Фольклор xix века - Sogetsu-Mf.ru

Фольклор xix века

Существует ли русский городской фольклор? Узнать об особенностях городского фольклора, городском романсе и городских поэтах.

Фольклор xix века

Фольклор xix века

Исследователи считают, что русский городской фольклор появился во второй половине XIX века. Многие городские обитатели были горожанами уже в третьем-четвертом поколении. Эти люди не знали сельской жизни, не отмечали сельскохозяйственные праздники, им был непонятен магический смысл земледельческих обрядов.

Изменились и условия жизни в городе. Вместо частных деревянных домов люди стали селиться в многоквартирных. В 1880 году в Москве появились первые электрические уличные фонари, которые пришли на смену газовому освещению. В 1881-м в Петербурге, Москве и Одессе заработала телефонная связь. А в 1892 году в Киеве пустили первый в России электрический трамвай — он заменил трамваи на конной тяге. Деревня же продолжала жить по старинке.

Городской фольклор конца XIX — начала XX веков включал в себя и традиционные жанры, адаптированные под городские условия, и специфические формы, которые позднее попали в деревню. К первой группе относятся ярмарочный фольклор (народный театр), выкрики разносчиков, песни, городские предания и легенды, рассказы о встрече со всевозможной нечистью.

Исследователи считают, что русский городской фольклор появился во второй половине XIX века. Многие городские обитатели были горожанами уже в третьем-четвертом поколении. Эти люди не знали сельской жизни, не отмечали сельскохозяйственные праздники, им был непонятен магический смысл земледельческих обрядов.

Изменились и условия жизни в городе. Вместо частных деревянных домов люди стали селиться в многоквартирных. В 1880 году в Москве появились первые электрические уличные фонари, которые пришли на смену газовому освещению. В 1881-м в Петербурге, Москве и Одессе заработала телефонная связь. А в 1892 году в Киеве пустили первый в России электрический трамвай — он заменил трамваи на конной тяге. Деревня же продолжала жить по старинке.

Городской фольклор конца XIX — начала XX веков включал в себя и традиционные жанры, адаптированные под городские условия, и специфические формы, которые позднее попали в деревню. К первой группе относятся ярмарочный фольклор (народный театр), выкрики разносчиков, песни, городские предания и легенды, рассказы о встрече со всевозможной нечистью.

Старинные, допетербургские топонимы исследованы недостаточно. Так, например, топоним «Охта», предположительно, переводится с финского как «закат», «запад». В то же время некоторые историки считают, что название реки Охты по-фински значит «Медвежья речка». Не мудрствуя лукаво, фольклор предлагает свои варианты. Охта? Пожалуйста.

Во время осады Ниеншанца, рассказывает героическая легенда времен Северной войны, Петр I стоял на левом берегу Невы и грозил кулаком той, то есть противоположной, стороне, которую долго не мог взять: «ОХ, ТА сторона!»

Живет в Петербурге и другая легенда. Будто бы однажды царь на лодке перебрался на правый берег Невы, где поселились работные люди Партикулярной верфи, обслуживавшие пильные, гонтовые и другие заводы. Едва он вылез из лодки и вышел на одну из недавно появившихся здесь улиц, как провалился в грязь. Когда же вернулся во дворец и рассказывал своим приближенным о случившемся, то шутливо ворчал, скидывая промокшую одежду: «ОХ, ТА сторона!». С тех пор, мол, и стали называть эту городскую окраину Охтой.

Многие деревенские обряды, перенесенные на городскую почву, приобретали новые черты. Например, весенне-летние праздники в деревне сопровождались посещением кладбищ, поминальными трапезами, «завиванием» (то есть украшением) берез, проносом дерева по улицам села. В городе же смысл этих обрядов был забыт.

Вместо них на Пасху, Красную горку, Троицу, Семик горожане устраивали праздничные обеды на природе. В разных регионах такие «пикники» назывались по-разному. На Урале бытовали русские и тюркские названия этой традиции: Токмач, Три березки, Бусары, Сабантуй.

Чисто городское происхождение имеют бытовой (городской) романс, русские народные танцы кадриль и полька, которые значительно отличались от европейских версий. Эти жанры «спустились» в народ из светских салонов. Мещане так удачно их переработали, что на сельских праздниках кадриль заменила более древние исконно русские танцы. А романсы, которые изначально были авторскими произведениями, обрастали новыми «народными» деталями, мотивами и куплетами — и вскоре вытеснили народные лирические песни. Имена авторов романсов часто были неизвестны даже современникам.

Программа «Фольклор в произведениях русских писателей XIX в.»

Разделы: Литература

Фольклор, самобытная национальная основа литературы в момент её зарождения, продолжает оставаться плодородной почвой, питающий литературу в её последующем развитии.

Начиная со «Слова о полку Игореве» и кончая творчеством современных поэтов и писателей русское устное народно-поэтическое творчество было неисчерпаемым источником идей, образов, сюжетов, поэтических средств, обогащавших литературу и приближавших её к народу. Обращаясь к проблеме влияния фольклора на русскую литературу XIX века, учитель сможет решить не только учебные, но и воспитательные задачи.

Основной целью факультативного курса является знакомство учащихся с фольклором как особой художественной системой и формирование у них представлений об особенностях использования фольклора русских писателей XIX века. Материал курса поможет подвести школьников к пониманию особенностей творчества отдельного писателя и литературного процесса в целом. В связи с тем, что данный факультативный курс рассчитан на учащихся 9-х классов, ещё не обладающих достаточными историко-литературными познаниями, его изложение должно быть предельно конкретным, ясным, доходчивым. Очень важно, чтобы учитель, ведущий этот курс, ориентировался преимущественно на тот запас знаний художественной литературы, которым владеют ученики 9-х классов. В то же время обращение к указанной проблеме в 9-х классах предполагает углубленное изучение учащимися таких жанров устного народного творчества, как сказки, былины, песни, пословицы, поговорки, загадки.

Содержание курса составляет ряд художественных произведений XIX века, которые ярко подтверждают обращение русских писателей к сюжетам, образам и приемам устного народного творчества. Курс также предусматривает использование таких методов изучения, как анализ текста различных жанров, редактирование собственных высказываний, создание собственного произведения, основанного на фольклорном материале.

Чтобы уменьшить трудности, естественно возникающие из несоответствия между большим объемом материала и ограниченным количеством часов для его изучения, учитель должен привести в целостную систему лекционный курс и практические задания. В лекциях следует раскрывать в первую очередь наиболее существенные и трудные проблемы, касающиеся жанрового многообразия устного народного творчества, а также отдельных художественных произведений. Большинство практических занятий целесообразно посвятить изучению художественных текстов, особенно В.А. Жуковского, А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, Н.А. Некрасова.

Учащиеся должны получать хорошо продуманные, четко разработанные задания на дом. На занятия они должны являться с анализом предложенного им материала, с результатами и выводами в форме кратких сообщений и докладов, а также с образцами собственных произведений (творческие задания).

Необходимо уделять больше внимания выразительному чтению, работе по осмыслению прочитанного, развивать и укреплять стремление к чтению художественной литературы; особенно важно прививать навыки самостоятельно творческого изучения фольклорных и литературных произведений.

Курс ориентирован прежде всего на учащихся, интересующихся вопросами литературоведения. Но наряду с этим курс может преподаваться и учащимся непрофильных классов, что будет способствовать повышению их общей культуры.

Содержание программы

Тема 1. Жанровое многообразие устного народного творчества. Влияние фольклора на развитие литературы

Фольклор – искусство, создаваемое народом и бытующее в широких народных массах.

Сказка – самый популярный жанр народного творчества. Виды сказок (волшебные, о животных, бытовые). Отражение в сказке народных идеалов.

Былина – жанр устного народного творчества. Героико-патриотические сказания о богатырях и исторических событиях. Герои былин.

Песня – небольшое лирическое произведение, предназначенное для пения. В фольклоре возникает одновременно с мелодией. Литературная песня чаще всего создается как стихотворение, которое позднее кладется на музыку. Литературная песня возникла как продолжение и творческое развитие фольклорной.

Малые жанры фольклора (загадки, пословицы, поговорки, частушки). Отражение в них знания, жизненного опыта и мудрости десятков поколений.

Тема 2. В.А. Жуковский. Фольклорные мотивы в балладе «Светлана»

Баллада – эпическая песня. Деление жанра на тематические группы: любовные, семейные, исторические, социально-бытовые.

Интерес В.А. Жуковского к «милой старине», использование в произведениях народных обычаев, поверий.

Изображение картин новогодних гаданий в балладе «Светлана».

Тема 3. Фольклорная основа произведений А.С. Пушкина «Руслан и Людмила», «Капитанская дочка»

Фольклорная основа поэмы «Руслан и Людмила». Близость поэмы к миру народной сказки

Повесть «Капитанская дочка». Использование народных песен, пословиц в эпиграфах к повести и к каждой главе в отдельности. Использование загадки в её древнейшей функции – в качестве тайной речи, народной песни (любимая песня Пугачева).

Аллегорический смысл сказки об орле и вороне.

Тема 4. М.Ю. Лермонтов. Сказка «Ашик-Кериб, созданная на основе фольклора Закавказья

Непривычная лексика и синтаксис сказочного текста. Сопоставление турецкой сказки с русскими сказками. Работа с иллюстрациями к сказке.

«Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова». Близость поэмы к устному народному творчеству. Описание кулачного боя. Наблюдение за особенностями языка и поэтического стиля. Отражение фольклора Пензенской области в поэме (тарханские материалы).

Тема 5. Н.В. Гоголь. «Вечера на хуторе близ Диканьки»

Интерес писателя к легендам, преданиям, народным поверьям, придающим особую романтическую окраску своему повествованию.

«Ночь перед Рождеством», элементы сказочной фантастики в повести. Стремление автора передать духовную нравственную красоту народа, образы Вакулы, Оксаны.

«Вечера накануне Ивана Купала» – фольклорный сказ, описание обрядов.

Тема 6. Н.А. Некрасов. «Поэма «Кому на Руси жить хорошо» – подлинно народное произведение

Мастерство Н.А. Некрасова в изображении характерных человеческих типов. Обращение к фольклорным жанрам: сказкам, песням, пословицам, поговоркам, загадкам, а также к былинным мотивам. Образ Савелия, богатыря святорусского.

Тема 7. М.Е. Салтыков-Щедрин. Сатирические сказки

Развитие Салтыковым-Щедриным традиций фольклора в решении сатирической тематики.

Сказки «Как один мужик двух генералов прокормил», «Дикий помещик», «Коняга». Сказочный зачин, лексика, троекратный повтор, сказочная фантастика. Гипербола, гротеск, пародия.

Тема 8. А.К. Толстой. Роман «Князь Серебряный»

Приемы устного народного творчества в романе, передающие дух эпохи Ивана Грозного, помогающие создать образцы-типы людей прошлого (князь Серебряный, Елена Дмитриевна, боярин Морозов, Иван IV и другие). Жанры сказки, былины, песни, переработанные А.К.Толстым.

Примерное планирование факультативного курса

№№ п/п

Тема

Кол-во часов

Виды деятельности

Жанровое многообразие русского устного народно-поэтического творчества (сказки, былины, пословицы, поговорки, загадки, песни)

Влияние фольклора на развитие литературы

Творческое задание (создание сказки)

Фольклорные мотивы в балладе «Светлана»

Комментированное чтение текста

Фольклорная основа произведений А.С.Пушкина

«Руслан и Людмила»

Чтение фрагментов поэмы и повести

Сказка «Ашиб-Кериб», созданная на основе фольклора Закавказья

«Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова»

Отражение пензенского фольклора в произведении

Творческое задание (создание собственного произведения на основе произведений М.Ю. Лермонтова)

«Вечера на хуторе близ Диканьки – истинно веселая книга, в которой отражены малороссийские предания и поверья

Работа учащихся по группам

Поэма «Кому на Руси жить хорошо» – подлинно народное произведение.

Комментированное чтение фрагментов поэмы

Индивидуальные сообщения учащихся

«Сказки для детей изрядного возраста», их связь с народной сказкой

Чтение отдельных сказок

Работа по группам

Фольклоризм романа «Князь Серебряный»

Самостоятельное прочтение романа. Беседа на восприятие. Создание речевого высказывания

Литература:

  1. Азадовский М.К. Статьи о литературе и фольклор. М.-Л., 1960.
  2. Аникин В.П. Русская народная сказка. – М., 1984.
  3. Аникин В.П. Календарная и свадебная поэзия.– М, 1970.
  4. Базанов В.Г. От фольклора к народной книге. – Л., 1973.
  5. Горелов А.А. Соединяя времена. – М., 1978.
  6. Даль В.И. Пословицы русского народа. – М., 1984, т. 1-2.
  7. Елеонский С.Ф. Литература и народное творчество. – М, 1956.
  8. Коровина В.Я. Литература и фольклор. Учебное пособие для учащихся 9-11 классов – М., 1966.
  9. Круглов Ю.Г. Русские обрядовые песни. – М., 1982.
  10. Лупанова И.П. Русская народная сказка в творчестве писателей I половины XIX века. – Петрозаводск, 1959.
  11. Пропп В.Я. Русская сказка. – Л. 1984.
  12. Пропп В.Я. Поэтика фольклора. М., 1999.
  13. Русская литература и фольклор (первая половина XIX века), Л.,1976.
  14. Русская литература и фольклор (вторая половина XIX века), Л., 1982.
  15. Садовников Д.Н. Загадки русского народа. – М., 1960.

Чичеров В.И.: Русское народное творчество
Собирание фольклора в 60—80-х годах XIX в.

СОБИРАНИЕ ФОЛЬКЛОРА В 60—80-х годах XIX в.

Дело собирания и издания народной поэзии объединяет разных по научным и политическим устремлениям людей. Активизируют работу в этой области славянофилы (А. Ф. Гильфер- динг, П. А. Бессонов и др.). Ученые, близкие по взглядам к ним и к сторонникам официальной народности (например, В. И. Даль), и консервативно настроенные деятели науки (Е. В. Барсов и др.) выступают, как авторы капитальных сборников народного творчества, которые значительно содействовали дальнейшему развитию науки. Издаются сборники молодыми учеными, последователями революционных демократов, стремившимися на практике осуществить заветы своих учителей (П. И. Рыбников, И. А. Худяков, П. С. Ефименко и др.)

Читайте также  Гибель российского посла а.с. грибоедова

Такой подъем в собирании и издании фольклора в эти десятилетия был вызван не только прямыми и непосредственными потребностями науки. Острота вопроса о положении народных масс, назревавшая крестьянская революция, вызвавшая реформу 1861 г., активизировали работу в области народного творчества, объединявшую разных собирателей и исследователей, по-разному освещавших эти проблемы.

П. Н. Рыбникова, П. С. Ефименко, И. А. Худякова, И. Г. Прыжова.

Павел Николаевич Рыбников (1831—1885 ) в годы учения в Московском университете был видным деятелем одной из самых ранних революционных организаций — кружка «вертепников». С целью пропаганды революционных идей П. Н. Рыбников поехал в Черниговскую губернию, там он попутно собирал фольклор и этнографический материал. П. Н. Рыбников был арестован за свою пропагандистскую деятельность и административно выслан на русский Север, в Петрозаводск. В Петрозаводске он был назначен чиновником и по долгу службы должен был выезжать в различные местности нынешней Карелии. П. Н. Рыбников внимательно изучал культуру, быт и искусства крестьян. Во время одной из поездок Рыбников случайно- обнаружил бытовавший на севере эпос. После этого Рыбников в каждой поездке стремился разыскать сказителей былин. Поездки в различные деревни и села Олонецкой губернии (он объездил Онежское озеро, Кен-озеро, был на р. Моше и в других местностях) дали возможность Рыбникову записать много былин, из которых составился обширный сборник. По художественным достоинствам сборник былин Рыбникова нисколько не уступал знаменитому сборнику Кирши Данилова. Сборник был напечатан, и в нем Рыбников поместил статью «Заметки собирателя», в которой рассказал, как он обнаружил былины, и очертил портреты выдающихся сказителей. Статья Рыбникова характеризует тяжкое положение олонецкой деревни, отмечая те стороны народного быта, на которые обращали особое внимание революционные демократы. П. Н. Рыбников правдиво рассказал о бедности, нищете, гнете и обрисовал характер русского крестьянина, полного чувства собственного достоинства и независимости. Рассказ Рыбникова об олонецкой деревне шел в русле очерков революционно-демократических писателей. Статья, напечатанная как дополнение к сборнику, давала особое освещение записанным текстам, связывала идейное содержание былин с жизнью русской деревни.

Одновременно с П. Н. Рыбниковым записывал фольклор другой молодой исследователь, также связанный с кружком «вертепников» — Павел Саввич Ефименко (1835—1908). Сын крестьянина Таврической губернии П. С. Ефименко учился сначала в Харьковском, а затем в Московском университете. Как и П. Н. Рыбников, во время одной из поездок в деревню «с вертепными целями» П. С. Ефименко был арестован и выслан в Архангельскую губернию. С энтузиазмом П. С. Ефименко начал собирать сведения о культуре, быте и искусстве архангельских крестьян и записал значительное количество фольклорных текстов. Собранные им сведения и записи вошли в сборник, изданный под названием «Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии». Сборник этот был издан в 1877—1878 гг., когда П. С. Ефименко отступил от революционно-демократических традиций и сблизился с либеральным народничеством.

В русле традиций революционной демократии развивалась деятельность Ивана Александровича Худякова (1842—1876) и Ивана Гавриловича Прыжова (1827—1885) — революционеров, прошедших путь от студенческих лет в Московском университете до сибирской ссылки, где они и погибли.

В университете И. А. Худяков слушал лекции Ф. И. Буслаева и увлекся мифологическим объяснением фольклора. С позиций мифологической школы И. А. Худяков написал рецензию «По поводу двух выпусков песен Киреевского»; с тех же позиций он истолковывал русские загадки (что вызвало критически-насмешливые замечания журнала «Современник»). Несмотря на это, И. А. Худяков входит в историю фольклористики как демократ, своей собирательской и исследовательской практикой пропагандировавший критическое отношение к действительности. В 1860 г. восемнадцати лет И. А. Худяков издал сборник «Исторические песни». Выпущенный за год до крестьянской реформы этот сборник прозвучал революционно. Сборник включал 28 текстов, из которых 5 было о Степане Разине. Все разинские песни рисовали его образ героически, это и вызвало возмущение реакционной критики. В начале 60-х годов И. А. Худяков издает ценные собрания записей загадок и сказок.

—1860 гг. в центральных губерниях Европейской России Худяков записывает сказки, составившие три выпуска «Великорусских сказок». Сборник сказок И. А. Худякова вышел в 1860—1862 гг. Это был ценный вклад молодого ученого в науку. Записи Худякова дают интересные образцы среднерусской сказочной традиции.

В 1864 г. он публикует «Великорусские загадки» (напечатаны в VI выпуске «Этнографического сборника»).

которые были включены фольклорные тексты с комментариями, обличающими существующий строй. Участие в революционной борьбе накладывало отпечаток на все его труды. Во второй половине 60-х годов Худяков стал членом революционного кружка Ишутина. Из среды ишутинцев вышел Каракозов, покушавшийся на жизнь Александра II. После выстрела Каракозова Худяков вместе с другими членами ишутинского кружка был арестован и сослан в Сибирь. Он и в Сибири, в самых суровых условиях ссылки, продолжал интересоваться фольклором и собирать его. Живя в Верхоянске, Худяков первым среди ученых стал заниматься творчеством якутов. Часть материалов, собранных и исследованных в Якутии И. А. Худяковым, исчезла, но часть сохранилась. Русский перевод некоторых записей якутского фольклора был издан в «Верхоянском сборнике» только много лет спустя после смерти И. А. Худякова — в 1890 г.; подлинные же якутские тексты, собранные И. А. Худяковым, были изданы в «Образцах народной литературы якутов» Э. К. Пекарским только в 1913 и 1918 гг.

Талантливый ученый, собравший и издавший русские загадки, сказки и произведения якутского фольклора, ставивший науку на службу общественным и политическим нуждам, трагически погиб совсем молодым. Он не вынес ссылки: поселенный в Верхоянске, он сошел с ума и умер в 1876 г. в возрасте тридцати четырех лет.

Из истории русской фольклористики

Научные издания русского фольклора начали появляться с 30–40-х годов XIX века. Прежде всего это сборники профессора Московского университета И.М. Снегирева «Русские простонародные праздники и суеверные обряды» в четырех частях (1837–1839), «Русские народные пословицы и притчи» (1848).

Ценные материалы содержат сборники ученого-фольклориста И.П. Сахарова «Сказания русского народа о семейной жизни своих предков» (в двух томах, 1836 и 1839 годы), «Русские народные сказки» (1841).

Постепенно в работу по собиранию фольклора включились широкие общественные круги. Этому способствовало созданное в 1845 году в Петербурге Императорское Русское географическое общество. В нем было отделение этнографии, активно занимавшееся сбором фольклора во всех губерниях России. От безымянных корреспондентов (сельских и городских учителей, врачей, студентов, духовенства и даже крестьян) поступали в Общество многочисленные записи устных произведений, составившие обширный архив. Позднее многое из этого архива было опубликовано в «Записках Русского географического общества по отделению этнографии». А в Москве в 60–70-х годах изданием фольклора занималось «Общество любителей российской словесности». Фольклорные материалы публиковались в центральных журналах «Этнографическое обозрение» и «Живая старина», в местных периодических изданиях.

В 30–40-х годах П.В. Киреевский и его друг поэт Н.М. Языков широко развернули и возглавили собирание русских народных эпических и лирических песен (былин, исторических песен, песен обрядовых и внеобрядовых, духовных стихов). Киреевский готовил материалы к печати, однако безвременная смерть не позволила ему полностью осуществить задуманное. При его жизни вышел единственный сборник: духовные стихи. «Песни, собранные П.В. Киреевским» впервые были опубликованы только в 60–70-х годах XIX века (былины и исторические песни, так называемая «старая серия») и в XX веке (песни обрядовые и внеобрядовые, «новая серия»).

В те же 30–40-е годы протекала собирательская деятельность В.И. Даля. Он записывал произведения разных жанров русского фольклора, однако, как исследователь «живого великорусского языка», Даль сосредоточился на подготовке сборника малых жанров, наиболее близких разговорной речи: пословиц, поговорок, присловий и т. д. В начале 60-х годов вышел сборник Даля «Пословицы русского народа». В нем все тексты впервые были сгруппированы по тематическому принципу, что позволило объективно представить отношение народа к разнообразным явлениям жизни. Это превратило сборник пословиц в подлинную книгу народной мудрости.

Другим подробным фольклорным изданием стал сборник А.Н. Афанасьева «Народные русские сказки», в который большой собирательский вклад также внес Даль, передавший Афанасьеву около тысячи записанных им сказок.

Сборник Афанасьева выходил в 8 выпусках с 1855 по 1863 год. Сказок, записанных самим Афанасьевым, немногим более десятка, в основном он использовал архив Русского географического общества, личные архивы В.И. Даля, П.И. Якушкина и других собирателей, а также материалы из старинных рукописных и некоторых печатных сборников. В первом издании был опубликован только лучший материал. Примерно 600 текстов сборника охватили огромное географическое пространство: места проживания русских, а также частично украинцев и белорусов.

Выход в свет сборника Афанасьева вызвал широкий общественный отклик. С рецензиями на него выступили крупные ученые А.Н. Пыпин, Ф.И. Буслаев, А.А. Котляревский, И.И. Срезневский, О.Ф. Миллер; в журнале «Современник» положительную оценку дал Н.А. Добролюбов.

Позднее, борясь с русской цензурой, Афанасьеву удалось издать в Лондоне сборник «Народные русские легенды» (1859) и анонимно в Женеве в 1872 году сборник «Русские заветные сказки».

Сборник Афанасьева частично переводился на разные иностранные языки, а на немецкий переведен полностью. В России он выдержал 7 полных изданий.

С 1860 по 1862 год, одновременно с первым изданием сборника Афанасьева, вышел в свет сборник И.А. Худякова «Великорусские сказки». Новые тенденции выразил сборник Д.Н. Садовникова «Сказки и предания Самарского края» (1884). Садовников – первый, кто обратил пристальное внимание на отдельного талантливого сказочника и записал его репертуар. Из 183 сказок сборника 72 были записаны от Абрама Новопольцева.

В середине XIX века в истории собирания русского фольклора произошло знаменательное событие: в Олонецком крае была обнаружена активно бытующая живая былинная традиция. Ее первооткрывателем явился высланный в 1859 году за политическую деятельность в Петрозаводск П.Н. Рыбников. Работая чиновником в канцелярии губернатора, Рыбников стал пользоваться служебными разъездами для собирания былин. В течение нескольких лет он объехал огромную территорию и записал большое количество былин и других произведений устной народной поэзии. Собиратель работал с выдающимися сказителями Т.Г. Рябининым, А.П. Сорокиным, В.П. Щеголенком и др., от которых впоследствии записывали и другие фольклористы.

В 1861–1867 годах вышло в свет четырехтомное издание «Песни, собранные П.Н. Рыбниковым», подготовленное к печати П.А. Бессоновым (1 и 2 тт.), самим Рыбниковым (3 т.) и О. Миллером (4 т.). В него вошли 224 записи былин, исторических песен, баллад. Материал был расположен по сюжетному принципу. В 3-м томе (1864 год) Рыбников напечатал «Заметку собирателя», в которой обрисовал состояние эпической традиции в Прионежье, дал ряд характеристик исполнителям, поставил вопрос о творческом воспроизведении былин и о личном вкладе сказителя в эпическое наследие.

По следам Рыбникова в апреле 1871 года в Олонецкую губернию отправился ученый-славист А.Ф. Гильфердинг. За два месяца он прослушал 70 певцов и записал 318 былин (рукопись составила более 2000 страниц). Летом 1872 года Гильфердинг снова поехал в Олонецкий край. В пути он тяжело заболел и скончался.

Через год после смерти собирателя были опубликованы «Онежские былины, записанные Александром Федоровичем Гильфердингом летом 1871 года. С двумя портретами онежских рапсодов и напевами былин» (1873). Гильфердинг впервые применил метод изучения репертуара отдельных сказителей. Былины в сборнике он расположил по сказителям, с предпосланными биографическими справками. В качестве общей вступительной статьи была помещена последняя журнальная публикация Гильфердинга «Олонецкая губерния и ее народные рапсоды».

60–70-е годы XIX века явились для русской фольклористики подлинным расцветом собирательской деятельности. В эти годы вышли в свет ценнейшие публикации разных жанров: сказок, былин, пословиц, загадок, духовных стихов, заговоров, причитаний, обрядовых и внеобрядовых песен.

Читайте также  Россия в эпоху дворцовых переворотов

В начале XX века продолжалась работа по собиранию и публикации фольклора. В 1908 году был издан сборник Н.Е. Ончукова «Северные сказки» – 303 сказки из Олонецкой и Архангельской губерний. Ончуков расположил материал не по сюжетам, а по сказочникам, приведя их биографии и характеристики. В дальнейшем этого принципа стали придерживаться и другие издатели.

В 1914 году в Петрограде был опубликован сборник Д.К. Зеленина «Великорусские сказки Пермской губернии». В него вошло 110 сказок. Сборнику предпослана статья Зеленина «Кое-что о сказочниках и сказках Екатеринбургского уезда Пермской губернии». В ней охарактеризованы типы сказочников. Материал сборника расположен по исполнителям.

Ценным вкладом в науку стал сборник братьев Б.М. и Ю.М. Соколовых «Сказки и песни Белозерского края» (1915). В него вошло 163 сказочных текста. Точность записи может служить образцом и для современных собирателей. Сборник составлен по материалам экспедиций 1908 и 1909 годов в Белозерский и Кирилловский уезды Новгородской губернии. Он снабжен богатым научным аппаратом. Впоследствии оба брата стали известными учеными-фольклористами.

Таким образом, в XIX–начале XX века был собран огромный материал и появились основные классические издания русского устного народного творчества. Это имело колоссальное значение как для науки, так и для всей русской культуры. В 1875 году писатель П.И. Мельников-Печерский в письме к П.В. Шейну так охарактеризовал значение труда фольклористов-собирателей:

«В продолжение четверти столетия я много ездил по России, много записал песен, сказаний, поверий и пр. и т. п., но я бы ступить не мог, если бы не было трудов покойного Даля и Киреевского, не было Ваших трудов, напечатанных у Бодянского, трудов Л. Майкова, Максимова и – да успокоит Господь в недрах Авраама пьяную душу его – Якушкина. Ваше сравнение своих работ с работой муравья я нахожу несовсем справедливым. Пчелы вы, а не муравьи – ваше дело мед собирать, наше дело мед (hudromel) варить. Не будь вас, мы бы варили какой-нибудь промозглый квас, а не мед. Не пройдет и полувека, как в народе иссякнут дедовские предания, обычаи, старорусские песни замолкнут или исказятся под влиянием трактирной и кабацкой цивилизации, но Ваши труды до отдаленных времен, до позднейших наших потомков сохранят черты старинного нашего быта. Вы долговечнее нас». 1

В первые десятилетия XX века русская фольклористика окончательно самоопределилась как научная дисциплина, отделившись от других наук (этнологии, языкознания, литературоведения).

В 1926–1928 годах в экспедицию «по следам П.Н. Рыбникова и А.Ф. Гильфердинга» отправились братья Б.М. и Ю.М. Соколовы. Материалы экспедиции были опубликованы в 1948 году. Записи былин 1926–1933 годов из собраний Рукописного хранилища Фольклорной комиссии при Институте этнографии АН СССР вошли в двухтомное издание А.М. Астаховой «Былины Севера». Собирание былин продолжалось в военные и послевоенные годы. Материалы трех экспедиций на Печору (1942, 1955 и 1956 годы) составили том «Былины Печоры и Зимнего берега».

Было сделано много новых записей сказок, песен, частушек, произведений несказочной прозы, пословиц, загадок и пр. В издании новых материалов преобладал, во-первых, жанровый, а во-вторых, региональный принцип. Сборники, отражающие репертуар какого-либо региона, как правило, состояли из одного или немногих близких жанров.

Собиратели стали целенаправленно выявлять рабочий фольклор, фольклор каторги и ссылки. Гражданская и Великая Отечественная войны также оставили свой след в народной поэзии, что не прошло мимо внимания собирателей.

Были переизданы классические собрания русского фольклора: сборники сказок А.Н. Афанасьева, И.А. Худякова, Д.К. Зеленина, сборник пословиц В.И. Даля, сборник загадок Д.Н. Садовникова и др. Впервые опубликованы многие материалы старых фольклорных архивов. Издаются многотомные серии. Среди них «Памятники русского фольклора» (Институт русской литературы (Пушкинский дом) Российской АН, Санкт-Петербург) и «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока» (Российская АН; Институт филологии Сибирского отделения Российской АН, Новосибирск).

Существуют центры филологического изучения русского фольклора, со своими архивами и периодическими изданиями. Это Государственный республиканский центр русского фольклора в Москве (выпускающий журнал «Живая старина»), сектор русского народного творчества Института русской литературы (Пушкинского дома) Российской Академии наук в Санкт-Петербурге (ежегодник «Русский фольклор: Материалы и исследования»), кафедра фольклора Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (сборники «Фольклор как искусство слова»), а также региональные и краевые фольклорные центры с их архивами и изданиями («Сибирский фольклор», «Фольклор Урала», «Фольклор народов России» и др.). 2

В изучении фольклора одно из ведущих мест занимает Саратовская школа фольклористики, история которой связана с именами профессора Московского университета С.П. Шевырева, поэта-песенника Н.Г. Цыганова, краеведа А.Ф. Леопольдова, члена Саратовской ученой архивной комиссии А.Н. Минха; впоследствии – профессоров Саратовского государственного университета – Б.М. Соколова, В.В. Буша, А.П. Скафтымова. Большой вклад в изучение фольклора внесли профессора Т.М. Акимова и В.К. Архангельская. 3

Зарождение фольклористики как науки в первой половине ХIХ в.

Вопрос. Часть 2.

Зарождение фольклористики как науки в первой половине ХIХ в. Формирование и развитие фольклористики в составе этнографии, литературоведения, музыкознания, языкознания, истории религии, театроведения.

Зарождение фольклористики как науки в первой половине ХIХ в.

Фольклористика первой половины XIX века. Первое сорокалетие XIX века было временем дальнейшего накопления материалов и выработки научных воззрений на народное творчество. В усилении общественного и научного интереса к фольклору сыграла Отечественная война 1812 года и революционное движение первой четверти XIX века. В начале этого периода перед русской общественной мыслью стояла задача издания полного собрания памятников народного творчества. Эта задача мыслилась не только как литературное или узконаучное предприятия, но и как важнейшее национальное дело, как предприятие огромного исторического и историко-философского плана.

20-е годы XIX века – период бурного расцвета романтизма в России. Стремясь к развитию национального начала в отечественной литературе, романтики широко используют в своем творчестве фольклор (сюжеты, образы, поэтическую стилистку). Однако поэты-романтики не одинаково относились к фольклору, по-разному его оценивали и использовали в своем творчестве. например, В.А.Жуковского интересовало в нем отражение «милой старины», поэтому он использовал в своих произведениях описание народных обрядов, обычаев, вставлял традиционные зачины, концовки, имитировал стилистику народных произведений. Совершенно по-иному относились к фольклору национальные деятели, проповедующие идеи национального самосознания.

Декабристы, защищавшие национальную самобытность, гражданский пафос, патриотизм, вольнолюбие в литературе и искусстве, не могли обойти вниманием памятники народного творчества. И как бы ни были декабристы далеки от народа, они стремились найти в народном творчестве чувства, созвучные своим. На первом месте у представителей декабризма стоял вопрос о роли и значении памятников народного творчества в процессе развития культуры народа.

Повышенный интерес к фольклору нашел отражение и в художественной практике декабристов; фольклорные мотивы встречаем в поэзии Рылеева, Бестужева, Одоевского, Кюхельбекера и других. Но в то же время в работах декабристов отразилась ограниченность их исторической концепции. Идеализация глубокой старины и неверная оценка современного фольклора отразились в противопоставлении фольклора древней и современной Руси. У декабристов отсутствовало стремление понять жизнь народа во всем своеобразии и целостности.

А.С.Пушкин о народности литературы и о фольклоре. Пушкин выступал не только как непревзойденный мастер интерпретации фольклорных произведений, но и как один из первых их собирателей и теоретиков. Для Пушкина в центре его размышлений стояла проблема народности, он неоднократно и по разным поводам останавливался на этом вопросе. Народность, по его мнению, определяется не темами, не сюжетами, а идейным содержанием; народный писатель не должен ограничиваться узконациональными предметами, а должен опираться на широкий опыт мировой культуры.

Пушкин особенно интересуется казачьими песнями, в Михайловском поэт записывает песни о Степане Разине. В 1833 году он совершил поездку в Оренбургскую губернию для изучения Пугачевского восстания, где также записал несколько песен о Пугачеве.

Очень высоко ценил Пушкин язык народного творчества. Простота языка народной сказки, меткость и выразительность строения фразы в пословицах отмечалась им как совершенная форма поэтической речи: «Что за золото пословицы русские, а не даются в руки, нет!» Собирательская деятельность Пушкина объясняется не только желанием сохранить песню или сказку, сколько стремлением овладеть живой народной речью.

В 30-40-е годы продолжают публиковаться фольклорные сборники: «Русские народные сказки» И.П.Сахарова; «Русские народные песни» П.В.Киреевского; «Русские пословицы» И.М.Снегирева и др. В эти годы в России окончательно оформляется наука о фольклоре, в ней отчетливо намечаются два противоположных лагеря. В известном смысле, в один лагреь можно отнести славянофилов (братья Киреевские, К.С.Аксаков, А.С.Хомяков др.) и сторонников теории «официальной народности» (И.М.Снегирев, И.П.Сахаров, А.В.Терещенко). Для славянофильской фольклористики характерны идеализация древнерусского быта со всеми его консервативными сторонами, утверждение, будто бы русский традиционный фольклор в своей основе – религиозный. Именно поэтому П.В.Киреевский из своего песенного собрания как, по его мнению, наиболее ценное опубликовал лишь духовные стихи. Сторонники «официальной народности» путем тенденциозного подбора фольклорного материала стремились доказать, будто бы русскому народу свойственны такие качества, как царелюбие, религиозность и покорность. Другой лагерь в русской науке о фольклоре в 30-40-е годы XIX века представляла нарождающаяся революционно-демократическая фольклористика.

В фольклористских высказываниях Белинского особое место занимает вопрос о соотношении народного творчества и литературы. Критик подчеркивал, что народное творчество – искусство «детства человечества»; он противопоставляет «народность» и «простонародность». Белинский решительно восставал против «простонародности», т.е. ложной народности, которая, по его мнению, выражается в использовании фольклора, против любования жизнью народа с ее отсталостью и темнотой. Сравнивая поэзию русского народа с мировым фольклором, Белинский отводил ей одно из первых мест: «Наша народная поэзия не уступит в богатстве ни одному народу в мире и только ждет трудолюбивых деятелей, которые собрали бы ее сокровища, таящиеся в памяти народа».

ИЛИ

XIX век был ознаменован декабристской фольклористикой. Декабристы издавали альманах «Русская старина» (1825), издателем был декабрист А. Корнилович, записи В.Д. Сухорукова. В течение всего века активно развивается экспедициональный подход — собирательство фольклора этнографическими и фольклористическими обществами.

В 30-х и 40-х годах XIX века наряду с развитием прогрессивных идей отчетливо обозначаются консервативные тенденции в собирании и изучении фольклора. Они связаны с официальной народностью и славянофильством. Министр С. Уваров вывел формулу о единстве «православия, самодержавия, народности». Печать официальной народности лежит на трудах ряда ученых, в наибольшей мере она чувствуется в работах И.М. Снегирева, И.П. Сахарова, А.В. Терещенко. Наибольший интерес представляют книги профессора Московского университета И.М. Снегирева. В начале 1830-х годов он издал исследование «Русские в своих пословицах». Вышли книги И.П. Сахарова «Сказания русского народа о семейной жизни своих предков» в 2-х томах, «Песни русского народа» в 4-х томах, «Русские народные сказки». А.В. Терещенко издал семь трудов «Быт русского народа».

Вплоть до 40-х годов XIX века фольклористики как науки не существовало. Во второй половине XIX века в России не только развивается движение собирателей-фольклористов, но и формируются научные школы, имеющие отличные друг от друга основания понимания фольклора. Первая из них — Мифологическая школа фольклористики — утверждается в середине XIX века, связано это с именем Буслаева Ф.И. Он отрицательно относился к славянофильству и демократическому направлению и предлагал отстраниться от политической борьбы. Буслаев также снимал проблему воспитательного значения народной поэзии в современных условиях и сосредоточил внимание на прошлом. Он называл своими учителями братьев Гримм, считал миф первоосновой народного творчества, а дух народа проявленным в коллективном искусстве. Буслаев утверждал, что в фольклоре существуют древние и новые слои. Былины он делил на древнейшие (первобытные, мифические) и позднейшие (исторические). Древнейшие слои былин сохранили образы мифических богатырей (Микула Селянинович, Святогор), позднейшие — исторических лиц (Добрыня, Алеша). Буслаев был первым ученым, который ввел курс народной поэзии в университетское преподавание (1857).

Александр Николаевич Афанасьев — один из активистов фольклористического движения в России. Именно ему принадлежат первые научные издания устного народного творчества русского народа, издание сборника русских народных сказок.

Александр Афанасьевич Потебня — собиратель и исследователь. Примыкая к мифологической школе, А. Потебня в решении ряда вопросов расходился со взглядами других ее представителей. Он утверждал, что в создании мифа и поэтического образа огромную роль играет слово.

Читайте также  Железный век на территории россии. распад первобытно-общинного строя

Историческая школа фольклористики образуется также в XIX веке, ее основатель — В.Ф. Миллер, профессор Московского университета. Из молодых ученых к этой школе примыкали С.К. Шамбинаго, М. Сперанский, Марков и др. К направлению данной научной школы принадлежат работы В. Тредиаковского, Кантемира, Веселовского. Основной вопрос фольклористики в контексте исторической школы — влияние истории народа на формы его творчества. Представители исторической школы активно вели собирательскую работу, организовывая экспедиции. Особый интерес для представителей этой школы представляли «сказители» — носители фольклора.

Со второй половины XIX в. и практически до наших дней русская фольклористика имеет три основных приоритетных на- правления. Это, во-первых, работа с живой традицией: фиксация текстов в непосредственном бытовании с особым вниманием к личности исполнителя и его мастерству (так называемая «русская школа», восходящая к собирательской практике А.Г. Гильфердин- га и позднее братьев Б.М. и Ю.М. Соколовых); во-вторых, «исто- рическая поэтика» и компаративистика (их становление связано с именем академика А.Н. Веселовского); в-третьих, этнолингви- стика и лингвопоэтика, у истоков которых стоял великий русский и украинский ученый А.А. Потебня.

Русский фольклор в творчестве мастеров к. XIX — н.XX вв.

Серьезные потрясения, произошедшие в России в середине XIX в.: поражением закончилась Крымская война, скончался император Николай I, взошедший на престол Александр II, осуществил долгожданную отмену крепостного права и другие реформы — требовали перемен.

Николай Гаврилович Чернышевский говорил: искусство произносит «приговор над изображаемыми явлениями»; его цель – «руководить мнением общества, приготовлять и облегчать улучшения в национальной жизни». Художники стремились к тому, чтобы их искусство было связано с решением социальных проблем.

В 1870-х гг. по инициативе художника Григория Григорьевича Мясоедова родилась новая ассоциация, не связанная с Академией, ассоциация мобильных передвижных художественных выставок. Передвижники создали искусство, предназначенное для разговоров о жизни, и особенно о русской жизни.

В отечественной культуре рубежа XIX-XX вв., со стремлением к реалистическому изображению жизни, проявляется интерес к культурной идентичности, черпающей вдохновение в фольклоре. Преклонение перед народом, воспитанным в русской культуре XIX века, диктовало и выбор тем для изобразительного искусства. Поиски мастеров искусства разделились на два направления. С одной стороны, стало популярным критическое искусство, «бичевавшее» тех, кто был ответственен за угнетение народа. В этой области прославились передвижники. С другой стороны,художники интересовались истоками народной культуры, фольклором, перенося народные сюжеты на современную живопись. И в этом тоже первыми были передвижники: И.Репин, В.Максимов, В. Перов. Для одних это увлечение оказалось недолгим, а для других – стало основой всего творчества. Самым последовательным и глубоко погрузившимся в чудесный мир сказок, стал Виктор Михайлович Васнецов.

Фольклор в творчестве В. М. Васнецова («Алёнушка», «Иван Царевич на Сером волке», «Богатыри»)

Среди мастеров, оставивших значительный след в истории русской культуры XIX в., выделяют Виктора Михайловича Васнецова, особенно запомнившегося картинами, изображающими персонажей русских сказок и былин.

В образы, созданные Васнецовым, настолько глубоко проник дух русских сказок, что и сейчас трудно представить героев по-другому.

Виктора Михайловича в своем творчестве поднимает еще одну проблему живописи: искусство своей поэтичностью, должно украшать мир вокруг человека. Васнецов возвращает многоцветность живописным картинам, противопоставляя их серо–коричневой гамме грязных трущоб и нищенских лохмотьев передвижников. Он оказал влияние на художников русского модерна. Обратившись к фольклору, он углубил и расширил основную тему передвижников – тему народной жизни, обогатив русский реализм новой поэтикой. Благодаря Виктору Михайловичу русская театрально-декорационная живопись поднялась на большую высоту.

Искусство Васнецова, основанное на понятиях народа о красоте и правде, наполнено любовью и благодарностью.

Можно подумать, что главной темой творчества Виктора Михайловича была русская история и фольклор, но фактически, он был многогранным мастером как по жанру, так и по технике исполнения.

Кроме картин в народном жанре, Васнецовым были сделаны многочисленные иллюстрации к произведениям русских писателей, эскизы театральных постановок, портреты и архитектурные проекты.

Как и другие художники-передвижники, Васнецов начал свой творческий путь с жанровых работ о жизни бедных людей — мелких чиновников, торговцев, крестьян. Это картины «С квартиры на квартиру», «Военная телеграмма».

«Алёнушка»

Первая картина нового цикла «Алёнушка» подтверждала, что Васнецов нашел совсем другой подход к изображению героев русского фольклора. Он превращает их в реальных героев, испытывающих психологические переживания, побуждая зрителя поверить в искренность их чувств.

Картина «Алёнушка» самое поэтическое и трогательное творение Васнецова. На краю темного омута сидит девушка, склонившая печально голову на руки. Вокруг нее березки сбрасывают желтые листья в неподвижную воду, а за спиной густой еловый лес.

Образ Алёнушки одновременно аутентичен и сказочен. Юная грустная героиня, одетая в бедную одежду, напоминает о натурном эскизе художника, сделанном в год написания картины с крестьянской осиротевшей девочки. Жизненность образа сочетается здесь с прекрасными поэтическими символами. Голову, сидящей на холодном сером камне, Алёнушки опоясывает тонкая ветка с маленькими ласточками.

А.Н.Афанасьев известный исследователь русской народной сказки трактовал образ ласточки, как добрые вести, утешение в несчастье. Темный лес, омут и распущенные волосы — это признак беды, опасности и тяжелых дум, а береза, растущая у воды, была знаком исцеления. Хоть художник и не вкладывает в картину подробную символику, она не производит впечатления отчаяния, может быть, потому, что мы помним сказку со счастливым концом.

Виктор Михайлович признался, что «Алёнушка» — его любимое полотно. Во время работы над ней он часто посещал музыкальные вечера у Третьяковых, где упоённо слушал Баха, Моцарта, Бетховена, — быть может, именно поэтому картина стала столь музыкальной. «Картина как будто давно жила в моей голове,- рассказывал Васнецов, — но реально я увидел её, когда встретил одну простоволосую девушку. Столько тоски, одиночества и чисто русской печали было в её глазах…Каким-то особым русским духом веяло от неё».

«Иван – Царевич на Сером Волке»

В картине «Иван – Царевич на Сером Волке» Васнецов воспроизвел эпизод из Сказки об Иване Царевиче, Жар Птице и о Сером Волке, изложенной А. Н. Афанасьевым по тексту, восходящему к лубочному изданию XVIII века “Иван Царевич, сидя на Сером Волке вместе с Прекрасною Еленою, возлюбил ее сердцем, а она Ивана Царевича”. Художник был далек от формального заимствования интриги русских былин и сказокв своих сказочных картинах. Его художественное мышление было схоже с традиционной народной поэзией, и поэтому в интерпретации фольклора он был рефлексивным и творческим читателем. Пытаясь открыть зрителю красоту и возвышенность мира народной фантазии, передать народные идеи о красоте и счастье, Васнецов использовал символическое значение образов народной поэзии в своей живописи. Огромные стволы темных и непроходимых деревьев леса, сравнимы с гигантскими фантастическими великанами. Через переплетенные ветви чудовищных деревьев едва пробивается тревожный свет рассвета. Хранит опасность болото с водными лилиями, атмосфера тревоги и печали окружает беглых героев, ожидающих несчастья и разлуку. И на переднем плане прекрасное цветущее яблоневое дерево, символ победы любви, способный творить чудеса, признак счастливого конца сказки.

Популярные представления о красоте, любви и верности соответствуют образам героев в блестящей парче и золотых платьях: красивой и смелой Елене Прекрасной и крепкому мужественному молодому «доброжелательному» царевичу с теплыми чертами лица. Он способен достичь желаемой цели преодоления хитрые и сложные трудности, а затем сохранить то, что он достиг.

В картине «Иван – Царевич на Сером Волке» перед зрителем, словно широко распахивается окно в сказку. Здесь очень много деталей, которые можно не заметить сразу. Иван – Царевич обнимает Елену Прекрасную, словно оберегая её, как своё сокровище. Она и вправду похожа на драгоценность: шапочка – тюбетейка, усыпанная драгоценными каменьями, роскошный парчовый халат и золотые башмачки с загнутыми носами. Прообразом для Елены Прекрасной послужила Наташа Мамонтова, дочь знаменитого театрального деятеля и мецената.

«Богатыри»

Около двадцати лет Васнецов работал над одним из величайших своих произведений — картиной «Богатыри». Художник использовал знаменитый мотив русской былины о богатырской заставе, но дал ему свою трактовку. Каждый персонаж строго индивидуален и, в то же время, тесно связан с образами общей композиции.

После долгих поисков формы Васнецов представил интересное композиционное и цветовое решение: фигуры изображены выше линии горизонта, а цвет изображения собран из цветов с сильными и плотными по насыщенности красками. Точно прорисовано оружие и ландшафт.

Виктор Михайлович показал людей как носителей человеческих идеалов. Сказочно-былинные образы тесно связаны с русской природой.

«Я работал над Богатырями, может быть, не всегда с должной напряженностью. но они всегда неотступно были передо мною, к ним всегда влеклось сердце и тянулась рука! Они. были моим творческим долгом, обязательством перед родным народом. «, — вспоминал художник. От первого карандашного наброска (1871) до первого показа на персональной выставке В.Васнецова (1898), где картина стала смысловым ядром всей экспозиции,прошло почти 30 лет. В этой картине переплелись и сказка, и былина, и история.

Васнецов «дышал русскою древностью, русским древним миром, русским древним складом, чувством и умом», — отмечал критик В. Стасов. И здесь художник показывает свое глубокое понимание Древней России, характеров старых русских.

Герои специфичны, наделены незабываемым внешним видом, отличительными чертами блестящего характера. Только эти персонажи не домашние, они не жанровые, а героические.

В центре — Илья Муромец. Илья Муромец прост и могуч, спокоен, уверен в себе и мудр. Сильный телом, несмотря на захватывающий вид — в одной руке у него палица, поднятая к глазам, в другой — копье, — исполнен «благости, великодушия и добродушия».

Богатырь справа, самый младший, «напуском смелый» — Алёша Попович.

Молодой красавец, полный отваги и смелости, он «душа-парень», большой выдумщик, певец и гусляр, в его руке лук с копьем, а к седлу прикреплены гусли.

Третий богатырь — Добрыня Никитич — в соответствии с былинами представителен и величав. Тонкие черты лица подчеркивают «вежество» Добрыни, его знания, культурность, вдумчивость и предусмотрительность. Он может выполнить самые сложные поручения, требующие изворотливости ума и дипломатического такта.

Богатырей видишь сразу всех вместе. Они поданы как бы снизу, с земли, и от этого выглядят торжественно, монументально, олицетворяют народную силу.

Художник уделяет много внимания деталям, каждая деталь имеет свой смысл. Богатыри стоят на границе поля и леса.

Замечательный мастер «духовного» пейзажа, Васнецов блестяще выражает состояние природы, соответствующее настроению героев. Развивающиеся конские гривы на ветру перекликаются с желтым ковылем. На небе тяжелые белые облака. Свободный ветер собирает их в тучи, гуляет по пылающей от солнце Земле. Серые надгробия и хищная птица, поднимающаяся над опушкой леса, преподносят дополнительную интонацию опасности. Но образ героев говорит о надежности этих защитников Русской земли.

Время создания серии (1917год) говорит само за себя, художник в это время страдал, наблюдая, что происходит в его родной стране. «Сказка – ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок…». Но чудесная сказка Васнецова не была «ряженой действительностью», написанной красками в соответствии с теми или иными формальными законами. Перенося на холст фольклорные и исторические сюжеты, Васнецов предлагал современникам идеал, о существовании которого они забыли.

Сделанное Васнецовым громадно (живопись, дизайн, архитектурные проекты, роспись Владимирского храма в Киеве) и ещё долго будет давать о себе знать в отечественной культуре.«Десятки русских выдающихся художников, — верно заметил М.Нестеров, — берут своё начало из национального источника – таланта Виктора Васнецова».

Ольга Уварова/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с историей и биографией исторических личностей. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Ольга Уварова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Sogetsu-Mf.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: