинченные до предела эсеры-боевики приступили к действиям.

«Сегодня в 2 1/2 часа утра двое молодых людей, проезжая на лихаче по Большому Гнездниковскому переулку, бросили в двухэтажное здание охранного отделения две бомбы, — писала газета «Время». — Произошел страшный взрыв. В охранном отделении выломана передняя стена, снесена часть переулка и разворочено все внутри. При этом тяжело ранен околоточный надзиратель, который уже умер в Екатерининской больнице, и убиты городовой и нижний чин пехоты, случайно здесь находившиеся…».

Читайте также  Нижнеднепровская наступательная операция 1943 года (26 сентября -20 декабря)

«Нет больше царя!»

К устранению прямых проявлений беспорядка, бесчинств и насилий, в охрану людей мирных, стремящихся к спокойному выполнению лежащего на каждом долга

Божиею поспешествующею милостию Николай Вторый, император и самодержец Всероссийский

События в Москве стали продолжением волнений, которые начались 22-го января 1905 года в столице Российской империи. Тысячи рабочих с женами, детьми, стариками, одетые нарядно, с иконами и портретами Николая Второго в руках отправились к Зимнему дворцу. Они собирались передать петицию, в которой просили облегчить их тяжелую жизнь. В ней были такие слова: «Государь! Мы, рабочие и жители города С.-Петербурга разных сословий, наши жены, и дети, и беспомощные старцы-родители, пришли к тебе, государь, искать правды и защиты. Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосильным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей…».

Что было дальше, известно. Николай Второй приказал навести порядок. Войска открыли по демонстрации огонь. Точные данные о жертвах до сих пор скрыты в историческом тумане — погибло от нескольких сотен до тысячи человек. Огромная толпа в ужасе бросилась прочь. Вслед за ними неслись казаки, которые рубили безвинных людей шашками. Священник Георгий Гапон, который вел шествие, срывал с себя рясу и кричал: «Нет больше Бога! Нет больше царя!»

С тех пор почти целый год в России не утихали волнения. Бесконечной чередой шли стачки, забастовки. Не успокоил ситуацию и Манифест Николая Второго, направленный «к устранению прямых проявлений беспорядка, бесчинств и насилий, в охрану людей мирных, стремящихся к спокойному выполнению лежащего на каждом долга». В нем царь даровал гражданские свободы совести, слова, собраний, союзов и неприкосновенность личности.

Но на деле все было иначе — цензурный комитет возбудил уголовные дела против редакторов либеральных газет «Вечерняя почта», «Голос жизни», «Новости дня». На инакомыслящих обрушились репрессии, предвыборные собрания разгонялись полицией.

В конце концов, нараставшее напряжение переросло в вооруженное столкновение.

Скульптор на баррикадах

В начале декабря Московский Совет рабочих депутатов постановил «объявить в Москве со среды, 7 декабря, с 12 часов дня всеобщую политическую стачку и стремиться перевести ее в вооруженное восстание». Благо, боевые дружины были созданы, револьверов и ружей хватало.

Оружие закупали в Швеции, тайно изготавливали на Прохоровской фабрике на Пресне, на фабрике Цинделя в Большой Черкасском переулке, у Сиу на Петербургском шоссе и Бромлея в Замоскворечье. Кипела работа на предприятиях Винтера, Диля, Рябова.

Дружинники нападали на воинские посты и городовых — всего, по официальным данным, в декабре было убито и ранено более шестидесяти московских стражей порядка. Атакам подвергались и оружейные магазины. Так, боевики опустошили магазин Биткова на Большой Лубянке, потом вторглись во владения Торбека на Театральной площади и Тарнопольского на Мясницкой.

Бои в Москве начались с инцидента в училище Фидлера близ Чистых прудов — в Лобковском переулке (ныне — улица Макаренко). 9 декабря там собрались до двухсот дружинников, студентов, гимназистов. В то время было «не модно» отказывать «левым», а потому владелец и хозяин училища Иван Фидлер предоставил им свое помещение. Ранее там собирался Совет рабочих депутатов.

Грянул новый, уже боевой залп, потом другой, третий. Несколько человек погибли, часть людей вышла на улицу, бросив оружие. На них набросились разозленные уланы с саблями. На окровавленном снегу насчитали двадцать изуродованных тел…

Наиболее горячие головы собирались идти на захват Николаевского (Ленинградского) вокзала, чтобы прервать сообщение с Санкт-Петербургом. Однако дом окружили войска, последовал приказ сдаться. Осажденные ответили отказом. Через несколько минут раздался предупредительный, холостой выстрел из пушек.

Последовало новое предложение сдаться, но восставшие вновь ответили отказом. Грянул новый, уже боевой залп, потом другой, третий. Несколько человек погибли, часть людей вышла на улицу, бросив оружие. На них набросились разозленные уланы с саблями. На окровавленном снегу насчитали двадцать изуродованных тел…

Иван Владимиров. «На баррикадах в 1905 году». Из фонда Музея революции в Москве

Изображение: Михаил Филимонов / РИА Новости

На улицах города стали возникать баррикады, вокруг которых разгорались настоящие сражения. Весь центр Москвы окутался пороховым дымом, одиночные выстрелы, пулеметные очереди и грохот орудий слышались на Трубной, Каланчевской, Смоленской площадях, обеих Бронных улицах. Скоро география восстания еще больше расширилась — пальба раздавалась на Пречистенке, Сухаревке, Дорогомиловской заставе, в Замоскворечье, Лефортове. На одной из баррикад в районе Арбата сражались скульптор Сергей Коненков и его тезка, поэт Клычков.

«Спонсоры» революции

Деньги на оружие собирали рабочие, им помогали — и немалыми средствами — Савва Морозов (он покончил жизнь самоубийством за несколько месяцев до восстания — прим. МОСЛЕНТЫ), его племянник Николай Шмит, хозяин мебельной фабрики на Нижней Прудовой улице (ныне Дружинниковской), ставшей очагом боев.

Зачем они это делали? По простой, банальной причине — если революционеры скинут власть, тогда новые хозяева отблагодарят «спонсоров»…

Активное участие — моральное и финансовое — оказали революционерам интеллигенты, в частности, Максим Горький. Свои впечатления от восстания он восторженно изложил в одном из писем: «. Сейчас пришел с улицы. У Сандуновских бань, у Николаевского вокзала, на Смоленском рынке, в Кудрине — идет бой. Хороший бой! Гремят пушки — это началось вчера с 2-х часов дня, продолжалось всю ночь и непрерывно гудит весь день сегодня. »

Жена Горького, в прошлом артистка МХАТа Мария Андреева, которую Ленин называл «товарищ Феномен», и другая известная служительница Мельпомены, дама с «большевистской» фамилией Вера Комиссаржевская, тоже помогали революционерам…

1905, 8 – 19 дек. Вооруженное восстание в Москве. Уличные бои в районе Пресни

В декабре 1905 года в Москве началась политическая стачка. В городе остановились крупнейшие фабрики и заводы, закрылись магазины и лавки, прекратила работу электростанция и железная дорога. Эта стачка стала кульминационным моментом Первой русской революции.

Предыстория

В 1905 году многие российские города и регионы забастовали. Люди требовали прав и свобод, ограничения самодержавия, народного представительства, улучшения положения рабочих и крестьян, отмены цензуры и прочее. В октябре забастовка приобрела всероссийский характер. Общее число ее участников превысило 2 миллиона.

Власти, пытаясь восстановить порядок в стране, пошли на значительные уступки бастующим. 17 октября был издан Манифест, дарующий гражданские свободы российскому народу и закрепляющий за Думой законодательные права.

К концу октября забастовка пошла на убыль. В стране стали появляться новые политические партии (кадеты, октябристы и другие) и выходить из тени старые (РСДРП, эсеры, Русская монархическая партия и пр.). Большинство из них расценили Манифест 17 октября как серьезную победу в борьбе за народное представительство во власти. Однако у радикально левых (большевики и эсеры) было иное мнение. Они считали, что правительство дало лишь иллюзорные надежды на свободу и обмануло народ.

27 ноября в Москве вышел первый номер легальной большевистской газеты «Борьба», посвященный революционному движению пролетариата. Вскоре против его редакторов, а также редакторов других изданий (газета «Русское слово», журналы «Жало» и «Шрапнель») были возбуждены уголовные дела. Это подтолкнуло большевиков к решительным действиям. 5 декабря они призвали рабочих и солдат к стачке и восстанию.

Ход событий

7 декабря 1905 года в Москве началась масштабная забастовка. В городе остановились предприятия, возникли перебои в энергоснабжении, перестали работать магазины и общественный транспорт. Забастовка охватила более половины заводов и фабрик. К ней также присоединился технический персонал и значительная часть служащих Мосгордумы.

В этот день прошли митинги и собрания под охраной вооруженных дружин рабочих. Наиболее подготовленная дружина была сформирована членом РСДРП Николаем Шмитом на его собственной мебельной фабрике на Пресне.

Читайте также  Второе заседание съезда советов

8 декабря генерал-губернатор Дубасов объявил о введении в Москве и Московской губернии чрезвычайного положения. Вечером полиция попыталась разогнать массовый митинг в саду «Аквариум», но действовала крайне нерешительно. В результате она арестовала всего 50 человек, а остальным удалось скрыться.

Вскоре по Москве прошел слух о расстреле митинговавших. Возмущенные эсеровские боевики в ночь на 9 декабря пробрались к зданию «охранки» и метнули в ее окна 2 бомбы. Несколько человек было ранено, а 1 – убит.

Первое вооруженное столкновение между забастовщиками и полицией произошло вечером 9 декабря. В здании училища Фидлера собрались дружинники, студенты и революционно настроенная молодежь. Они обсуждали план захвата Николаевского вокзала. Около 9 вечера здание было окружено войсками, предъявившими заговорщикам ультиматум о немедленной сдаче. После их отказа солдаты открыли огонь.

Это событие ознаменовало переход к всеобщему вооруженному восстанию. В рабочих районах города стали возводиться баррикады. 10-11 декабря на московских улицах завязались бои между вооруженными дружинниками и солдатами.

Восставшие действовали разобщенно, поэтому не смогли захватить власть в городе. Под их контролем находились район Бронных улиц, Пресня, Грузины, Миусы и Симоново. Постепенно они перешли в оборонительное положение.

К 15 декабря в Москву прибыл Семеновский полк (2 тысячи солдат), а также гренадерские и казачьи части. Они сразу же начали штурмовать слабо укрепленные позиции восставших.

В этот день было установлено, что в восстании замешаны богатые предприниматели, в том числе и владелец пресненской фабрики Шмит. 16-17 декабря центром уличных боев стала Пресня. Семеновскому полку и другим воинским частям удалось сломить сопротивление дружинников. 17 декабря они захватили фабрику и арестовали Николая Шмита.

Последствия

К 19 декабря московское восстание было подавлено. В ходе боев по официальным данным погибло 1058 человек, в том числе 580 мирных жителей, 500 восставших и 78 солдат, полицейских и дворников. В Москве и Московской губернии было арестовано 500 человек, уволено — более 2,5 тысяч. В конце 1906 года состоялся суд над наиболее активными участниками обороны Пресни. Большинство было приговорено к различным срокам каторги и тюремного заключения.

После подавления восстания в Москве революционная волна пошла на спад. После этих событий часть большевиков и меньшевиков выступили за возвращение к законным методам политической борьбы, однако Ленин и его сторонники продолжали «работать» нелегально (листовки, запрещенная литература, призывы к стачкам и восстаниям и прочее).

Майдан по-московски. Декабрьское вооруженное восстание 1905 года

В Москве тоже в свое время случилось некоторое подобие майдана. Правда, это было давно, когда Россия была еще империей, а на дворе стоял 1905 год. 20 декабря 1905 года в Москве, втором городе империи, грянуло восстание, ставшее кульминацией революции 1905-1907 годов и закончившееся полным разгромом. Потом и сами революционеры признали, что восстание было преждевременно. Но по порядку.

После бурных событий 1905 года и выхода Манифеста от 17 октября, казалось, что революция пойдет на убыль. Но РСДРП и эсеры организовали новую стачку, центром которой стала Москва. Причем начавшуюся 20 декабря стачку изначально планировали превратить именно в вооруженный бунт против власти. Московский генерал-губернатор Фёдор Дубасов объявил первопрестольную на чрезвычайном положении. Полиция успела арестовать часть лидеров стачки. Но на следующий день забастовка стала всеобщей.

Вечером 22 декабря начались вооруженные столкновения. Дружину эсеров заблокировали в здании одного из училищ и для того, чтобы выкурить их оттуда применили пушки. Повстанцы тем временем в ночь с 22 на 23 декабря соорудили баррикады, охватившие центр Москвы с севера. Повстанцы захватили Арбат, Пресню, часть Хамовников и Замоскворечья. Действовали в основном из засад, мобильными летучими дружинами.

Подавление восстания было осложнено тем, что генерал-губернатор мог рассчитывать на верность солдат примерно трети гарнизона, остальные считали ненадежными. Упорные бои развернулись на Каланчевской площади, где повстанцы пытались захватить Николаевский (сейчас Ленинградский вокзал). Но взять его они так не смогли, как не смогли и захватить все важнейшие городские учреждения и ключевые точки в городе.

А потом, 28 декабря, по Николаевской дороге, единственной, продолжавшей действовать в город прибыл Семеновский полк и ряд других частей. К этому моменту центр города уже очистили от баррикад, а руководство восстания постановило вооруженную борьбу прекратить.

Восстание прекратили не все. Часть восставших ушли на Пресню, организовав сопротивление с опорными точками на промышленных предприятиях и фабриках: Трехгорной мануфактуре, фабрике Шмита (Шмит сам вооружил своих рабочих, так как был членом РСДРП. Ему было всего 22 года и он недавно, после смерти отца, стал владельцем фабрики, превратив ее в базу революционеров) и сахарном заводе. Пресню армия брала штурмом с артобстрелом. Разумеется, с восставшими не церемонились, восстание было разгромлено самым жестоким образом.

Особенно показательным стал рейд Семеновского полка по Московско-Казанской железной дороге. Ветка на Рязань вплоть до станции Голутвин была захвачена восставшими. Сейчас в наше время, подъезжая к Москве, вы можете увидеть на железной дороге платформу Ухтомская. Она названа в честь эсера Алексея Ухтомского, машиниста на Московско-Казанской Казанской железной дороге, руководителя боевой дружины, которая как раз и захватила контроль над дорогой. Потом, когда восстание приближалось к разгрому, он смог вывести дружинников в Перово. 30 декабря, во время рейда Семеновского полка был захвачен на станции Люберцы и тут же расстрелян без суда. Впрочем, семеновцы расстреляли не только Ухтомского. Расправа на железной дороге была жестокой и показательной, причем нередко расстреливали тех, кто вообще не имел отношения ни к восстанию, ни к бастовавшим железнодорожникам.

Впрочем, восставшие тоже вовсе не были ангелами и боролись не только за свободу. Убивали обычных обывателей, занимались мародерством, грабили склады, захватили рабочих с фабрики Прохорова, не захотевших к ним присоединиться (их потом освободил Семеновский полк, вот и называй после этого действия его солдат и офицеров только карательными). Стреляли по городовым из-за углов. Причем городовые, вопреки стойкому мнению, сложившемуся в СССР и остающемуся до сих пор, вовсе не всегда имели возможность дать ответ вооруженным повстанцам – револьверы имелись только у трети городовых. И полиция против повстанцев оказалась бессильна. Вот как вспоминал о событиях восстания смотритель полицейского дома Пресненской части Н. Бардин:

«…11 (24) декабря полиция 1 и 3 участков в полном составе переселились к нам в часть. На¬роду собралось много, а защищаться нечем — всего вооружения — семь старых револь¬веров. Со стороны церкви Покрова по полицейскому дому идёт револьверная стрельба, но безрезультатно, так как часовые у нас сняты, огни в окнах потушены или занавешены и сами мы, находясь в задних комнатах, занимаемся, кто чем захочет — некоторые пьют водку, дру¬гие играют в карты. Все переодеты в штатское платье, а наш уважаемый доктор, прицепив себе на руку красный крест, забился в самый темный угол. Ожидали нападения на часть. Своими силами мы отстоять ее не могли, а надежды на какую либо помощь не было, так как были отрезаны со всех сторон…
Ре¬волюционеры, решив вероятно, что мы не желаем вступать с ними в борьбу, перестали на нас обращать свое внимание, так как молчание наше на их выстрелы было очень загадочно для незнающих с какими средствами мы сидим в части.»

Впрочем, о том, как вели себя солдаты и офицеры Семеновского полка уже в самом конце разгрома восстания на Пресне, этот полицейский тоже оставил не самые лучшие воспоминания:

«…Начался расстрел с каланчи всех, кто ни покажется на глаза, для удовольствия, ради спорта, оправдываясь тем, что стреляют по революционерам.
Полковник Мин, при начале военных операций, на просьбу одного из приставов поща¬дить мирных жителей и не расстреливать их квартир, ответил, что мирных жителей он не признает. Был прав, так как в него и его отряд стреляли, а кто и откуда стреляет, разобрать трудно. У нас же вокруг части революционеров давно нет, и никто в нас не стреляет. Такая охота продолжалась целый день, с наступлением темноты прекратилась и на другой день не возобновлялась…»

Читайте также  Внешняя политика русского государства

Вот таким оно было Московское вооруженное восстание 1905 года. В этом майдане по-московски все были хороши и все средства были хороши. Ни те, ни другие не церемонились ни с противоположной стороной, ни с горожанами, не имевшими ко всему этому ни малейшего отношения. Потом, в 1917 году все будет еще злее, жестче и беспощаднее.

История России

Декабрьское вооруженное восстание в Москве

Баррикада в Москве на Малой Бронной в декабре 1905 года. Фотография.

3 декабря Петербургский Совет вместе с другими революционными организациями издал «Финансовый манифест». Манифест призывал население страны отказаться от уплаты налогов и податей, требовать возвращения вкладов из сберегательных касс, выплаты заработной платы золотом. Выполнение этого революционного призыва могло нанести серьезный ущерб царизму, стоявшему в конце 1905 г. на грани финансового банкротства. В тот же день весь состав Петербургского Совета был арестован. Был закрыт ряд левых газет, в том числе большевистская «Новая жизнь».

Таким образом, в столице, где контрреволюция чувствовала себя наиболее прочно, был брошен открытый вызов революционному народу. В знак протеста Петербургский комитет РСДРП призвал рабочих к всеобщей политической стачке.

Центром революционной борьбы стала к этому времени Москва. Под руководством большевиков Московский Совет активно готовил вооруженное восстание. Значительный успех имела революционная агитация среди солдат. В конце ноября восстал один из московских полков; брожение охватило весь гарнизон.

Солдаты — участники революционных событий в Чите. Фотография. Декабрь 1905 года.

5 декабря Московский Совет по предложению большевиков и при горячей поддержке рабочих принял решение об объявлении с 7 декабря всеобщей политической стачки, с тем чтобы в дальнейшем превратить ее в вооруженное восстание. К этому времени восстание солдат было уже подавлено, революционные части изолированы.

Царские власти спешили использовать момент. Им удалось арестовать руководящее ядро Московского комитета РСДРП — В. Л. Шанцера («Марата») и М. И. Васильева-Южина. Но стачка продолжалась, перерастая в восстание. В течение трех дней Москва покрылась баррикадами. Центрами восстания стали пролетарские районы — Замоскворечье, Рогожская застава, Пресня. Борьбой рабочих руководили И. Ф. Дубровинский, М. Н. Лядов, Р. С. Землячка, М. Ф. Владимирский, И. И. Скворцов-Степанов, 3. Я. Литвин-Седой и другие большевики. Из Иваново-Вознесенска в Москву прибыл вооруженный отряд рабочих во главе с М. В. Фрунзе.

Московский городской и районные Советы выступали как революционная власть. По постановлению Московского Совета была прекращена работа всех типографий. Выходил только орган Совета — «Известия». Исполнительный Комитет Совета взял под свой контроль работу водопровода и других жизненно необходимых предприятий, снабжение рабочих продовольствием, потребовал открытия бесплатных столовых, предоставления рабочим кредита в продовольственных лавках и запретил лавочникам повышать цены на продукты. Совет организовал также связь с крестьянами, которые доставляли из окрестных деревень в Москву продовольствие для рабочих. Активно действовали Советы в рабочих районах. На Пресне был выбран рабочий суд, вынесший смертный приговор приставу и агентам охранки. Полиция была разоружена. Охрану порядка осуществляли вооруженные рабочие дружины. За короткий срок своего существования Советы завоевали громадный авторитет среди населения.

Газеты Советов рабочих депутатов. 1905 год.

Царское правительство спешно стягивало к Москве вооруженные силы. Пользуясь тем, что движение на Николаевской железной дороге не было прекращено, правительство перебросило из Петербурга в Москву гвардейские части. 15 декабря Семеновский полк осадил Пресню. Здесь было всего около 450 дружинников. Они героически оборонялись. Не сумев взять Пресню прямым штурмом, войска открыли по ней ураганный артиллерийский огонь. 16 декабря штаб пресненских боевых дружин издал последний приказ. В нем говорилось: «Весь мир смотрит на нас. Одни — с проклятием, другие — с глубоким сочувствием… Враг боится Пресни. Но он нас ненавидит, окружает, поджигает и хочет раздавить… Кровь, насилие и смерть будут следовать по пятам нашим. Но это — ничего. Будущее — за рабочим классом. Поколение за поколением во всех странах на опыте Пресни будут учиться упорству».

19 декабря рабочий класс Москвы организованно прекратил борьбу. Оружие было спрятано. Части дружинников удалось выехать из Москвы и спастись от зверств карателей.

Вооруженные восстания произошли в разных частях страны. Главными очагами их были пролетарские центры — Ростов-на-Дону, Екатеринослав, Новороссийск, крупные заводы с рабочими поселками вокруг них, такие, как Сормово (под Нижним Новгородом) и Мотовилиха (возле Перми). Восстания охватили также полосу вдоль Екатерининской (Донбасс) и Транссибирской железнодорожных магистралей. Особенностью движения в Красноярске и Чите было объединение сил рабочих с революционно настроенными солдатами запасных частей Маньчжурской армии. Большой силы достигла вооруженная борьба в Прибалтике, где городские рабочие Действовали вместе с батраками и крестьянами. В латвийском городе Тукуме восстание завершилось временным переходом власти в руки народных масс, возглавленных революционными социал-демократами.

Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваша слава?. В. А. Серов. 1905 год.

В. И. Ленин писал впоследствии: «Некоторые города России переживали в те дни период различных местных маленьких «республик», в которых правительственная власть была смещена и Совет рабочих депутатов действительно функционировал в качестве новой государственной власти. К сожалению, эти периоды были слишком краткими, «победы» слишком слабыми, слишком изолированными».

Разновременность восстаний, отсутствие общего руководящего центра, единого плана, опыта вооруженной борьбы, соглашательская тактика меньшевиков — все это привело к поражению восставших. Основной формой движения в декабре оставались стачки и демонстрации рабочих.

Царизм усилил военно-полицейский террор. Большинство районов было объявлено на военном положении. В города, на железные дороги, в места крестьянских восстаний снаряжались карательные экспедиции, которые жестоко расправлялись с участниками вооруженных восстаний.

Крупная буржуазия стала на сторону царских карателей. Один из лидеров октябристов, выходец из купеческой среды А. И. Гучков, публично приветствовал генерал-губернатора Дубасова, палача московских рабочих. В кадетской партии усилилось правое крыло, позиция которого по отношению к восстанию мало отличалась от октябристской. Значительная часть буржуазной интеллигенции переметнулась на сторону «порядка».

После усмирения. Каррикатура В. А. Серова на Николая II. 1905 год.

Царизм получил прямую поддержку от правящих кругов европейских держав, опасавшихся потери своих капиталовложений в России и перенесения революционного пожара на Запад. Еще в ноябре германское правительство стянуло войска к русской границе, а в декабре собиралось отправить свои военные корабли в восточную часть Балтийского моря. В разгар вооруженных восстаний европейские банкиры пришли на помощь царизму, выдав ему стомиллионный аванс в счет готовившегося тогда большого международного займа, предназначенного на цели подавления русской революции.

Декабрьское восстание со всей глубиной вскрыло оппортунизм меньшевиков. «Не надо было браться за оружие» — таков был вывод Плеханова, свидетельствовавший о неверии в силы пролетариата. Совершенно иные выводы из уроков вооруженной борьбы сделали большевики. Они исходили из того, что ничто не может так содействовать классовому развитию российского пролетариата и всего народа, как открытое сражение с врагом. «До вооруженного восстания в декабре 1905 года народ в России оказывался неспособным на массовую вооруженную борьбу с эксплуататорами. После декабря это был уже не тот народ. Он переродился. Он получил боевое крещение. Он закалился в восстании. Он подготовил ряды бойцов, которые победили в 1917 году…»,— писал впоследствии В. И. Ленин.

В огне революционных битв выросла и окрепла большевистская партия. Народными героями русской революции назвал ее лучших деятелей В. И. Ленин, приводя в пример жизненный путь выдающегося рабочего-революционера И. В. Бабушкина — одного из руководителей вооруженного восстания в Сибири, погибшего от руки карателей.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: