Реакционно-мистическая пропаганда. библейское общество. архимандрит фотий

Вечный студент

Сайт, посвященный культуре, гуманности, истории и самопознанию

Photo Gallery Slideshow

Подписаться на блог по эл. почте

Поиск

Финалист конкурса «На Благо Мира»

Изображение

Аранжировка на заказ

Профессиональный композитор принимает заказы на аранжировку музыкальных произведений любых стилей, жанров и сложности.

Обращаться alexandrkars547@gmail.com

Группа «Время и времена» ВКонтакте

Популярные записи и страницы

  • Умные
  • Родовые коллизии
  • Великие князья Романовы
  • Стрелка Васильевского острова
  • Будет петь для меня моя Дали.
  • Змея под копытом
  • Спондей и пиррихий
  • Мнимый больной, или Скандал с аневризмом Пушкина
  • Последний из Одоевских (Владимир Одоевский)
  • Вздохи анапеста

Онлайн агентство «Вектор мастерства»

Финалист Московской литературной премии

Facebook

Метки

  • Авторская проза
  • Александр Бернгардт
  • Александр Шпренгер
  • Блестящий 18 век
  • Валентина Мельникова
  • Валентина Мешкова
  • Валерий Гусаров
  • Викторина
  • Викторины
  • Древняя Греция
  • Звезды советского кино
  • Золотой век русской культуры
  • История Древней Руси
  • История Санкт-Петербурга
  • Клуб интернет-творцов
  • Люди XIX века
  • Людмила Губанова-Землякова
  • Наталия Бурман
  • Окно в античный мир
  • Олег Бобров
  • Ольга Грибанова
  • Осколки ХХ века
  • Русская культура начала ХХ века
  • Сергей Ланевич
  • Слагаемые стиха
  • Страна Московия
  • Тайны древнего мира
  • Тамара Знамировская
  • Тени Серебряного века
  • Утраченная Русь
  • авторская поэзия
  • авторская публицистика
  • аптечка русского знахаря
  • вокруг Пушкина
  • история России
  • книжная полка
  • литература
  • мастера изобразительного искусства
  • острова Невы
  • православие
  • пушкинская эпоха
  • религии
  • самопознание
  • советское киноискусство
  • христианство

Скандальный архимандрит (Фотий)

В 1924 году Пушкин пишет эпиграмму «На Фотия». Желчную, гневную. Но это еще что! За этой эпиграммой следуют еще две почти непристойные, намекающие интимную связь этого человека с хорошо известной при дворе дамой.

Не одно поколение пушкинистов задает себе вопрос: почему так непримирим был великий поэт к личности Александра I. Логичнее было бы ждать от него ненависти к Николаю I, отправившему в ссылку его друзей.

Помните, каким видит Александра I юный Николай Ростов в романе Толстого? Изящный, тихий, нежный, с обаятельной улыбкой — такой душечка-царь.

А молодой Пушкин видит этого царя другим — с двумя образами-тенями за спиной: Аракчеев и Фотий.

Петр Спасский, будущий архимандрит Фотий, родился 4 июня 1792 года в Спасском погосте под Новгородом. Судьба его, как сына дьячка, была определена. Закончил семинарию и поступил в духовную академию в Петербурге. Но учиться там не смог, заболел. Над неудачливым студентом сжалились и взяли учителем в духовное училище при Академии.

Заботу о его судьбе взял на себя замечательный человек, ректор семинарии архимандрит Иннокентий Смирнов. Это был человек высокой духовности и истинно подвижнической жизни, борец за чистоту православной веры, свободной от западного мистицизма.

По-видимому, образ жизни, поведения, стиль речи и даже массу мелких бытовых деталей, будущий Фотий перенял у своего наставника.

В 1817 году Петр Спасский был пострижен в монахи и принял имя Фотия. Сразу получил более выгодное место — учителя закона Божьего во втором кадетском корпусе.

И сразу начал скандалить! Сейчас бы это назвали созданием собственного имиджа.

Это было время настоящего расцвета масонского движения в России. Членами масонских лож были самые высокопоставленные люди государства, начиная от князя А.Голицына, обер-прокурора Синода.

И Фотий, как истинный Дон Кихот, бросается на масонов с копьем наперевес. В своих проповедях он обличает сатанинское учение, предает проклятию всех, кто ищет ответов в масонстве.

Ему делаю предупреждения, намекают, советуют — он не слышит советов. Наконец, просто удаляют из столицы — в монастырь под Новгородом на пост игумена.

Скажете, неразумно? Что делать, работа над имиджем — вещь непростая.

И эта почетная ссылка принесла Фотию удачу. В числе прихожан Казанского собора, где читал Фотий свои обличительные проповеди, была очень знатная дама — графиня Анна Орлова-Чесменская. Она становится фанатичной поклонницей Фотия. А его ссылка в глухой захудалый монастырь сразу сделала из его героя, святого борца за святое дело!

Графиня поднимает все свои связи в Петербурге и в результате через два года Фотия сначала переводят в другой монастырь, побойчее и поближе, уже в сане архимандрита. А еще через несколько месяцев возвращают в Петербург в Лавру.

Так что, как видим, верное следование выбранному имиджу принесло быстрое продвижение в карьере.

Возвращается Фотий в Петербург уже с торжеством! О нем знают, о нем говорят в светских гостиных, как о герое.

С этого времени он старательно копирует стиль речи и поведения своего наставника Иннокентия, к тому времени уже скончавшегося. Даже вериги носит подобно своему духовному учителю.

В качестве такой новинки сезона Фотий был представлен князю Голицыну и так понравился, что стал личным духовником князя.

Следующим шагом было представление государю, которое организовал Голицын. Князь даже не подозревал, что способствует продвижению своего идейного и политического врага.

Аудиенция с Александром I была обставлена, как настоящее шоу. Проводил Фотия на эту встречу сам митрополит, благословив образом Нерукотворного Спаса. Войдя во дворец, Фотий осенил крестом все двери и окна на своем пути в кабинет.

Беседа оказалась очень удачной. Кроме награды из рук государя, Фотий получил новое повышение — настоятелем в богатейший монастырь Новгородской губернии — Юрьев монастырь.

Три последующих года были для Фотия настоящей ареной борьбы на два фронта. Он ведет обильную переписку с князем Голицыным и дает отеческие наставления своему духовному чаду. И в это же время пишет письмо за письмом императору и императрице, обличая Голицына как исчадие сатанизма. Он уже не стесняясь описывает свои видения и откровения, в которых сатана Голицын — главное действующее лицо.

И наконец Фотий добивается победы. Он приглашен к государю на тайную трехчасовую беседу. Результат блестящий и по-театральному эффектный. Фотий вовсеуслышание предает анафеме князя Голицына, а государь отстраняет князя-масона от руководства духовными делами и образованием страны.

Но и князь оказался крепким орешком. Окончательно победить масонское движение Фотию, даже в коалиции с Аракчеевым, не удалось. Хотя целый год шла бурная деятельность по перестройке духовных училищ, изъятию всех подозрительных книг и истреблению всяческого инакомыслия.

Пришедший на престол Николай I быстро навел порядок. Фотия со всяческими изъявлениями монаршей милости и благодарности отстранили от власти, оставив за ним сан архимандрита.

Умер Фотий довольно молодым, в 46 лет, до последних дней ухаживала за ним во время его долгой болезни преданная ему княгиня Орлова-Чесменская. Через десять лет и она была похоронена в одной с Фотием усыпальнице.

III Архимандрит Фотий

«Политический деятель, патриот России» — так называли знаменитого архимандрита Новгородского Юрьева монастыря Фотия благорасположенные к нему церковные историки.

Архимандрит Фотий (в миру Петр Никитич Спасский, 1792— 1838) родился в бедной семье, его отец был чтецом церкви Преображения Господня Спасского погоста Новгородского уезда. По окончании Новгородской семинарии он поступил в Петербургскую Духовную академию, но по болезни не смог ее окончить. В 1817 г. он был пострижен и направлен преподавателем в Кадетский корпус. Уже в это время своими способностями он привлек внимание Митрополита Серафима и таких выдающихся духовных писателей, как Иннокентий (Вениаминов) и Филарет (Дроздов). В 1821 г. он был назначен игуменом Деревяницкого монастыря, в 1822 г. — Сковородcкого, но в этом же году переведен в старинный Юрьев монастырь Новгородской епархии.

Особенно ярко архимандрит Фотий проявил себя как противник масонских лож и мистицизма, а также Библейского общества [106], возглавляемого Министром духовных дел и народного просвещения князем А. Н. Голицыным [107]. По ходатайству <стр. 182>поддерживающих Фотия Митрополита Серафима и графини А. А. Орловой-Чесменской [108], он был принят Александром I. Беседа с ним произвела на Государя Императора такое впечатление, что деятельность масонских лож в России была запрещена, а после повторной аудиенции в 1824 г. было упразднено Министерство, возглавляемое князем А. Н. Голицыным. Деятельность Библейского общества была приостановлена уже при Николае I в 1826 г., вследствие доклада Митрополитов Серафима и Евгения Болховитинова. Фотий писал тогда своему другу, архимандриту Симоновского монастыря Герасиму: «Порадуйся, старче преподобный, нечестие пресеклось, армия богохульная диавола паде, ересей и расколов язык онемел; общества все богопротивные, якоже ад, сокрушились».

Личность архимандрита Фотия вызывала разные чувства у его современников. С одной стороны, своей антимасонской деятельностью он нажил немало врагов, интриговавших и распространявших против него многие клеветы. Но в то же время его <стр. 183>борьба за чистоту православия, его настоятельская деятельность привлекали к нему большое число истинных почитателей из разных слоев общества. Поклонник архимандрита Фотия, Андрей Николаевич Муравьев, писал о нем: «Замечательно будет лицо его в летописях новгородских: кроме необычайности собственной его жизни, изнурительного поста при ежедневном служении, сорокадневного безмолвия в течение Четыредесятницы и других подвигов. он действительно был не только обновителем своей обители, но и настоящим архимандритом всех монастырей Новгородских, по древнему назначению настоятелей Юрьева» [109]. Следует также добавить, что архимандрит Фотий был известен и как писатель: при его преемниках в библиотеке Юрьева монастыря насчитывалось 24 книги его сочинений.

В числе близких к Фотию людей были известные государственные и церковные деятели. Его духовными дочерьми были княгиня Прасковья Михайловна Толстая — дочь М. И. Кутузова-Голенищева; вдова Г. Р. Державина, Дарья Алексеевна; дочь героя Чесмы, графиня Анна Алексеевна Орлова-Чесменская и др. Памятником взаимоотношений с ними осталась их обширная переписка.

Читайте также  Театр в ссср

Среди почитателей Фотия был много богатых благотворителей, их усердие весьма способствовало обновлению Юрьева монастыря. С 1821 по 1831 г. архимандрит Фотий получил от них до 300 тысяч рублей. Но главной благотворительницей была А. А. Орлова-Чесменская. Графиня Анна Алексеевна благотворила многим монастырям, в том числе и Сергиевой пустыни, которую она не раз выручала в трудных обстоятельствах. Однако с архимандритом Фотием и с Юрьевым монастырем ее связывали наиболее близкие духовные отношения. На Юрьев монастырь она истратила до 1832 г. около 700 тысяч рублей. Благодаря этим огромным суммам, архимандрит Фотий поднял монастырь из развалин и превратил его в одну из самых богатых и прекрасных обителей России. Но, по словам А. Н. Муравьева: «Тот же поток щедрых деяний излил [он] на прочие убогие обители древней Славянской столицы. И Святая София, священный залог славы Новгородской, сделалась также предметом его забот». Величайшей заслугой Фотия, считал А. Н. Муравьев, было «восстановление древнего чина иноческой жизни в своей обители, и возбуждение чрез то духа молитвы самый чин богослужения и церковные напевы отзывались давно минувшим, и потому роднились с сердцем; невольно разжигая дух молитвы, видением и слышанием древнего церковного быта».

Эти слова А. Н. Муравьева позволяют думать, что направление Фотия в руководстве монастырем было сродни тому, которое проводил в Сергиевой пустыни архимандрит Игнатий Брянчанинов. Встречались ли они лично — об этом свидетельств нет. Жизнеописание Святителя отмечает только, что в 1832 г. заезжал в Юрьев монастырь и представился там настоятелю Михаил Васильевич Чихачев. Но, во всяком случае, графиня Анна Алексеевна, поддерживавшая дружеские отношения с Сергиевой пустынью, конечно, рассказывала своему духовному отцу о ее молодом настоятеле. И приведенное письмо архимандрита Фотия к архимандриту Игнатию — от старшего к младшему — весьма благожелательно.

Посетил архимандрит Игнатий Юрьев монастырь в 1847 г. по пути в Николо-Бабаевский монастырь. 12 июля этого года он писал своему наместнику в Сергиеву пустынь: «…на последней станции к Новгороду пошел сильный дождь, провожавший нас до самого Юрьева. В Юрьеве отец Архимандрит принял меня очень благосклонно; сегодня утром был у ранней обедни в нижней пещерной Церкви; обедню совершал отец Владимир с учеником своим иеродиаконом Виталием: они очень милы — вместе. Отец Владимир служит благоговейно, — как быть старцу; Виталий — с приятною простотою. После Литургии отец Архимандрит отправил соборне панихиду по почившем восстановителе Юрьевской обители. Отец Владимир пришлет тебе два портрета отца Фотия и вид Юрьева монастыря. Один из портретов возьми себе; а другой портрет и вид обители вели обделать в бумажные рамки для моих келлий. Сегодня суббота; скоро громкий и звучный колокол ударит к всенощному бдению; думаю участвовать сегодня вечером и завтра утром в Богослужении, а завтра после обеда отправиться в дальнейший путь».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

Святые мученики Фотий и Аникита

Святые мученики Фотий и Аникита В Никомидии, городе Вифинской области [1], нечестивый царь Диоклитиан (284–305) поднял открытое гонение на христиан; среди города, по его приказанию, были выставлены орудия для мучений: мечи, сечки, рожны, железные ногти, сковороды, колеса, котлы

Архимандрит Фотий (Спасский). Об унынии[5]

Архимандрит Фотий (Спасский). Об унынии[5] Вопрос. Что такое уныние?Ответ. Уныние есть дух нашего расслабления, от чего-либо происшедшее, в котором мы, забывая свое звание, лениво и нерадиво творим добродетели или и совсем подвиг благочестия оставляем. И потому уныние тяжким

Святые мученики Фотий и Аникита

Святые мученики Фотий и Аникита В Никомидии, городе Вифинской области [1], нечестивый царь Диоклитиан (284–305) поднял открытое гонение на христиан; среди города, по его приказанию, были выставлены орудия для мучений: мечи, сечки, рожны, железные ногти, сковороды, колеса, котлы

Мученики Аникита и Фотий (+305)

Мученики Аникита и Фотий (+305) Мученики Аникита и Фотий (его племянник) были родом из Никомидии. Аникита, военный сановник, обличал императора Диоклитиана (284–305), установившего на городской площади орудия казни, чтобы устрашать христиан. Разгневанный Диоклитиан приказал

II. Фотий

II. Фотий Рубежной фигурой византийского миссионерства неизменно признается патриарх Фотий (годы патриаршества с 858 по 867 и с 877 по 886). Его именем освящены кампании по христианизации Болгарии и Руси. Фотий впервые со времен поздней античности задумался над теоретическими

Глава 7. Патриарх Фотий

Глава 7. Патриарх Фотий Святитель Фотий, патриарх Константинопольский, политический деятель, ученый и богослов, ? едва ли не одна из самых крупных фигур византийского периода истории Церкви. Дата его рождения неизвестна, а умер он около 890 года. Он был родом из богатой и

Фотий (ок. 82O— ок. 891)

Фотий (ок. 82O— ок. 891) Будучи основной фигурой в религиозной, а также общественно–политической жизни Византии IX в., Фотий был также отцом явления, обычно именуемого византийским «гуманизмом». Его прославленная «Библиотека», оригинальная и неоценимая компиляция

Фотий Кондоглу [1] СВЯЩЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ И ПЕСНОПЕНИЯ

Фотий Кондоглу[1] СВЯЩЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ И ПЕСНОПЕНИЯ Православные церковные искусства — это искусства богословские. И произведения, которые ими рождаются, отображают собой слово Божие.Эти искусства выражают таинственную сущность нашей религии и обращены к нашим

Митрополит Фотий (1408-1431 гг.)

Митрополит Фотий (1408-1431 гг.) Он был грек, присланный к нам из КПля. Такое назначение на первый взгляд может показаться несколько неожиданным. Весь предшествующий ход событий клонился, по-видимому, к тому, чтобы окончательно закрепить практику возведения в митрополиты

ФОТИЙ, митрополит Киевский и всея России, Грек

ФОТИЙ, митрополит Киевский и всея России, Грек уроженец Морейский из города Монемвасии; воспитывался в пустыне у благочестивого старца Акакия и с юных лет принял сан монашеский. В звании митрополита Монемвасийского прибыл он раз в Константинополь в то время как получено

Девятый век: святой Фотий Великий

Девятый век: святой Фотий Великий Богословие блаженного Августина (но не его учение о благодати) впервые стало оспариваться на Востоке позже, в IX веке, в связи с известным спором о Filioque (учении об исхождении Святаго Духа также и «от Сына», а не от одного Отца, как этому всегда

ФОТИЙ

ФОТИЙ свт. (ок. 820–ок.891), византийский церк. деятель и богослов, патриарх Константинопольский. Род. в аристократич. семье. Получил разностороннее классич. образование. Занимал при визант. дворе ряд высоких должностей. В результате государств. переворота занял место

Митрополит Фотий (1408-1431 гг.)

Митрополит Фотий (1408-1431 гг.) Он был грек, присланный к нам из КПля. Такое назначение на первый взгляд может показаться несколько неожиданным. Весь предшествующий ход событий клонился, по-видимому, к тому, чтобы окончательно закрепить практику возведения в митрополиты

Приложения к разделу «Архимандрит Фотий»

Приложения к разделу «Архимандрит Фотий» № 1 Письмо святителя Игнатия к графине А. А. Орловой-Чесменской Милостивая ГосударыняАнна Алексеевна!Господь, его же любит, наказует, и кому приуготовляет блаженную вечность, тому посылает скорби и болезни.Поэтому тот, кому

Реакционно-мистическая пропаганда. библейское общество. архимандрит фотий

Мистицизм — идеологическое знамя реакционного дворянства в 19 веке

Большинство русских дворян полностью одобряло реакционный политический курс царского правительства в вопросах культуры и просвещения. Под впечатлением социальных потрясений и политических переворотов конца XVIII — начала XIX в. «первенствующее сословие» Российской империи, подобно феодальной аристократии других стран, все более проникалось реакционными настроениями.

Из уст в уста передавались зловещие пророчества юродствующей остзейской баронессы Варвары Крюднер, возомнившей себя избранницей бога и спасительницей христианского мира от грозивших ему напастей. «Приближаются бедствия, которые падут на Европу. — вещала она в 1818 г.— Произойдет. страшная битва неверия против веры. Французская революция была только предисловием к этой битве». С баронессой Крюднер соревновались другие идейные глашатаи Священного союза: Франсуа Шатобриан во Франции, Фридрих Шлегель в Германии, Жозеф де-Местр в Италии. Изуверские призывы к расправе с гуманистами и просветителями эти апологеты католичества и абсолютизма также обосновывали опасностью новых революционных взрывов. Их примеру следовали в России деятели православной церкви. Митрополит Серафим в 1820 г. утверждал, что «враг рода человеческого не дремлет. и ныне продолжает сеять. вольнодумство, неверие, ереси». И ему, как баронессе Крюднер, мерещились новые «крамолы, бунты, междоусобия, убийства, кровь, слезы, реками текущие. »

Разумеется, тогда подобные пророчества производили особенно сильное впечатление, ибо среди тех, кто слушал их, насчитывалось еще немало живых современников Пугачева и Марата. Вместе с тем росли сомнения относительно реальных сил и способностей легитимных монархов противостоять надвигавшейся социальной катастрофе. А коль скоро такие сомнения возникали, то оставалось лишь надеяться на вмешательство и помощь сверхъестественных сил. В мистицизме, допускающем возможность непосредственного общения человека с потусторонними силами, объятые страхом и тревогой аристократы обретали некоторую уверенность в сохранении старого общественного порядка.

В России пропаганда мистицизма после войн с наполеоновской Францией выразилась прежде всего в распространении сочинений зарубежных теософов. Сенаторы старались постигнуть тайный смысл «Науки чисел» Карла Эккартсгаузена. Титулованные аристократки зачитывались «Победной повестью» Иоганна Юнг-Штиллинга, предсказывавшего второе пришествие Христа в самом ближайшем будущем. Вскоре Петербург стали посещать видные деятели западного сектантства — английские квакеры, баварские геррнгутеры и др. В 1821 г. столичная знать встречала баронессу Крюднер. Генералы и сановники съезжались в дом княгини Голицыной, чтобы слушать сумбурные речи остановившейся там модной прорицательницы. Под влиянием таких гостей оживились и отечественные мистики. Подняли голову старые масоны екатерининских и павловских времен. Одна за другой возникали новые масонские ложи. По-прежнему они носили загадочные названия: «Великая ложа Астреи», ложи «Трех добродетелей», «Трех венчанных мечей», «Избранного Михаила», «Любви к истине». Как и раньше, таинственность обрядов сочеталась у масонов с нарочитой неясностью нравственных и политических идеалов. Недаром их ложи объединяли людей самых различных взглядов — от защитников крепостничества до сторонников революционного его ниспровержения. В ложе «Избранного Михаила» председательствовал будущий декабрист Федор Толстой. Собрания масонов посещали и многие другие будущие участники декабристского движения. Они пытались использовать формы масонской конспирации для сплочения прогрессивной русской интеллигенции. Заметив изменения, происшедшие в составе и идеологической направленности масонских лож, царское правительство в 1822 г. запретило их деятельность. К тому времени дворянские революционеры уже успели создать свои особые тайные организации, а остальные масоны довольно легко утешились, найдя иные формы для своих мистически-религиозных увлечений.

Читайте также  Причины установления власти иосифа сталина

Одни стали навещать престарелого скопца Кондратия Селиванова и слушать его мистические назидания. Других можно было встретить на радениях в доме полковницы Татариновой, создавшей свое «Братство во Христе». Оба эти сообщества отличались изуверским характером. Селиванову поклонялись, как «спасителю», восхваляя его подвиги на пути «умерщвления плоти». У Татариновой кружились и пели, сначала медленно и плавно, потом быстрее и громче, достигая, подобно шаманам, полного исступления. Самым пикантным, конечно, было то, что эти мистические сборища посещали знатные вельможи и государственные деятели. Поклонницей Селиванова была супруга петербургского генерал-губернатора Милорадовича. В радениях, устраиваемых Татариновой, участвовал даже сам министр духовных дел и народного просвещения Голицын.

Однако большинство увлекавшихся мистикой русских дворян предпочитало легальные религиозные организации. Наиболее известной такой организацией было Российское библейское общество. Оно было создано по образцу подобного же Британского общества, и агенты последнего — пасторы Пинкертон и Патерсон — добивались его учреждения, убеждая царских сановников в политической целесообразности такого начинания.

Официальная цель Библейского общества заключалась в пропаганде и распространении Библии и других христианских священных книг. Но в проекте устава, написанном Патерсоном, весьма недвусмысленно указывалось на то, что «подданные научаются в Библии познавать обязанности свои к Богу, государю и ближнему», в результате чего «мир и любовь царствуют тогда между высшими и низшими». Следовательно, истинными задачами новой организации были проповедь классового мира и воспитание народа в духе покорности эксплуататорам. Именно этим Библейское общество и импонировало как английским лордам, так и русским дворянам. Недаром на первое учредительное заседание общества, состоявшееся в январе 1813 г. в доме кн. А. Н. Голицына, собрался цвет петербургской аристократии — министры, сенаторы, титулованные сановники, представители высшего духовенства. Вскоре и сам царь вступил в члены общества, передав в его кассу 25 тыс. руб. в качестве единовременного взноса и 10 тыс. руб. — годового.

Внимание, оказанное столичной знатью и правительством инициативе английских пасторов, обеспечило шумный успех нового начинания в деле религиозно-мистической пропаганды. Повсюду, от Вильны до Иркутска и от Архангельска до Георгиевска на Кавказе, начали открываться филиалы новой организации. Через 10 лет Российское библейское общество имело уже 57 отделений и 232 «сотоварищества», которые успели распространить свыше 700 тыс. экземпляров Библии и других священных книг, изданных на 11 языке. Вслед за министрами членами общества спешили стать губернаторы, городничие и чиновники всех рангов. «Кто не принадлежал к Обществу Библейскому, тому не было хода ни по службе, ни при дворе» ‘, — вспоминал потом современник.

Церковники сначала одобрительно относились к деятельности нового религиозного объединения. Петербургский митрополит Серафим был вице-президентом Библейского общества. Многие епископы и настоятели монастырей — архимандриты — принимали участие в деятельности общества и его филиалов. Однако вскоре церковники усмотрели для себя опасность в растущей популярности Библейского общества. Действительно, своей активной пропагандой Библии и других священных для верующих христиан книг новая организация начала в некотором отношении присваивать себе функции официальной православной церкви, лишая ее и доходов, и монопольного положения в деле религиозного воспитания масс. Руководящую роль в органах Библейского общества играли представители светской власти: в центре — министр Голицын и его помощник Магницкий, а в провинции — губернаторы и другие чиновники.

Этого было более чем достаточно для того, чтобы в среде духовенства зародилась оппозиция против Библейского общества и близких к нему последователей западного мистицизма. Естественно, что главной мишенью нападок со стороны церковников был министр духовных дел и народного просвещения Голицын, возглавлявший Российское библейское общество.

Первым против Голицына выступил митрополит Михаил, который в записке, поданной царю, жаловался на «самовластие» министра. После смерти в 1821 г. Михаила лидером церковной оппозиции стал его преемник Серафим (Глаголевский), которого поддерживал и рекомендовал на пост столичного митрополита интриговавший против Голицына гр. А. А. Аракчеев. Покровительством всесильного временщика пользовался и другой убежденный противник Голицына архимандрит Фотий (Спасский). Его юродство и облик сурового аскета производили особенно сильное впечатление на мистически настроенных аристократок. Одна из них, графиня А. А. Орлова, дочь известного екатерининского вельможи, стала страстной поклонницей Фотия. Эта близость светской красавицы к невежественному монаху-изуверу запечатлена в пушкинской эпиграмме:

Душою богу предана,

А грешной плотню

Будучи настоятелем Юрьева монастыря, расположенного под Новгородом, Фотий оказался соседом Аракчеева, владевшего неподалеку имением Грузино. Он не стеснялся откровенно раболепствовать перед царским фаворитом, называя его борцом «за церковь и веру», подобным Георгию Победоносцу. На похоронах любовницы Аракчеева Настасьи Минкиной, убитой крепостными крестьянами, которых она истязала, Фотий провозгласил ее «великомученицей», достойной быть причисленной к «сонму святых». Такое заискивание перед Аракчеевым — лучшее доказательство того, что лукавым архимандритом руководили вовсе не духовные побуждения, а подлинно земные страсти. Недаром Пушкин писал о нем:

Ему орудием духовным

Проклятье, меч, и крест, и кнут

Митрополит Серафим ограничивался жалобами на «колеблющее православную церковь» управление Голицына. Фотий действовал грубее и решительнее. Однажды, встретив ненавистного министра духовных дел в доме графини Орловой, архимандрит потребовал от него отречения от иноземных «лжепророков», а затем, размахивая сорванным с цепочки нагрудным крестом, предал Голицына анафеме как «богоотступника». Вызванный для объяснения к царю, Фотий стал заклинать его покончить с «духовным Наполеоном» — Голицыным, как в свое время с «видимым Наполеоном».

Постепенно домогательства церковников становились все более настойчивыми. В 1824 г. подстрекаемый Аракчеевым митрополит Серафим явился в Зимний дворец, стянул с головы белый клобук и бросил его к ногам императора, заявив, что не наденет свой головной убор до тех пор, пока не услышит «царского слова» об уничтожении Министерства духовных дел и возвращения Синоду прежних прав в отношении управления церковью. Одновременно он выразил надежду, что «министром народного просвещения будет другой, а вредные книги истребятся».

Не желая ссориться с церковниками, Александр I решил уступить и пожертвовать Голицыным. Дела, касавшиеся православной церкви, были выделены из круга деятельности министерства и опять переданы Синоду. На посту министра Голицына заменил адмирал А. С. Шишков, а в качестве президента Библейского общества — митрополит Серафим. Это означало полное подчинение этого общества контролю официальной церкви. В 1826 г. указом Николая I деятельность общества была прекращена.

Разумеется, неудачная попытка распространения в России заимствованных из Западной Европы мистических учений отнюдь не означала того, что русская интеллигенция избавилась от тлетворного влияния мистицизма вообще. Мистические представления свойственны всякой религии, в том числе и православной. Еще больше мистицизм свойствен религиозному сектантству.

Мистические тенденции пронизывали и мировоззрение фи-лософов-идеалистов, подвизавшихся на кафедрах русских университетов.

Так, в 30-х годах XIX в. профессор Московского университета Ф. Л. Морошкин в лекциях по истории права убеждал студентов, что еще в Уложении 1649 г. нашла якобы воплощение специфика «русской души», извечно стремящейся под сень монархической власти.

Мистическую окраску имели и домыслы С. С. Уварова относительно исключительности России и органически присущей будто бы русскому народу преданности идеалам официальной церкви и царского самодержавия. В сочетании с прославлением крепостнической самобытности эти домыслы и составили, как известно, философскую основу пресловутой «теории официальной народности», служившей руководящим началом деятельности С. С. Уварова на посту министра просвещения (1833—1849 гг.) и его преемников.

Фотий. Мириобиблион (Библиотека)

Среди наиболее изучаемых византийских интеллектуалов особое место занимает жизнь и деятельность философа и гуманиста, профессора и госсекретаря Фотия (ок. 815-891), впоследствии патриарха Константинопольского (858-867 и 878-886).

Фотий родился в начале IX века в Константинополе, семья его отличалась знатностью, благочестием и образованностью: отец, спафарий Сергий, приходился племянником восстановителю иконопочитания на VII Вселенском Соборе константинопольскому патриарху Тарасию (784-806), а брат матери, Ирины, был мужем Марии, сестры августы Феодоры. Во время гонений против иконопочитателей при императоре Феофиле (829-842) отец Фотия был осужден, имущество было конфисковано, вся семья была анафематствована и отправлена в ссылку (ок. 832/833 гг.). Впрочем, и в изгнании у родителей Фотия было достаточно средств, чтобы дать ему и его братьям (Сергию и Тарасию) приличное образование. Из–за тягот гонений Сергий и Ирина прожили недолго. После смерти их стали почитать исповедниками — в Византийском синаксаре их память отмечается 13 мая. После воцарения малолетнего Михаила III и его матери Феодоры (842 г.) Фотий с братьями вернулся в столицу, им было возвращено конфискованное имущество, а анафемы были сняты. Он начал преподавательскую деятельность в Константинопольском университете. Среди его учеников были просветитель славян св. Константин—Кирилл и известный богослов и писатель Арефа Кесарийский. Вскоре Фотий и его братья были удостоены высоких придворных чинов: Тарасий стал патрикием, Сергий и Константин — протоспафариями, сам Фотий в чине протоспафария занял важную должность протоасикрита — начальника императорской канцелярии. В 845 или 855 г. Фотий участвовал в посольстве к арабскому халифу Аль Муттаваккилу, отправляясь в которое он составил послание своему брату Тарасию, впоследствии ставшее знаменитым как «Мириобиблион», или «Библиотека» — более или менее подробное описание прочитанных им книг.

Читайте также  Революционно-террористические организации в россии

Появление «Библиотеки» в IX веке не было случайностью. Это время известно возрождением интереса к классической древности, расцветом науки, литературы и просвещения, энциклопедическими сборниками и ученым коллекционированием.

Сочинение Фотия сохранилось в разных списках и дожило до времени книгопечатания — в 1601 году его издал Д. Хёшель (David Höschel) в Аугсбурге, оно переиздавалось в 1643 году, а в 1824-25 в Берлине И. Беккер издал выверенную версию «Библиотеки». Что касается манускриптов, их датирование идет с X по XVI век (Martini E., Textgeschichte der Bibliotheke des Patriarchen Photios von Konstantinopel; Erster Teil: Die Handschriften, Ausgaben und Uebertrgungen, Leipzig, 1911). Интересно, что два манускрипта «Библиотеки» Фотия были переданы в Венецианскую Республику кардиналом Виссарионом Никейским в 1468 году в составе собрания из 482 книг, и теперь они хранятся в Biblioteca Marciana (Венеция). В одной из них (Marc. gr. 450, Codex A) сочинение Фотия носит название «Опись и перечисление прочитанных нами книг».

Наиболее полное комментированное издание «Библиотеки» Фотия было осуществлено французским ученым Р. Анри. Он выпустил 8 томов Библиотеки — на греческом и французском языках — с 1959 по 1977 год. А в 1991 году в качестве 9 тома Ж. Шамп издал Индекс к Библиотеке. Если говорить о составе восьми томов, «записи» Фотия — в науке они именуются кодексами (codex, сокращенно cod.) — в них распределены следующим образом: 1 том — 1-83; 2 том — 84-185; 3 том — 186-222; 4 том — 223-229; 5 том — 230-241; 6 том — 242 -245; 7 том — 246-256; 8 том — 257-280. Все 9 томов были переизданы вторым тиражом в 2003 году.

«Библиотека» состоит из 279 (или по другой версии 280) глав — традиционное название каждой главы — «кодекс» (codex). Кодекс представляет собой небольшой очерк, излагающий содержание какого–нибудь произведения, иногда — нескольких произведений и/или дающий краткую характеристику творчества какого–нибудь автора в целом. Библиотека охватывает широкий круг древнегреческих и византийских авторов — хронологически от V в. до н. э. (историк Геродот) до IX в. н. э. (византийский хронист Сергий Исповедник). Аннотируемые сочинения — по большей части прозаические — по тематике весьма разнообразны (среди них 158 церковных и 122 светских автора). Фотий игнорировал в своих аннотациях школьные тексты, — а в программу тогда входили именно поэты и классики философии (Платон и Аристотель). В некоторых кодексах даны также сведения об авторах, и зачастую приводятся критические оценки их произведений. Кроме того, нужно отметить, что около 60 светских и около 100 церковных сочинений, упомянутых в «Библиотеке» считаются ныне полностью или частично утерянными (например, сочинения Энесидема, Гегезиппa, Гиерокла, Геласия Кизического, Ипполита Римского, Ктесия, Диодора, Дионисия Галикарнасского, Юста Тивериадского, Диона Кассия[, «Биб­лио­те­ка» Апол­ло­до­ра] и др.) — этот факт делает труд Фотия особенно ценным для истории многих научных дисциплин.

Тематический состав «Библиотеки» выглядит так:
Теология: cod. 1-2, 5-13, 25-26, 32, 38, 43, 51, 86, 106, 109, 110-114, 116, 125-126, 139, 141-144, 168, 170-174, 183-184, 191-207, 207, 222, 228-237, 240, 270-277;
Философия: cod. 39, 44, 48, 151, 154-156, 181, 187, 212, 214, 215, 223, 241-242, 247-249, 251, 278;
Полемические труды богословско–философского характера: cod. 4, 14, 21-24, 45-46, 49-50, 55-56, 75, 81, 85, 95, 102, 104-105, 107-108, 115, 117-118, 120-123, 130, 136-138, 140, 162, 169, 176-177, 179, 182, 208, 225-227, 280;
Риторика: cod. 61, 74, 90, 100-101, 132-135, 158-160, 165, 185, 209, 211, 243, 259-268;
Филология: cod. 73, 87, 94, 128-129, 145-150, 152-153, 157, 161, 239, 245-246, 279;
Деяния Соборов: cod.15-20, 52-54, 59, 88;
Церковная история: cod. 27-31, 40-42, 89;
Историография: cod. 3, 33-35, 47, 57-58, 60, 62-72, 76-80, 82-84, 91-93, 97-99, 127, 131, 175, 213, 224, 238, 244, 250;
Патристика: cod. 96, 119, 252, 256-258, 269;
Мартиролог: 253-255;
Мифология: cod. 180, 186, 188-190;
Политика: cod. 37, 103;
Медицина: cod. 163-164, 178, 216-221;
Топография: cod. 36;
Зоология: cod. 278;
Разное: cod. 124, 166-167.

Нужно отметить, что по количеству кодексов «Библиотека» состоит на 56,4% из христианских и на 43,6% – из светских произведений. А по реальному объему (количеству страниц) наоборот, только на 42% из христианских и на 58% из светских текстов. Иными словами, из 168 авторов «Библиотеки» — 99 светских.1

Имеющиеся русские переводы отдельных кодексов и фрагментов:

Архимандрит Фотий (Спасский)

Петр Спасский был сыном дьячка Новгородского уезда, родился 7 июня 1792 года. По окончании Новгородской семинарии поступил в Санкт-Петербургскую духовную Академию, Но развивавшаяся в груди болезнь не дала ему дослушать курса, вследствие чего он назначен в Александро-Невское училище, учителем латинского и греческого языков, славянской грамматики, церковного устава и Закона Божия. Пострижен в монашество с именем Фотия 16 февраля 1817 года в Александро-Невской Лавре, на другой день рукоположен в иеродиакона, а на следующий день- в иеромонаха. В Казанском Соборе митрополитом Амвросием вскоре определен законоучителем, настоятелем и благочинным в нескольких военно-учебных заведениях и подразделениях сразу. В 1818 году сделан соборным иеромонахом Лавры «за образ жизни, соответственный правилам монашеским, и за прохождение должностей с неутомимою ревностию и отличною похвалою». В 1820 году посвящен в игумена Новгородского Деревяницкого монастыря, и за службу и примерное поведение пожалован золотым наперсным крестом с алмазами самим Государем Императором Александром Павловичем.

Во время прохождения наставнических должностей отец Фотий действовал на сердца воспитанников не столько в качестве учителя, сколько в качестве духовного отца. Он владел даром проповедничества, в коем ярко обрисовалась вся сила его необыкновенного благочестия и ревность к делам веры. Поэтому он скоро сделался известным первосвятителям, государственным людям и самому Императору. При знакомстве с такими людьми отец Фотий не искал личной выгоды, а заботился о духовной их пользе, что и возвышало его в их же глазах.

В 1822 году 29 января игумен Фотий произведен архимандритом Новгородского Сковородского монастыря, но вскоре переведен настоятелем в Юрьев монастырь и назначен присутствующим в Новгородскую Духовную Консисторию. В 1824 году 16 июня Юрьев монастырь был исключен из общаго благочиния и оставлен в непосредственном ведении архимандрита Фотия, «как благонадежного и препровождающего духовную жизнь и, при том, старанием своим приведшаго в короткое время обитель сию древнюю в совершеннейшее, по всем частям, благоустройство», как засвидетельствовал митрополит Серафим, после чего Император Александр 1 Всемилостивейше пожаловал о.Фотию панагию с драгоценными каменьями, и дозволено ему было во время службы носить крест и панагию, а вне службы — одну панагию. Император же Николай Павлович повелел оставаться ему настоятелем Юрьева монастыря до смерти. Кроме этого он был сделан благочинным многих Новгородских монастырей.

Непрестанные заботы о благоустройстве обители и труженическая жизнь отца Фотия развили в нем начало неизлечимой болезни. Проводя всю жизнь в замечательном благочестии, архимандрит Фотий с 1832 года сделался еще более строгим к себе, и, помышляя единственно о Боге, он как бы совсем отказался от всего земного. Служил ежедневно, пребывая в храме, почти безвыходно, забывая часто пищу и покой. При слабости здоровья не хотел употреблять лекарств, смиряя себя постом и трудами, бодрствуя каждую ночь с молитвою о себе, братии и обо всех. Когда наступал Великий пост, о. Фотий совершенно закрывал уста, кроме службы Божьей. В продолжение последних лет питался только просфорой и жидкой кашей, пил воду. Являясь первым в храм Божий, последним выходил из него. Для уединенной молитвы устроил себе потаенную клеть, куда часто уходил молиться, днем и ночью. Архимандрит Фотий питал особенную любовь к Божьей Матери, почему устроил в обители храм в честь Ея Похвалы и в нем — неусыпающий акафист Богородице.

В 1838 году заметно потухли взоры, и таяли силы настоятеля, так что 7 января, отслужив последнюю литургию и едва держась на ногах, отец Фотий сказал: «Последний раз стою я здесь с вами, братия и чада моя о Христе Иисусе возлюбленная, пред сим Божественным Престолом и вкушаю на земле сию и Ангелами не вкушаемую Пищу- Святое Тело и Святую Кровь Спасителя нашего». Во втором часу утра с 25 на 26 февраля 1838 года архимандрит Фотий скончался, и был погребен в любимой им церкви Похвалы Божией Матери.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: