Краткая биография боборыкин

БОБОРЫКИН, ПЕТР ДМИТРИЕВИЧ

БОБОРЫКИН, ПЕТР ДМИТРИЕВИЧ (1836–1921), русский прозаик, драматург, журналист, театральный деятель. Почетный академик (1900). Родился 15 (27) августа 1836 в Нижнем Новгороде, выходец из древнего дворянского рода. Учился на юридическом факультете Казанского университета, с 1855 – на отделении химии Дерптского университета, в 1857 перешел на медицинский факультет. В 1860, не завершив образования, переехал в Петербург, где в 1861 в Петербургском университете сдал экзамен на степень кандидата права.

Начал писать с гимназических лет, первая публикация – комедия Однодворец (1860). Ранние драмы Боборыкина Ребенок и Старое зло (обе 1861), Мать и дитя (1864), автобиографический роман В путь-дорогу (1862–1864) написаны не без влияния В.А.Соллогуба, с семьей которого Боборыкин сблизился в эти годы. Необыкновенно общительный, он быстро вошел в круги творческой интеллигенции. В 1863–1865 издавал «Библиотеку для чтения», занимал умеренно-либеральную позицию, издание прекратил в связи с финансовыми затруднениями. С 1865, находясь за границей, оказался в гуще общественно-политической, философской и литературно-художественной жизни Западной Европы, в романе В чужом поле (1866) отразил впечатления от Парижа, где, в частности, сблизился с крупнейшими философами и историками-позитивистами (И.Тэн, Дж.С.Милль, Г.Спенсер и др.), писателями (А.Дюма-сын, Дж.Элиот, У.Коллинз), журналистами и политическими деятелями (будущий премьер-министр и министр иностранных дел Франции Л.Гамбетта). Сам Боборыкин был корреспондентом ряда русских периодических изданий, в 1868–1869 присутствовал на различных международных конгрессах, в т.ч. на Брюссельском и Базельском конгрессах I Интернационала; познакомился с А.И.Герценом.

После публикации комедии из крестьянской жизни Иван да Марья (пост. в 1867), статей о французском и русском театре и обширной монографии Театральное искусство (1872), где, в частности, много говорилось об А.Н.Островском, в котором Боборыкин ценил реформатора русской сцены, однако видел почти исключительно талантливого бытописателя купеческой Москвы, Боборыкин выступает главным образом как прозаик (социально-психологические романы Жертва вечерняя, 1868, посвященный «женскому вопросу» и принесший автору славу «безнравственного» писателя; На суд, 1869, навеянный судебным процессом над А.В.Сухово-Кобылиным). В 1870 Боборыкин сотрудничал с «Отечественными записками», где с 1871 заведовал иностранным отделом. После поездки по заданию редакции в Париж выпустил очерки На развалинах Парижа (1871) и Очерк истории Коммуны (не опубл.), в которых поражение Коммуны связывается с кризисом европейской демократии. Актуальные аспекты жизни современного общества отражены в рассказах (Фараончики, 1871, и др.), романах Солидные добродетели (1870) и Дельцы (1872–1873), освещающих быт и нравы русской буржуазии, в социально-экономическом исследовании Русский Шеффильд. (Очерки села Павлова) (1877). Острый для русского общества 1860–1870-х годов «славянский» вопрос поднимал роман Доктор Цыбулька (1874), любовно-психологический роман Лихие болести (1876) отразил разочарование российской интеллигенции в своем «хождении в народ».

Для произведений Боборыкина, «писателя-эмпирика», отличающегося быстротой реакции на «злобу дня» и стремлением к максимально объективному и детально-подробному письму, были характерны перенасыщенность фактическим материалом, обилие персонажей, трудновоспринимаемая разветвленность сюжета. С 1876 писатель увлекается новым течением – натурализмом (статья Реальный роман во Франции, 1976, и др.), знакомится с Э.Золя, Э.Гонкуром, А.Доде и другим писателями-натуралистами, активно пропагандирует на родине «золаизм». В 1870-е годы Боборыкин печатается во многих русских периодических изданиях (так, в журнале «Слово» – роман Сами по себе, 1878, статьи Мысли о критике и литературном творчеств и Мотивы и приемы русской беллетристики», обе 1878, пьеса Сытые, 1879). С публикации романа Полжизни (1873) – о периоде, предшествующем отмене крепостного права в России, – началось долговременное сотрудничество Боборыкина с журналом «Вестник Европы», где увидели свет его многочисленные романы: Китай-город (1882) – одно из самых известных произведений Боборыкина, рассказывающее о купеческой Москве начала 1880-х годов; Из новых (1887), На ущербе (1890), посвященный поискам и блужданиям интеллигенции кризисного периода; Василий Теркин (1892), где Боборыкин пытался показать зарождение в России типа мыслящего купца-капиталиста; Перевал (1894), посвященный проблеме сближения отечественной буржуазии и интеллигенции и обоснованию теории «малых дел»; Ходок (1895; в этом же году Боборыкин добивается встречи с Ф.Энгельсом), Княгиня (1896), По-другому (1897), получивший резкий отзыв В.И.Засулич и одобрение В.И.Ленина за стремление разобраться в существе споров между народниками и марксистами; Тяга (1898), показывающий беспросветную жизнь рабочих-текстильщиков и тщетность попыток радикально облегчить ее с помощью просветительских организаций. «Социальному самочувствию» разных слоев русского общества посвящены также повести Боборыкина Изменник (1889), Поумнел (1890) – о распространенной в период реакции «болезни» ренегатства; название приобрело на рубеже 19–20 вв. характер крылатого выражения (Боборыкину приписывают также введение в русский язык слова «интеллигенция»).

Позднее творчество Боборыкина тесно связано с русской сценой. Ставятся его пьесы Старые счеты (1883), Доктор Мошков, Клеймо (обе 1884), С бою (1891), Накипь (1899, др. назв. – Поветрие, 1900); в 1877 Боборыкин руководит частной театральной школой в Москве, читает лекции о русском театре и сценическом искусстве в Драматическом обществе и Московском театральном училище; в 1883–1885 – член Театрально-литературного комитета, в 1891 – заведующий репертуарной и художественной частью театра Е.Горевой в Москве; в 1897 – председатель Всероссийского съезда сценических деятелей.

Среди более 100 романов, повестей, пьес и других публикаций Боборыкина повести Однокурсники (1901) – о художественной жизни начала 20 в., Братья (1904), в которой земский деятель, альтруист и подвижник, противопоставлен себялюбивому художнику; роман Великая разруха: Семейная хроника (1908), показавший жизнь интеллигенции периода 1-й русской революции; воспоминания За полвека (1906–1913; неоконч.) и Итоги старейшего (1917); исследования, посвященные истории русского и европейского романа. С 1914 писатель жил за границей.

Умер Боборыкин в Лугано (Швейцария) 12 августа 1921.

Боборыкин П. За полвека. Мои воспоминания. М. – Л., 1929
Линин А.М. К истории буржуазного стиля в русской литературе. (Творчество П.Д.Боборыкина). Ростов-на-Дону, 1935
Боборыкин П. Китай-город. М., 1957
Чупринин С.И. П.Д.Боборыкин – историк русской литературы. – Известия АН СССР. Серия литературы и языка, 1976, т. 35, № 3
Чупринин С.И. «Фигуранты» – среда – реальность: К характеристике русского натурализма. – Вопросы литературы, 1979, № 7
Боборыкин П. Повести и рассказы. М., 1984
Красовский В. Проблемы натурализма в русской литературе и творчество П.Д.Боборыкина. – В кн.: Из истории русcкого реализма конца XIX – начала XX вв. М., 1986

Боборыкин, Фёдор Васильевич

Федор Боборыкин (ум.26 мая 1609) — воевода, русский полководец, Почётный гражданин Кинешмы, командовал кинешемским ополчением в период Смутного времени [1] , по мнению историков, воевода один из первых руководителей народного ополчения давший отпор самозванцам [2] .

Содержание

Дуниловское сражение

В Смутное время в России Кинешма не присягнула на верность самозванцу Лжедмитрию II, а поддержала законного царя Василия Шуйского. Священник и историк Иоанн Альтовский так писал о тех событиях:

Кинешма незначительная по своему государственному положению и немноголюдная по населению, одна из первых проявила удивительный дух мужества и твердости, показала непреклонную преданность и любовь к родине, вере православной, и геройски запечатлела это кровью доблестных граждан своих и поселян. Она не покорилась ни «Тушинскому царику», ни ляхам, ни изменникам родины

Под предводительством Федора Боборыкина кинешемцы провели поход по территории будущей Ивановской области. Выбили суздальского воеводу Плещеева, вставшего на сторону поляков, из Шуи, освободили Лух [3] .

11 февраля 1609 года под селом Дунилово народное ополчение под командованием воеводы Федора Боборыкина наголову разбило отряд изменников во главе с суздальским воеводой Федором Плещеевым [4] .

Вот что писал Федор Плещеев по поводу тех событий в своем донесении в Тушино [5] :

Стоял, господине, в Суздальском уезде в селе Дунилове для оберегания Шуйских мест и от Суздальских от государственных изменников; и те воры многих городов Понизовных, собрався, многими людьми пришли на нас со всех сторон, лыжники и конные. Костромин Федька Боборыкин с товарищами, Шуйского холопи, февраля в 11 число; и бой, господине, у нас с ним в селе Дунилове был с первого часу до обеда, и люди нам пришли многие не в силу, и на бою, господине, казаки дрогнули, и дворян, суздалцов и лушан, и иных побили, а иных ранили. И мы отошли в Суздаль

Оборона Кинешмы

Кинешемское ополчение совершило героический подвиг в завязавшемся 26 мая (5 июня по новому стилю) сражении с польско-литовскими интервентами: при численности не более 300 человек оно стойко противостояло войску неприятеля из 2-3- тысяч человек. В ходе сражения ополченцы были разбиты. По одним сведениям воевода Боборыкин Фёдор Васильевич героически погиб, а по другой информации, содержащейся в недавно опубликованном дневнике литовского гетмана Яна Сапеги воевода был взят в плен и казнён. Тем не менее, героическая оборона Кинешмы не прошла даром. Она стала важным этапом национально-освободительной борьбы русского народа. Неприятелю был нанесен огромный военный урон защитниками города. Самоотверженность и храбрость бойцов ополчения способствовала скорейшему разгрому поляков. Сражение при Кинешме подготовило почву для дальнейшего формирования ополчения, которое под руководством Минина и Пожарского смогло освободить Москву и восстановить российскую государственность.

Сведения, опубликованные в ноябре 2012 года [6] со ссылкой на РГАДА. Ф. 1209. Оп. 4. Книга № 5984. Л. 604-605, дают основание полагать, что Боборыкин Фёдор Васильевич остался в живых после 26 мая 1609 года, поскольку в 1610 году ему была пожалована вотчина сельцо Дубрава с деревнями и пустошами в Бежецкой и Вердеревской пятине Новгородского уезда размером в 150 четвертей в поле за то, «что против врагов наших польских и литовских людей и русских воров. стоял крепко и мужественно, и многое воровство и храбрость, и службы показал. Голод и наготу и во всем осудении и нужу всякую осадную терпел многое время», т.е. в другой формулировке: за «московское сидение» при осаде Москвы поляками во времена царя В.И.Шуйского. В том же источнике [7] приводятся сведения, что воевода Боборыкин Фёдор Васильевич в 1620 году приобрёл за 200 руб. у помещика Татищева Юрия вотчину пустошь Полушкино в с.Горетово Московского стана размером 39 четверти в одном поле. В 1635-1639 годах воеводы, видимо, уже не было в живых, поскольку его сын Роман Фёдорович Боборыкин распродавал в эти годы доставшиюся в наследство от отца вотчины: пустошь Полушкино московскому стрелецкому голове П. Красному, а вотчину сельцо Дубрава вдове княгине М.Хованской. Все совершенные земельные сделки фиксировались в Поместном приказе и записывались в вотчинные книги за новыми владельцами.

Читайте также  Краткая биография весос

Увековечивание памяти

24 апреля 2012 года, участникам IX региональной краеведческой научно-практической конференции в городе Кинешме продемонстрировали фотографии памятника Фёдору Васильевичу Боборыкину, который подготовлен к отливке.

Сын Фёдора Васильевича Боборыкина — воевода Роман Фёдорович Боборыкин, первое упоминание о котором при государевом дворе состоялось в 1625 г. [8] , основал 17.04.1636 город Тамбов как крепость Белгородской засечной черты при слиянии рек Цны и Студенца в Верхоценской волости, в Диком поле для защиты южных рубежей Русского государства XVII в. от набегов кочевых племён. Ныне имя сына Фёдора Боборыкина носит одна из улиц в северной части Тамбова.

Значение БОБОРЫКИН ПЕТР ДМИТРИЕВИЧ в Краткой биографической энциклопедии

Боборыкин, Петр Дмитриевич, — известный беллетрист. Родился 15 августа в 1836 г. в Нижнем Новгороде; происходит из очень древнего помещичьего рода. Окончив курс в гимназии, поступил в Казанский университет, на юридический факультет, но скоро начал увлекаться естественными науками, особенно химией, и тогда же перевел на русский язык учебник по химии Лемана. Для более удобного изучения естественных наук он перешел в Дерптский университет и прослушал там на медицинском факультете все предметы, но выпускных экзаменов не держал. Во время студенчества, под влиянием театральных впечатлений в кружке товарищей, где часто ставились любительские спектакли, и где Боборыкин был режиссером, он написал несколько пьес: «Фразеры», «Ребенок», «Однодворец». Последняя была напечатана в 1860 г. в «Библиотеке для Чтения», и это решило судьбу Боборыкина: он переехал в Петербург, решивши стать профессиональным литератором, и в 1861 г. сдал экзамен на кандидата прав. Неожиданно он получил довольно большое наследство от деда — имение, стоившее тысяч 60. Еще раньше он стал в довольно близкие отношения к «Библиотеке для Чтения», писал в ней постоянные фельетоны (под псевдонимом «Нескажусь») и напечатал роман «В путь-дорогу». Когда в 1863 г. Писемский отказался от редактирования «Библиотеки для Чтения», Боборыкин купил ее и стал во главе издания. Сам Боборыкин это издательское увлечение считает крупнейшей ошибкой своей жизни. Он не был подготовлен к тому, чтобы руководить журналом в бурное время 60-х годов, когда в литературе происходила упорная борьба мнений и направлений. В автобиографии («Критико-биографический Словарь» Венгерова , т. IV), Боборыкин говорит по поводу этого периода своей жизни: «Я не примкнул ни к одной из редакций крайнего направления, меня не волновали страстно чисто общественные вопросы, борьба противоположных лагерей, разные лозунги и клички той эпохи». Это объясняет его неудачу в роли редактора журнала. Отсутствие уменья разбираться в общественных настроениях скоро создало ему незаслуженную репутацию ретрограда, а пестрый состав сотрудников «Библиотеки для Чтения» совершенно лишил ее сочувствия читателей; в 1865 г. подписка на журнал была так незначительна, что его пришлось прекратить. Так кончилось это предприятие Боборыкина, поглотившее его наследство и обременившее его громадным долгом, который он выплачивал в течение двадцати лет. Боборыкин уехал в Париж, где, по словам его автобиографии, «отдался изучению положительной философии и выяснил себе многие запросы чисто умственного и общественного характера, повлиявшие на дальнейшее его развитие». Летом 1866 г. он ненадолго приезжал в Россию для устройства дел, а затем снова уехал за границу. «Новый четырехлетний период заграничной жизни», говорит Боборыкин, «разнообразный по перемене мест, тогдашним событиям, встречам, общественным и художественным явлениям жизни, какие я изучал, представлял собою постоянную работу романиста, критика и театрального рецензента, политического корреспондента». Большая часть жизни Боборыкина протекла за границей. Лишь в промежуток с 1876 по 1891 год он провел довольно много времени в России, отчего он и называет этот период «русским». Он жил то в Петербурге, то в Москве и усиленно работал: читал публичные лекции, сотрудничал в разных отделах газет и журналов, занимался беллетристикой преимущественно летом и осенью. Лишь с 1889 г. Боборыкин получил возможность освободиться от мелкой срочной работы и всецело посвятить себя беллетристике. Он продолжает писать и в настоящее время, сотрудничая больше всего в «Вестнике Европы» и «Русских Ведомостях». В 1902 г. он был избран почетным академиком. Продолжительная жизнь маститого беллетриста поражает своей содержательностью и продуктивностью. Все время Боборыкин учился, с ненасытной жадностью к знанию в самых разнообразных областях.В его автобиографии есть глава под названием: «Чему и где я учился»; в ней перечислены предметы, которые изучал Боборыкин, начиная с школьного до преклонного возраста. Области, возбуждавшие его внимание, весьма разнообразны и разнородны: тут всевозможные виды словесных и социальных наук, естественные науки, медицина, политическая экономия, государственное право, театральное искусство, языковедение. Он знает семь иностранных языков, из которых пять (французский, немецкий, итальянский, английский и польский) основательно. Он был вольнослушателем в Петербурге, посещал лекции в парижском College de France и Сорбонне, занимался в парижской и венской консерваториях, не пропускал и интересных частных курсов, всегда пользуясь случаем узнать что-нибудь новое. Несмотря на то, что обширное образование Боборыкина имеет энциклопедический характер, его нельзя назвать дилетантом, по крайней мере, в тех областях, которые его наиболее интересовали. По отзывам специалистов, он всегда умел овладеть предметом; очевидно, ему помогала его чуткость к истине, необыкновенная впечатлительность и отзывчивость, являющаяся основной чертой его как беллетриста. Беллетристическая плодовитость Боборыкина не имеет в русской литературе ничего равного. Им написано 18 больших романов (в среднем по 25 листов в каждом), 19 драматических произведений и множество мелких очерков. Кроме того, Боборыкин написал огромное количество статей критических и литературных, по эстетике, философии, теории творчества и другим предметам. Собранное вместе, все написанное Боборыкиным заняло бы около 70 объемистых томов. Боборыкина, как беллетриста, нельзя причислить ни к художникам-классикам, ни к писателям тенденциозным, являющимися выразителями определенной эпохи; у него свое особенное место, своя роль, значительная и интересная. Это бытописатель-хроникер, с тонкой психологией, умом и вкусом. В течение полувека Боборыкин вдумчиво следит за всеми проявлениями русской жизни и детально, с необыкновенной точностью, отражает в своем творчестве все общественные переживания и настроения. Как жизнь идей, так и жизнь салонов находит в его лице великолепного «отметчика» (собственный термин Боборыкина). В произведениях Боборыкина нет общественных типов, но им создан целый ряд живых, выразительных фигур, красноречиво говорящих о пережитых общественных полосах. Романы и повести Боборыкина — ценные документы для будущего историка нашей общественности. В этом заключается их главное значение. Сильного непосредственного впечатления на читающую публику они не производили. Каждый новый роман Боборыкина читался с интересом, но без увлечения. Боборыкин никогда не был властителем дум даже небольшой части общества. Это объясняется некоторыми особенностями писательской индивидуальности Боборыкина и его писательской манеры. Он кажется равнодушным к тому, что пишет, изображает жизнь слишком объективно, со стороны, как простой наблюдатель. Схватывая все оттенки интересующего его явления, он не заглядывает вглубь его, не проникается им; он описывает его верно, точно, но, главным образом, с внешней стороны, и описывает довольно бледно и сухо, без всякого воодушевления. Главный недостаток творчества Боборыкина — бедность эмоционального начала. Как в писателе, в Боборыкине преобладает рационалист. Он вдумчиво и умело наблюдает жизнь и богатые результаты его наблюдений воспринимает как умный человек, а не как художник. Даже исключительная впечатлительность ко всем переменам в окружающей жизни, которую справедливо ставят ему в большую заслугу, является скорее умственной зоркостью, чем отзывчивостью художника. По общему складу, Боборыкин очень далек от обычного типа русского писателя. В нем нет лиризма и интимности, нет ни полета, ни противоречий крайностей, свойственных типично-русской психике. Напротив, в нем всегда чувствуется европейское «чувство меры», чувствуется хладнокровный выдержанный, искренний, но рассудочный сторонник прогресса. Созданию такого писательского облика у Боборыкина способствовало, вероятно, близкое знакомство с современной европейской литературой, в частности — влияние французской натуралистической школы; он сам отстаивает введение им в описания особой протокольной точности, которой до него в русской литературе не было. Французское влияние оказалось соответствующим собственной природе романиста; вот почему речь здесь может идти лишь о влиянии, а не о подражании. Отсутствие огня и глубины в творческом темпераменте не мешает Боборыкину быть писателем вполне самостоятельным и самобытным. Замысел его всегда отличается серьезностью и оригинальностью; указанные недостатки относятся лишь к выполнению. Установившуюся за Боборыкиным репутацию портретиста-фотографа нельзя признать правильной. По точности воспроизведения жизни его творческий аппарат действительно можно сравнить с фотографией, но в основе «фотографирования» у него всегда есть система, определенная цель, а в результате — обобщение. Если на полотно и попадают иногда его знакомые, то это происходит скорее всего потому, что они кажутся ему подходящей, по удачному выражению С.А. Венгерова, натурой. Вот как сам Боборыкин определяет свой процесс творчества: «Замысел является мне, конечно, неожиданно, непроизвольно и в образах, причем всегда вокруг общей творческой идеи. Я беру какое-нибудь явление, какую-нибудь «полосу жизни» и записываю одной фразой; большей частью эта отметка служит мне заглавием предстоящего романа. Таких отметок вы найдете в моих записных книжках не мало. Это то, что французы называют «idee mere». Настоящим «отметчиком целых полос» общественной жизни Боборыкин делается, только начиная с романа «Солидные добродетели», появившегося в 1870 г. («Отечественные Записки»). Первый его роман «В путь-дорогу» отличается скорее автобиографическим характером, хотя и в нем основным фоном является картина нравов, характерная для конца 50-х годов (1862, «Библиотека для Чтения»). К ому же периоду относится и такое же переходное место в творчестве Боборыкина занимает свежо написанный роман «Жертва вечерняя» (1868, «Всем. Тр.»), в котором изобличаются женская пустота и безделье. В «Солидных добродетелях» Боборыкин впервые выступает как общественный хроникер, насмешливо отмечая самовольство людей, ослепленных своими общественными добродетелями и своей прогрессивностью. Еще более смелым отметчиком новых веяний является он в романе «Дельцы» (1872, «Отечественные Записки»), написанном на одну тему с «Дневником провинциала» Щедрина и дающим интересную картину первого вторжения в русскую жизнь капитализма. В нескольких романах из московской жизни изображен постепенный расцвет нашей буржуазии. На первом плане между ними стоит «Китай-город» (1882, «Вестник Европы»), впервые отметивший нарождение русской культурной буржуазии, далеко ушедшей от «Темного царства» Островского , но втайне поклоняющейся тем же кумирам. Та же просвещенная буржуазия фигурирует в лице фабриканта Кумачева в «Перевале» (1894, «Вестник Европы»). Роман «Доктор Цибулька» посвящен обрисовке карьеристов-выходцев из славянских земель (1874, «Отечественные Записки»). В своем шедевре «Василий Теркин» (1892, «Вестник Европы») Боборыкин сделал попытку нарисовать нового человека деревни, вышедшего в люди благодаря собственным усилиям и сумевшего сочетать деловитый практицизм с преданностью идеалам. Как тип, Теркин недостаточно убедителен, но как живая и действительно совершенно новая фигура красноречиво говорит о больших переменах и о накоплении новых сил в нашем обществе. Зоркость и отзывчивость Боборыкина больше всего сказывается в произведениях, посвященных интеллигентским переживаниям. Два из них: «Из новых» (1887, «Вестник Европы») и «На ущербе» (1890, «Вестник Европы») рисуют «бездорожье» идейной интеллигенции в эпоху реакции и наплыв всяких мнимо новых людей, карьеристов, ренегатов и разных выползней из подполья. Той же теме посвящена повесть «Поумнел» (1890, «Русская Мысль»), имеющая большой и заслуженный успех. Уже в «Василии Теркине» мы встречаемся с приливом бодрых настроений. Боборыкин успел их подглядеть раньше, чем он вполне обозначились в жизни. В «Перевале» перед нами уже расцвет этих настроений и возврат интеллигентов-индивидуалистов к старым альтруистическим идеалам. Последние романы Боборыкина тоже посвящены интеллигенции: «Побежденных — не судят» (1910, «Вестник Европы») — впечатлениям революционной эпохи и «Прорыв в вечность» (1911, «Вестник Европы») — богоискательству и сектантству. Из второстепенных романов можно назвать: «В чужом поле» (1866, «Русский Вестник»); «На суд» (1869, «Всем. Труд»); «Лихие болести» (1876, «Отечественные Записки»); «Сами по себе» (1878, «Слово»); «За работу» (1885, «Новь»), «Ходок» (1895), «По другому» (1897), «Тяга» (1898), «Куда идти» (1899), и комедия «Накипь». Многочисленные рассказы и очерки Боборыкина носят по преимуществу бытовой характер и свидетельствуют о громадном запасе наблюдений. Живые, интересные статьи Боборыкина по разным вопросам всегда отличаются осведомленностью и умело проводят в нашу жизнь идеи европейской культуры и прогресса. Интересно обширное исследование Боборыкина о «Европейском романе» (1900). Имеются 2 собрания сочинений Боборыкина: первое, в 12 томах, издано Вольфом в 1884 — 1886 г., второе издание в виде приложения к «Ниве» 1897 г. в 12 томах. — Ср. С.А. Венгеров, «Критико-биографический словарь русских писателей и ученых» (т. IV); его же, «Источники Словаря русских писателей»; Д.Н. Овсянико-Куликовский , «История литературы XIX века» (изд. «Мир», гл. IV).

Читайте также  Краткая биография дюрренматт

Боборыкин Петр Дмитриевич

Краткие содержания

(1836-1921)

Боборыкин Петр Дмитриевич является русским прозаиком, драматургом, журналистом и театральным деятелем. В 1900 году он был удостоен звания почетного академика.

Родился Петр Дмитриевич в 1836 г. 15 числа августа месяца в городе Нижний Новгород, являлся выходцем из дворянского древнего рода. Учился в Казанском университете на юридическом факультете, начиная с 1855 г. — в Дерптском университете на химическом отделении, а 1857 г. перевелся на медицинский факультет. Не окончив обучение, в 1860 г. Боборыкин перебрался в Петербург. Именно здесь он в 1861 г. в университете сдал экзамены на кандидатскую степень по праву.

Писать начал он еще во время обучения в гимназии, первой его публикацией была комедия под названием «Однодворец» 1860 года. Ранними его драмами являются «Ребенок», «Мать и дитя», а также другие. Ранние работы Боборыкина были написаны под влиянием Соллогуба В.А.. С его семьей Боборыкин в это время сблизился. Боборыкин был необыкновенно общительным человеком, по этой причине он достаточно быстро влился в круги творческих интеллигентов. В 1863-1865 гг. он занимался изданием «Библиотеки для чтения», занимал умеренно-либеральные позиции, остановил издание в связи с денежными трудностями.

Начиная с 1865 г., когда находился за границей, Боборыкин познакомился в литературной, художественной, общественной, политической и философской жизнью Западной Европы. В своем романе под названием «В чужом поле» 1866 года он отобразил собственные впечатления от посещения Парижа, где познакомился с известными философами и историками позитивистского направления, а также журналистами, писателями и деятелями политики. Боборыкин сам выступал в качестве корреспондента определенных периодических русских изданий, в 1968-1869 гг. посещал различные международные конгрессы, включая Брюссельский и Базальский конгресс 1 Интернационала. Он был лично знаком с Герценом.

После того, как была опубликована комедия из жизни крестьян под названием «Иван да Марья», после ряда статей, посвященных французскому и русскому театру, а также удивительной монографии под названием «Театральное искусство», где повествовалось об А.Н.Островском, в котором сам автор доблестно отзывался о реформаторе русской сцены, но видел практически только лишь талантливого бытового писателя купеческой столицы, — Боборыкин главным образом выступает прозаиком.

В 1870 г. он начинает сотрудничать с «Отечественными записками», где начиная с 1871 г. возглавлял иностранный отдел. После осуществления поездки по всему зданию редакции в Париже он написал очерки под названием «На развалинах Парижа», а также не опубликованный «Очерк истории Коммуны», где поражение Коммуны связано с кризисом демократии в Европе. Актуальные жизненные аспекты современного мира нашли свое отражение в таких работах, как «Фараончики», «Дельцы» и другие». Боборовский также затрагивал тему быта и нравов буржуазии.

Для работ Боборыкина, который является писателем-эмпириком и отличается быстрой реакцией на «злобы дней» и огромнейшим стремлением к наиболее объективному и очень подробному написанию, характерными были перенасыщенность фактическими материалами, обилие всевозможных персонажей, наличие трудновоспринимаемых разветвленных сюжетов.

Начиная с 1876 г. он начал увлекаться новым течением, а именно натурализмом, познакомился лично с Доде, Золя и другими писателями натуралистического течения, занялся активной пропагандой на родине «золаизма».

В 1870-е гг. Боборыкин печатался в различных периодических русских изданиях. С публикации известного романа под названием «Полжизни» в 1873 г., в котором повествуется о времени, которое предшествовало отмене в России крепостного права, началось длительное сотрудничество Петра Дмитриевича с журналом под названием «Вестник Европы», где свет увидели огромнейшее количество его романов: «Китай-город» является одним из наиболее известных работ Боборыкина, в котором описывается купеческая Москва начала 1880-х гг.

В 1890 году выходит работа под названием «На ущербе», которая посвящена постоянным блужданиям и поиску интеллигенции в кризисный период. В романе «Василий Теркин» автор постарался описать зарождение такого типа, как купец-капиталист в России.

Роман «Перевал» посвящен проблемам сближения российской буржуазии с интеллигенцией, и основанию новой теории «малых дел». Работа «По-другому», 1897 года, получила резкие отзывы Засулич и одобрение В.И.Ленина за раскрытие стремления полностью разобраться в истоках споров между марксистами и народниками.

Роман под названием «Тяга» показывает тяжелую жизнь текстильщиков и тщетность всех попыток существенно облегчить ее при помощи организацией просветительского направления. Социальное самочувствие различных слоев общества раскрывается в повести под названием «Изменник» 1889 г., в которой повествуется о распространенности в период реакции «заболевания» ренегатства.

Поздние работы Боборыкина связаны тесно с отечественной сценой. Многочисленные его пьесы были поставлены в театре. В 1877 г. он занимает должность руководителя театральной частной школы в столице, читает лекции на тему русского театра и сценического искусства в Драматическом обществе в столичном театральном училище. В 1883-1885 гг. Боборыкин является членом Театрально-литературного комитета. В 1891 г. он занял должность заведующего художественной, а также репертуарной частью в столичном театре Горевой. В 1987 г. Боборыкин является председателем Всероссийского съезда деятелей сцены.

В двадцатом веке Боборыкин написал повесть под названием «Однокурсники», в которой раскрывается художественная жизнь начала двадцатого века. В 1904 г. увидела свет повесть под названием «Братья», в 1908 г. был написан роман, который называется «Великая разруха: Семейная хроника», в котором показывается жизнь представителей интеллигенции времени Первой Русской революции. В данный период было написано огромное количество работ Боборыкиным. С 1914 г. он проживал за границей.

Умер писатель в 1921 г. 12 числа августа месяца в Швейцарии в городе под названием Лугано. Но его великолепные работы живы и до настоящего времени. В каждую работу писателя вложен тонкий смысл и невероятная искренность.

Боборыкины (Бабарыкины, Бобарыкины), старинный дворянский род

Боборыкины (Бабарыкины, Бобарыкины) – старинный дворянский род, ведущий свое начало из Пруссии. Один из потомков выехавшего именовался, по указанию родословных, Федором Боборыкою; из шести сыновей его, Феодор и Андрей имели многочисленное потомство. Внук Федорова сына, Симеона, новгородского помещика, Федор Афанасьевич, в 1608 г. был воеводой в Кинешме и упорно защищал ее от тушинцев, но Лисовский все-таки овладел городом; 11 февраля 1609 г. он разбил воровского воеводу Федора Плещеева в суздальском уезде, у с. Дунилова, а впоследствии сам сложил голову под Москвой. У Федора было три сына: Павел, Афанасий и Федор. Павел Федорович 1628 г. дневал на царском дворе, в 1636 г. был воеводой в Курмыше, в 1639 г. участвовал во встрече кизилбашского посла под Москвою, а в 1646 г. опять упоминается среди дворян, дневавших на Государеве дворе. Афанасий Федорович в 1625 г., будучи патриаршим стольником, получил исцеление от своей болезни чудом только что присланной из Персии в Москву ризы Господней; 25 марта 1627 г. он пожалован из патриарших стольников в царские стряпчие, в 1632 г. был воеводою в Каргополе и Турчасове, в 1634 г., уже в звании стольника, был на пиру у царя и в 1635–37 гг. оставался при дворе царском; в 1638 г. он состоял рассылочным воеводой на Тульской украйне при большом воеводе В. И. Стрешневе; в 1639 и 1641 г. опять упоминается среди стольников, служащих при дворе, а в 1644 г. воеводствует в Воронеже. Федор Федорович в 1634 г. был у царского стола, в 1639 г. участвовал во встрече кизилбашского посольства, в 1647 г. дневал и ночевал на Государеве дворе, в 1652 г. сопровождал царицу в Саввино-Сторожевский монастырь. У Павла Федоровича было два сына: Афанасий и Иван. Афанасий Павлович в 1669 г., в звании стольника, дежурил у гроба почившего царевича Симеона Алексеевича, в 1679 г. сопровождал царя Феодора в Троицкий монастырь, а в 1696 г., со званиями ротмистра и стольника, определен служить в Большом полку, которым начальствовал Шеин. Иван Павлович в 1672 г. был воеводой в Старой Руссе. У Афанасия Федоровича детей не было, а у Федора Федоровича был сын Сергей, имевший в 1696 г. звание стольника.

Читайте также  Краткая биография овидий

Другой внук Федора Боборыки, Андрей Федорович, также имел поместья в Новгородской области; его правнук, Степан Андреевич, ездивший в 1620 г. с царской грамотой в Кирилло-Белозерский монастырь, имел пять сыновей, из коих три служили при царском дворе: Иван Степанович, упоминаемый в 1624 и 1647 г., Артемий Степанович, пожалованный в 1627 г. в житье и в 1654 г. сопровождавший царицу в Троицкий монастырь, и Герасим Степанович, пожалованный в 1627 г. в житье, а 3 апреля того же года – из житья в стольники к патриарху.

От сына Федора Боборыки, Андрея, пошли еще две линии, родоначальниками которых были сыновья Бориса Андреевича, Борис и Савва. Потомство Бориса Борисовича наиболее выдвинулось; биографии его членов помещены отдельно (Михаил Борисович, Яков, Иван и Никита Михайловичи). Савва же Борисович имел двух сыновей: Василия и Ивана. Сыновья Василия – Семен, новгородский дворянин, ручавшийся в 1613 г. перед свейским воеводой в неотъезде разных дворян, своих земляков; Федор, бывший в 1615–16 гг. воеводой в Тюмени, в 1616–19 – в Томском остроге, в 1622–24 – в Устюге Великом, где и умер, и Тимофей, в 1625 г. посланный воеводою в Мангазею, в 1626 г. бывший в Москве на свадьбе царя Михаила с Евдокией Лукьяновной, 18 января 1627 г. снова назначенный в Мангазею, откуда был отпущен к Москве в 1629 г. У Ивана Саввича был сын Тимофей, посланный в 1618 г. строить Кузнецкий острог в Сибири, воеводой которого он затем и оставался еще в 1623 г.; в 1627 г. в Кузнецке был уже другой воевода; в 1633 г. он собирал в Муроме и Нижнем Новгороде ратных людей, которых потом должен был отвезти в Можайск к кн. Черкасскому, для похода под Смоленск; в 1634 и 1637 г. он бывал у царского стола, а в 1638 г. был воеводой у Печенских ворота на засеке, но в этом же году и смещен оттуда. Самым крупным представителем этой линии Боборыкиных был Роман, сын Федора Васильевича; его биографию см. в соотв. статье.

Источники упоминают еще нескольких Боборыкиных, родство которых не поддается разъяснению: Меньшой Семенов, новгородский помещик, женатый на Федосье Федоровне Гурьевой (упоминается в 1584 г.); Емин Федоров, ручавшийся в 1613 г. перед свейским воеводою в неотъезде из Новгорода местных дворян; Михайло Матвеевич, бывший в 1629 г. у царского стола; Иван, служивший в 1625 г. атаманом в Березове; посланный в 1626 г. на Юлмал ставить острожек между Мутной и Зеленой реками для береженья от немецких промышленников и от Самояди, он не мог исполнить этого поручения, задержанный непогодами и льдами, и в 1627 г. вернулся в Тобольск; здесь его подвергли наказанию, а затем снова послали на Юлмал; он служил в Березове еще в 1633 г.; Василий Семенович, стольник, бывший на царском дворе в 1635, 1636 и 1639 г.; Иван Федорович, в 1647 г. дневавший на Государеве дворе; Степан, ездивший после 1660 г. послом из Томска к монгольскому хану Лобзян-Саину.

Бархатная книга. – Карамзин, «История Государства Российского». – Акты Исторические. – Дополнения к Актам Историческим. – Разрядные книги. – Русская Историч. Библиот., II, V, VIII, IX, X, XII, XIV, XVII. – Акты Археограф. Экспедиции. – Древняя Российская Вивлиофика, XIII, 163. – Дворцовые разряды, I, 196, 248, 297, 322, 350, 427, 646, 774, 788, 879, 938, 1017, 1034; II, 65, 415, 441, 461, 558, 568, 588, 738, 811, 872, 937, 945, 953, 961, 968, 970; III, 295, 439, 861; IV, 107, 931, 947. – Сборник кн. Хилкова.

Источник: Русский биографический словарь / изд. под наблюдением пред. Имп. Рус. ист. о-ва А. А. Половцова. — Санкт-Петербург : Имп. Рус. ист. о-во, 1896-1913. / Т. 3. Бетанкур-Бякстер. — 1908. — 699 с.

Автором «Теркина» был Боборыкин

Несомненно, что первенство в авторстве произведения под названием «Василий Теркин» принадлежит полузабытому русскому писателю Петру Боборыкину. Он опубликовал роман с этим

Несомненно, что первенство в авторстве произведения под названием «Василий Теркин» принадлежит полузабытому русскому писателю Петру Боборыкину. Он опубликовал роман с этим названием в 1892 году. Однако у первого в русской литературе Теркина была совершенно иная судьба…

Известный нам Теркин, на деле же Теркин-2, появился в 1939-1940 г.г. в дни советско-финской войны. Литераторы, работавшие в редакции газеты Ленинградского военного округа «На страже родины», среди которых был и Твардовский, придумали юмористическую рубрику с постоянным героем. По форме эта рубрика представляла подобие комикса — картинки со стихотворными подписями. Герой — «некий веселый, удачливый боец, фигура условная, лубочная»; назвали его Васей Тёркиным. . Для газетной рубрики Твардовский написал несколько стихотворений, ставших первой пробой героя будущей «книги про бойца». Совпадение имени героя с главным персонажем романа П.Д.Боборыкина, скорее всего, было все-таки случайным. Во всяком случае, Твардовский в то время о существо-вании романа Боборыкина не знал.

Дореволюционный же Василий Теркин был не находчивым солдатом, а коммерсантом. По словам М.Горького, Боборыкину первому в русской литературе удалось воспроизвести облик просвещенного, политически мыслящего купца, который, сам выйдя из народа, хочет «дать полный ход всему, что в нем кроется ценного, на потребу родным угодьям и тому же трудовому и обездоленному люду».

Петр Дмитриевич Боборыкин (15(27).VIII.1836—12.VIII.1921) оставил огромное литературное наследие. Романы, повести, рассказы, драматические произведения, литературно-критические и публицистические статьи, театральные рецензии, корреспонденции, фельетоны, мемуары — все написанное им едва ли может уместиться и в сто томов.

Журналист И. Ясинский вспоминал о нем: «Свои романы он всегда диктовал стенографистке и в два часа сочинял два печатных листа. На время работы он одевался как паяц: в красную фуфайку, облипавшую тело, в такие же красные, невыразимо красные туфли и в красную феску с кисточкой; при этом он прыгал по кабинету и страшно раскрывал рот, чтобы каждой букве придать выразительность».

Боборыкин среди русских писателей был одним из образованнейших. В студенческие годы (1856—1860) он изучал юридические науки в Казанском университете, физику, химию и медицину — в Дерптском. Владея несколькими иностранными языками и подолгу живя за границей, Боборыкин и позже проявлял живейший интерес к западно-европейской науке, неустанно пополняя и углубляя свои знания. Естественные науки, философия (в частности эстетика), история, социология, история западной литературы, сценическое искусство, музыка — все это входило в круг его интересов.

Торопливость, с какой он спешил откликнуться на то или иное явление общественной жизни, дала повод И. С. Тургеневу для шутливо-иронического отзыва о нем (в письме к М. Е. Салтыкову в 1882 году): «Я легко могу себе представить его на развалинах мира строчащего роман, в котором будут воспроизведены самые последние «веяния» погибающей земли. Такой торопливой плодовитости нет другого примера в истории всех литератур! Посмотрите, он кончит тем, что будет воссоздавать жизненные факты за пять минут до их нарождения!»

Особенность дарования Боборыкина, названная Тургеневым торопливой плодовитостью, и породила те свойства его писательской манеры, которые справедливо ставились ему в упрек: отсутствие глубины понимания жизненных явлений, объективистское изображение действительности, фотографически точное воспроизведение мельчайших деталей быта, пейзажа, наконец точное портретирование персонажей, позволявшее современникам легко угадывать их оригиналы.

Эта манера письма Боборыкина с изобилием мелких подробно-стей, «протоколизм» его произведений давали его современникам основание называть его «русским Золя». Сам Боборыкин очень ценил этого писателя, он был одним из первых пропагандистов его творчества в России.

Из всего написанного Боборыкиным наиболее удачными были романы «Дельцы» (1872), «Китай-город» (1882), «Василий Теркин» (1892).

Боборыкину приписывается и еще одно заслуга перед русской культурой: считается, что именно он ввел в речевой оборот незаменимое для нас слово «интеллигент».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: