Краткая биография малларме

Биография Малларме Стефана

Малларме Стефан (Mallarmé, Stéphane) (1842–1898) — французский поэт и писатель, глава символистской школы.

Родился 18 марта 1842 в Париже в семье Нумы Малларме, служашего Управления по делам собственности. В пятилетнем возрасте потерял мать; воспитывался ее родителями. Рос восприимчивым ребенком. С 1852 учился в религиозном пансионе в Отейе, с 1853 – в лицее Санса; пребывание там оказалось для него мучительным. Еще в большей степени стал ощущать одиночество после смерти своей тринадцатилетней сестры Марии в 1857.

В 1860 получил диплом бакалавра. Вопреки желанию отца, отказался от карьеры чиновника: он уже знал, что ему суждено быть поэтом. В 1862 провел несколько месяцев в Лондоне, где усовершенствовал свое знание английского. В 1863, вернувшись во Францию, начал преподавать английский язык в лицее Турнона.

С этого времени его жизнь поделилась на две части: с одной стороны, учительство ради скромного заработка для обеспечения своей семьи – после Турнона в Безансоне (1866–1867), Авиньоне (1867–1871), Париже (1871–1894); с другой, поэтическое творчество. Его первые юношеские стихи, написанные между 1862 и 1864, несут явную печать влияния Шарля Бодлера и Эдгара По. В 1864 познакомился в Фредериком Мистралем, Катуллом Мендесом, Матиасом Вилье де Лилль-Аданом. Увлекся поэзией Теофиля Готье, основателя Парнасской школы; стал писать в ее духе. В 1865 представил на суд Теодора де Банвиля, одного из ведущих парнасцев, поэму Послеполуденный отдых фавна (L»Après-midi d»un faune), утонченную и чувственную эклогу, пронизанную языческой радостью бытия.

Первая публикация (десять стихотворений) состоялась 12 мая 1866 в сборнике «Современный Парнас», что означало признание его Парнасской школой. Затем наступил период поиска новых средств поэтического выражения (1868–1873); в конце 1860-х сочинил фантастическую философскую сказку Igitur, или безумие Эльбенона (Igitur, ou la Folie d»Elbehnon), изданную лишь в 1926; начал работу над драмой в стихах Иродиада (Hérodiade), которая, однако, осталась незавершенной; во втором выпуске «Парнаса» (1871) был напечатан ее фрагментарный вариант.

В начале 1870-х разочаровался в Парнасской школе и примкнул к декадентам; Похоронный тост (Toast funèbre), написанный в связи с кончиной Т.Готье в 1872, ознаменовал его переход к новой поэтике. В 1872 познакомился с Артюром Рембо, в 1873 – с Эдуардом Мане, в 1874 – с Эмилем Золя. Сотрудничал в журнале «Художественное и литературное возрождение», где в 1874 опубликовал перевод поэмы Ворон Э.По с иллюстрациями Э.Мане, и в «Журнале нового мира», где напечатал ряд очерков и статей. В 1874 издательство А.Лемерра отказалось опубликовать Послеполуденный отдых фавна; он увидел свет только в 1876. В 1876 написал сонет Гробница Эдгара По (Le Tombeau d»Edgar Poe). В 1877 выпустил школьный учебник Английские слова (Mots anglais), а в 1880 – учебник по мифологии Античные боги (Dieux antiques), адаптированную французскую версию книги Д.У.Кокса.

С 1880 начал организовывать «литературные вторники» в своей квартире на Римской улице; в них участвовали Гюстав Кан, Сен-Поль Ру, Анри де Ренье, Поль Клодель, Поль Валери, Андре Жид и Пьер Луис. Приобрел известность в литературных кругах, не в последнюю очередь благодаря П.Верлену, причислившему его к «проклятым поэтам» (в очерках Проклятые поэты, 1884), и Ж.-К.Гюисмансу, который в романе Наоборот (1884) провел (устами своего главного героя Дез Эссента) обстоятельный анализ его ранних стихов. К середине 1880-х стал лидером поэтов-декадентов, принявших в 1886 имя «символистов». В 1887 издал сборник Стихотворения Стефана Малларме (Poésies de Stéphane Mallarme), в 1888 – переводы поэм Э.По. В то же время, наряду с символистскими «темными» стихами, сочинял небольшие и понятные стихи по разным поводам; опубликованы под названием Стихи по случаю (Vers de circonstance) лишь в 1920.В 1890 выступил в Бельгии и в Париже с лекциями о творчестве М.Вилье де Лилль-Адана.

В 1894 опубликовал сборник стихов и поэм в прозе (Vers et prose). В том году оставил службу и полностью посвятил себя поэзии; поставил целью создать универсальную совершенную Книгу, которая дала бы исчерпывающее и уникальное объяснение мира. В 1896, после смерти П.Верлена, был избран «принцем поэтов». В 1897 опубликовал экспериментальную поэму Удача никогда не упразднит случая (Un coup de dés jamais n»abolira le hasard) в виде одной длинной фразы без знаков препинания, напечатанной лестницей на развороте двух страниц шрифтом разного размера. В том же году выпустил серию статей (Кризис поэзии, Музыка и литература и др.) под общим названием Бредни (Divagations), где высказал свои мысли об упадке литературы и необходимости восстановить ее прежнее сакральное значение. Умер в Париже 9 сентября 1898.

МАЛЛАРМЕ, СТЕФАН

МАЛЛАРМЕ, СТЕФАН (Mallarmé, Stéphane) (1842–1898), французский поэт и писатель, глава символистской школы.

Родился 18 марта 1842 в Париже в семье Нумы Малларме, служашего Управления по делам собственности. В пятилетнем возрасте потерял мать; воспитывался ее родителями. Рос восприимчивым ребенком. С 1852 учился в религиозном пансионе в Отейе, с 1853 – в лицее Санса; пребывание там оказалось для него мучительным. Еще в большей степени стал ощущать одиночество после смерти своей тринадцатилетней сестры Марии в 1857. В 1860 получил диплом бакалавра. Вопреки желанию отца, отказался от карьеры чиновника: он уже знал, что ему суждено быть поэтом. В 1862 провел несколько месяцев в Лондоне, где усовершенствовал свое знание английского. В 1863, вернувшись во Францию, начал преподавать английский язык в лицее Турнона. С этого времени его жизнь поделилась на две части: с одной стороны, учительство ради скромного заработка для обеспечения своей семьи – после Турнона в Безансоне (1866–1867), Авиньоне (1867–1871), Париже (1871–1894); с другой, поэтическое творчество. Его первые юношеские стихи, написанные между 1862 и 1864, несут явную печать влияния Шарля Бодлера и Эдгара По. В 1864 познакомился в Фредериком Мистралем, Катуллом Мендесом, Матиасом Вилье де Лилль-Аданом. Увлекся поэзией Теофиля Готье, основателя Парнасской школы (См. также ПАРНАС); стал писать в ее духе. В 1865 представил на суд Теодора де Банвиля, одного из ведущих парнасцев, поэму Послеполуденный отдых фавна (L’Après-midi d’un faune), утонченную и чувственную эклогу, пронизанную языческой радостью бытия. Первая публикация (десять стихотворений) состоялась 12 мая 1866 в сборнике «Современный Парнас», что означало признание его Парнасской школой. Затем наступил период поиска новых средств поэтического выражения (1868–1873); в конце 1860-х сочинил фантастическую философскую сказку Igitur, или безумие Эльбенона (Igitur, ou la Folie d’Elbehnon), изданную лишь в 1926; начал работу над драмой в стихах Иродиада (Hérodiade), которая, однако, осталась незавершенной; во втором выпуске «Парнаса» (1871) был напечатан ее фрагментарный вариант.

В начале 1870-х разочаровался в Парнасской школе и примкнул к декадентам; Похоронный тост (Toast funèbre), написанный в связи с кончиной Т.Готье в 1872, ознаменовал его переход к новой поэтике. В 1872 познакомился с Артюром Рембо, в 1873 – с Эдуардом Мане, в 1874 – с Эмилем Золя. Сотрудничал в журнале «Художественное и литературное возрождение», где в 1874 опубликовал перевод поэмы Ворон Э.По с иллюстрациями Э.Мане, и в «Журнале нового мира», где напечатал ряд очерков и статей. В 1874 издательство А.Лемерра отказалось опубликовать Послеполуденный отдых фавна; он увидел свет только в 1876. В 1876 написал сонет Гробница Эдгара По (Le Tombeau d’Edgar Poe). В 1877 выпустил школьный учебник Английские слова (Mots anglais), а в 1880 – учебник по мифологии Античные боги (Dieux antiques), адаптированную французскую версию книги Д.У.Кокса.

С 1880 начал организовывать «литературные вторники» в своей квартире на Римской улице; в них участвовали Гюстав Кан, Сен-Поль Ру, Анри де Ренье, Поль Клодель, Поль Валери, Андре Жид и Пьер Луис. Приобрел известность в литературных кругах, не в последнюю очередь благодаря П.Верлену, причислившему его к «проклятым поэтам» (в очерках Проклятые поэты, 1884), и Ж.-К.Гюисмансу, который в романе Наоборот (1884) провел (устами своего главного героя Дез Эссента) обстоятельный анализ его ранних стихов. К середине 1880-х стал лидером поэтов-декадентов, принявших в 1886 имя «символистов». В 1887 издал сборник Стихотворения Стефана Малларме (Poésies de Stéphane Mallarme), в 1888 – переводы поэм Э.По. В то же время, наряду с символистскими «темными» стихами, сочинял небольшие и понятные стихи по разным поводам; опубликованы под названием Стихи по случаю (Vers de circonstance) лишь в 1920.

Читайте также  Краткая биография помяловский

В 1890 выступил в Бельгии и в Париже с лекциями о творчестве М.Вилье де Лилль-Адана. В 1894 опубликовал сборник стихов и поэм в прозе (Vers et prose). В том году оставил службу и полностью посвятил себя поэзии; поставил целью создать универсальную совершенную Книгу, которая дала бы исчерпывающее и уникальное объяснение мира. В 1896, после смерти П.Верлена, был избран «принцем поэтов». В 1897 опубликовал экспериментальную поэму Удача никогда не упразднит случая (Un coup de dés jamais n’abolira le hasard) в виде одной длинной фразы без знаков препинания, напечатанной лестницей на развороте двух страниц шрифтом разного размера. В том же году выпустил серию статей (Кризис поэзии, Музыка и литература и др.) под общим названием Бредни (Divagations), где высказал свои мысли об упадке литературы и необходимости восстановить ее прежнее сакральное значение. Умер в Париже 9 сентября 1898.

Большая часть текстов С.Малларме и его обширная переписка были опубликованы после его смерти.

С.Малларме пришел во французскую культуру в свой час, когда исчерпанность старых поэтических форм и потребность в новых стали более, чем очевидны. Ему выпало на долю возглавить символистское движение, в котором получило свое теоретическое оформление новое художественное мышление, которое решительно реформировало поэтический язык и просодическую систему и открыло путь современной французской литературе.

С.Малларме радикально переосмысляет предназначение поэзии: она должна не описывать и не учить, а заключать в себе нечто сверхреальное. «Поэзия, – говорит он, – это передача посредством человеческого языка, возвращенного к своему субстанциональному ритму, сокровенного смысла всех аспектов существования: она одаривает подлинностью наше пребывание на земле и является единственной духовной задачей». Поэт – посредник между людьми и тайнами вселенной. Приоткрыть завесу трансцендентного он может с помощью слов-символов, за которыми предугадывается эта иная реальность. В символическом универсуме меняется и назначение языка: он утрачивает свою прямую коммуникативную функцию и начинает играть другую – суггестивную роль (не называть, а вызывать ассоциации). Понятийная структура слова утончается до предела. На первый план выступает его звуковая составляющая. Символизм берет «у музыки ее добро» (П.Валери).

Рассматривая поэзию как носительницу некоей сокровенной сущности, С.Малларме возвращает ей прежний сакральный смысл. Поэт становится жрецом, поэма – заклинанием, а слова – элементами бесконечной мелодии. Язык, недоступный обычным смертным, обретает свою силу в стихии магических ритмов. Такая поэзия требует от поэта отрешения от всего бытийного и мирского, т.е. жертвенности и творческого одиночества.

С.Малларме не только формулирует основные принципы символизма, но и стремится реализовать их в своей поэтической практике. Он пытается существовать в некоем чистом и автономном пространстве и даже «создать для себя почти полностью собственный язык» (П.Валери). Все, что обычно, что нравится и понятно всем, выбрасывается из его творчества: никакого красноречия, никакой повествовательности, никаких максим, ни одного образа, уже кем-то изобретенного. Здесь редкие слова и слова в их архаичном значении (возврат к «первозданному источнику»), необычный ритм, сдвинутая цезура, неточная рифма, переносы (enjambement), разрушенный или осложненный синтаксис, намерение сделать из стиха «тотальное новое слово», чуждое обычному языку. Открытие новых возможностей поэтического таило в себе и опасность: неизбежно возникала преграда между автором и читателем. На упреки в герметичности и «темноте» С.Малларме отвечал, что поэзия и должна заключать в себе загадку, а если ее не разгадывают, то это не означает, что она «темна», а только свидетельствует о неподготовленности читателя.

Поиск совершенной формы выражения, боязнь «запачкать» чистый лист бумаги банальными идеями и языковыми клише были, вероятно, причиной того, что собственно символистское наследие С.Малларме оказалось скромным по объему. Его Иродиада так и осталась незаконченной. Не осуществилась и главная его мечта – создать универсальную Книгу, которая бы запечатлела Абсолютное. Он не исполнил высший долг поэта-символиста – дать «орфическое» объяснение Земли.

Новейшие издания на русском языке: Малларме Стефан. Сочинения в стихах и прозе. М., 1995; Верлен Поль, Рембо Артюр, Малларме Стефан. Стихотворения. Проза. М., 1998

Малларме

Малларме, Стефан

Стефа́н Малларме́ (фр. Stéphane Mallarmé ) (18 марта 1842, Париж — 9 сентября 1898, Вальвен, близ Фонтенбло) — французский поэт, примыкавший сначала к парнасцам (печатался в сб. «Современный Парнас»), а позднее стал одним из вождей символистов.

Содержание

Творчество

Вместо описательной позитивной поэзии парнасцев, учитывавшей главным образом восприятие на основе чувственных ощущений, Малларме выдвигал внутреннее духовное постижение мира в плоскости идеалистической философии Фихте, Шеллинга и др. По Малларме, поэзия не «показывает» (парнасский лозунг «faire voir»), а внушает. Видимый покров явлений лишь внешняя преходящая их сторона. Свое интуитивное познание поэт выражает символически. Символ Малларме понимает как систему аналогий (см. «Демон аналогии» — «Démon de l’analogie», «Поэмы в прозе» — «Poèmes en prose»).

В книге Юрэ «Анкета о литературной эволюции» (1891 год) Малларме так определяет характерные особенности символической поэзии:

«Парнасцы трактуют свои системы наподобие старых философов и риторов, изображая вещи прямо. Я думаю, что нужно, напротив, чтобы был лишь намек. Созерцание вещей — песня, так как образ проистекает из грез, ими возбужденных. Парнасцы же берут вещь целиком и показывают ее, отчего им недостает тайны; они лишают дух восхитительной радости — сознавать, что он творит. Назвать предмет — значит уничтожить три четверти наслаждения поэмой, состоящего в счастье понемногу угадывать, внушать — вот в чем мечта. В совершенном применении этой тайны и состоит символ: вызывать мало-по-малу предмет, чтобы показать состояние души, или, наоборот, выбирать предмет и извлекать из него путем последовательных разгадок душевное состояние».

Зачастую символ у Малларме — рационализированная эмоция. Отсюда доходящая до жеманства искусственность поэта. Отсюда же и естественное преобладание метафоры в его стиле. Субъективная лирика Малларме — тематически неопределенная, зыбкая, с основными мотивами одиночества и скорби [в первом периоде творчества значителен бодлеровский мотив отчаяния («Les fenêtres» — «Окна», «L’azur» — «Лазурь», «La guignon» — «Неудача»)] — дана поэтом не как непосредственное выражение чувств, а в ряде иносказаний, подлежащих раскрытию. Характерно в этом отношении стихотворение «Лебедь» (Le cygne):

«О, лебедь прошлых дней, ты помнишь: это ты,
Но тщетно, царственный, ты борешься с пустыней:
Уже блестит зима безжизненных уныний,
А стран, где жить тебе, не создали мечты».

Зачастую запутанность сопоставлений Малларме делает его произведения непонятными («Судьба» — «Un coup de Dés»). Вот почему в книге Тибодэ имеются главы, посвященные анализу-расшифровке некоторых произведений Малларме. Написал Стефан немного: стихи и ритмические поэмы в прозе, статьи (сб. «Poésies», сб. «Divagations»). Влияние Малларме на французскую поэзию было весьма значительно: к его школе принадлежат Лафорг, Вьеле-Гриффен, Стюарт Мерриль, Анри де Ренье, Гюстав Кан, и др. Последователи Малларме в значительной мере были привлечены формальным его новаторством. Хотя Малларме писал классическим александрийским стихом и по преимуществу пользовался сонетной формой, тем не менее он деформировал обычный синтаксис. В статьях Малларме («Уклоны» — «Divagations»), очень трудно написанных, разбросано много идей о поэтической инструментовке и словотворчестве. В этом отношении с Малларме связаны некоторые технические искания итальянских футуристов («беспроволочное воображение и слова на свободе») и кубистов, как Гийом Аполлинер. Предвосхитил Малларме футуристов и типографским монтажом некоторых своих стихотворений. Впервые — в эстетике восприятия поэтического произведения — Малларме придавал большое значение зрительному впечатлению. Изощренная, умышленно затемненная, внешне как бы основанная на большой книжной эрудиции поэзия Малларме рассчитана на избранных, «посвященных». Символизм Малларме противостоял натуралистическому стилю.

Стефан Малларме (1842—1898)

Стефан Малларме прожил не богатую событиями жизнь, особенно если сравнивать его с собратьями по перу, известными бурной биографией не менее, чем произведениями. Незаметный преподаватель английского языка в провинциальных лицеях, поэт жил тихо и размеренно, даже когда перебрался в столицу. Завсегдатаи «вторников» Малларме (он их устраивал с середины 80-х гг.), в то время уже мэтра символизма, писали о скромной обстановке этих вечеров, побывать на которых почитали за честь самые именитые литераторы. Жизненный уклад поэта решительно контрастирует с его новаторством в искусстве.

Читайте также  Краткая биография фаллада

Литературная известность пришла к Малларме с первыми публикациями в сборнике «Современный Парнас» (1866 г.). В 60-х гг. он написал большинство самых известных своих стихотворений: «Окна», «Цветы», «Звонарь», «Лазурь». Поэтический мир раннего Малларме во многом схож с миром Ш. Бодлера. Малларме видит и остро переживает несовершенство жизни и стремится нарисовать её без прикрас. Он не боится эпатировать публику, например скандальной откровенностью шуточного стихотворения «Обуреваемой страстями негритянке. » или описанием больницы и умирающего в стихотворении «Окна».

Больной, уставший от «скорбной больницы и зловонного ладана», тащится к окну, марает его поцелуем и. преображается, оживая в картинах городского заката, которые сливаются с его воспоминаниями:

Он жив! он поглощён не запахом елея,
Не кашлем, — к дьяволу лекарственный
настой
И мерный маятник! — там, вдалеке, алея
Над кровью черепиц, в лазури золотой,
Галеры стройные зарёй озарены,
Плывут, баюкая изломы
рыжих молний, —
Воспоминаньями навеянные сны!
(Здесь и далее перевод Р. М. Дубровкина.)

Так и лирический герой, устав от «грубых и бездушных / Калек, что в сытости успели закоснеть», стремится к окнам. Их «золотит чистое утро бесконечности», у них он может преобразиться в иное существо:

Войду я и умру, но ангелом Эдема
Воскресну, — таинством, искусством
станешь ты,
Окно! — мечты мои горят, как диадема
На дряхлой синеве бессмертной Красоты!

В стихотворении воплощены извечные представления о преображающей силе искусства, его способности восполнить неполноценность бытия, вернуть мир к исходной гармонии. Бесконечность за стеклом — предел мечтаний и стремлений поэта, как юность и любовь — предел мечтаний больного старика. Но побег и преображение не удаются: на поэта предъявляет свои права «ici-bas» («здесь», «здешние», в переводе Р. М. Дубровкина — «несносный прах»).

Увы, несносный прах, как прежде,
мой хозяин!
В прибежище былом нашёл я западню:
Надменной тупости блевотиной измаян,
От светлой вышины лицо я заслоню.

Окно становится символом тонкой, прозрачной, но непреодолимой преграды, разделяющей миры. Окно — единственная возможность увидеть прекрасное, оно манит героев к иной, идеальной реальности, но в нём же таится и трагическое разочарование. Финальный риторический вопрос повисает символом тщетности борьбы: «Есть ли средство мне, познавшему горечь, разбить кристалл, поруганный чудовищем, и бежать, на моих двух беспёрых крыльях, рискуя упасть в вечность?».

Познав поражение, лирический герой вынужден принять своё земное существование. Но бесконечность и красота, что ещё совсем недавно притягивали и манили, теперь смеются над поэтом и напоминают о тщетности усилий его гения. Так, небесная лазурь, к которой поэт стремился в «Окнах», сама преследует его в стихотворении «Лазурь»:

Куда бежать? Мятеж подавлен
бесполезный,
Я обречён: Лазурь! Лазурь! Лазурь! Лазурь!

По-видимому, и само существование иного мира, и его враждебность человеку наиболее остро осознаются при приближении смерти — вестника иного мира. Смерть наполняет ужасом ночи героя стихотворения «Страх», бросая его в объятия порока («Я, как от савана, спасаюсь от гардин, / Я умереть могу, когда усну один»).

«Сонетом на -икс» стихотворение Малларме «Высоко освятив ногтей своих оникс. » часто называют из-за рифмы на -икс, исключительно редкой и изощрённой

Смерть кажется избавлением и даже бунтом герою стихотворения «Звонарь»:

Но верь мне, Люцифер, я силы соберу
И на верёвке той повешусь поутру.

Смерть проникает и в образную систему поэта — недаром так часто встречаются слова «небытие», «хоронить», смерть присутствует в приглушённых синонимах небытия — «отсутствие» и «пустота». Со временем пустота и небытие становятся всё менее страшными, приобретают камерное звучание, могут даже стать деталью интерьера. Так, в знаменитом «сонете на -икс» («Высоко освятив ногтей своих оникс. », перевод М. В. Талова) описываются не вещи в пустой гостиной, а их отсутствие. На первый взгляд в комнате лишь зеркало и распятие. Её остальные обитатели — мифические существа, отсутствующие, как Феникс, который не восстанет из праха, или оставшиеся в комнате элементами декора (единороги и никса — речная нимфа). Хозяина тоже нет, так как он ушёл черпать слёзы из Стикса, и лишь сияние семизвездия (Большой Медведицы) осеняет комнату своим присутствием, потому что именно на нём остановился взгляд нимфы. Когда читатель обнаруживает, что единороги и никса — это элементы резной рамы, а таинственная «лампадоносная Тоска» — часть лампы, многое проясняется, но стихотворение не теряет своей загадочности. Это и есть «герметичный» метод позднего Малларме. Суть его в том, что называется не сам предмет, а ощущение от него. Предметы описания могут быть непритязательными — кровать, веер жены или дочери и т. д. Но само описание маскирует вещь, как бы зашифровывает её, как в «сонете на -икс». Однажды на комплимент читателя Малларме ответил: «Да что вы! Это я просто изобразил свой буфет».

Поэт часто прибегает к музыкальному образу, навеянному той или иной вещью, использует слова, исходя из их фонетического «облика», а не из смыслового значения. Изменения претерпевает синтаксическая структура языка, а в поздней поэме «Бросок костей» (1897 г.) Малларме вообще отказывается от знаков препинания.

«Назвать предмет — значит на три четверти разрушить наслаждение от стихотворения — наслаждение, заключающееся в самом процессе постепенного и неспешного угадывания; подсказать с помощью намёка — вот цель, вот идеал». С. Малларме

Кажется, что главная цель поэта — загадать читателю загадку, ребус. Именно в таких выражениях принято было говорить о его стихах, да и сам Малларме подобным образом определял цели творчества.

Простота предмета описания таила в себе некоторую опасность: читатель, разгадавший «ребус», мог быть разочарован полученным результатом, точнее, его ничтожностью. Столь же ничтожными могли показаться и многочисленные стихи Малларме на случай: на конверте с зарифмованным адресом, на пасхальных яйцах и морских камешках. Но это как нельзя лучше отвечало задаче его творчества: гармония и красота были не в том, о чём он говорил, а в самой поэзии. Стремление поэта то же, что и в «Окнах», — уйти от власти «здесь» при помощи искусства, для чего нужно пересоздать это «здесь». Предметы под пером Малларме теряют вещественность и обретают иной смысл: «Я говорю: цветок! и вот из глубин забвения, куда от звуков моего голоса погружаются силуэты любых конкретных цветков, начинает вырастать нечто иное, чем известные мне цветочные чашечки; это. возникает сама чарующая идея цветка, которой не найти ни в одном реальном букете».

Ерёмин В. Н : Стефан Малларме

Ерёмин В. Н.

СТЕФАН МАЛЛАРМЕ
(1842—1898)

Сто великих поэтов. М., Вече, 2008
OСR niv.ru

В 1884 году Поль Верлен выступил в печати с рядом очерков под общим названием «Проклятые поэты». В числе авторов, чье творчество было проанализировано в этом цикле, самыми яркими художниками оказались Артюр Рембо и Стефан Малларме. Ныне очерки Верлена признаны явлением во французской критике. Но со временем под «проклятыми поэтами» почему-то стали подразумевать только троих — Верлена, Рембо и Малларме, в обязательном порядке делая акцент на нестандартную сексуальную ориентацию. Это тем более странно, что Малларме к данной проблеме не имел даже косвенного отношения.

Поэт родился 18 марта 1842 года в Париже.

Отец его Нума Малларме служил в столичном Управлении по делам собственности. Мать Стефана умерла, когда мальчику исполнилось пять лет. В дальнейшем он воспитывался дедом и бабушкой по материнской линии. Была у Стефана сестра Мари. Она умерла в 1857 году, девочке шел тринадцатый год. Ее кончина стала тяжелейшим ударом для подростка.

найти среди лицеистов друзей, и мальчик страдал от одиночества и всеобщего отторжения.

В 1860 году Малларме получил диплом бакалавра. Отец полагал, что сын должен идти по его стопам и стать государственным чиновником. Однако у Стефана были другие планы. В 1862 году он уехал в Лондон, где почти год совершенствовал свои знания в английском языке.

Вернувшись во Францию, молодой человек обосновался в Турноне, где стал преподавать английский в местном лицее. Вскоре Малларме женился, у него родилась дочь. Семья жила скромно, но можно было не сомневаться, что мелкий буржуа состоялся. Дальше Стефану оставалось только обеспечивать семью, выполнять свои служебные обязанности и радоваться тихим радостям простого человека. Это было время Второй империи во Франции. С 1852 года страной успешно правил Наполеон III. Аристократическая Франция веселилась и танцевала, а в недрах ее зрели первая в истории пролетарская революция и диктатура Пролетариата.

Читайте также  Краткая биография капнист

Малларме было не до социальных катаклизмов. С 1862 года он писал стихи и не намеревался ограничиваться складыванием рукописей в ящик письменного стола.

В те годы большое влияние на поэта оказывала Парнасская школа 1 «Послеполуденный отдых фавна». Банвиль одобрил ее.

Первой публикацией Малларме стала подборка его стихов — всего десять произведений — в первом альманахе «Современный Парнас».

Однажды экземпляр альманаха попал в руки турнонских лицеистов. Когда Малларме вошел в класс, его встретили всеобщим хохотом. На доске красовалось четырежды повторенное слово — «Лазурь!» 2.

Поэт был оскорблен, и в 1866 году семья Малларме перебралась в Безансон. Но и там они надолго не задержались и уже через год переехали в Авиньон.

Однако именно в Безансоне в душе поэта произошел великий перелом. Сам Малларме сказал об этом так: «Я заложил основу грандиозного произведения». Он принялся за Книгу, окончательный вариант которой так и не был создан. Надо сказать, что 1860-е годы оказались для ; поэта странным периодом «незаконченных начал». Малларме приступал к созданию произведений, сохранившиеся отрывки которых говорят о выдающихся замыслах, но они так никогда не были окончательно воплощены в жизнь. Кризис, видимо, был связан с тем, что поэт разочаровался в парнасской школе. Он участвовал во втором альманахе «Современный Парнас» (1871), но на деле уже был далек от бывших единомышленников.

— время грандиозных потрясений во Франции. В 1870—1871 годах шла Франко-прусская война, в ходе которой Наполеон III попал в плен, где через три года умер. Вторая империя кончила свое существование, началась Третья республика. А 18 марта — 28 мая 1871 года произошла первая в истории пролетарская революция — Парижская коммуна.

Едва расстреляли Коммуну, как Малларме, оставив семью в Безансоне, вернулся в Париж. Закончились девять лет его провинциальной жизни. Одновременно завершился парнасский период его творчества, итог которому подвел «Похоронный тост», написанный в связи с кончиной Теофиля Готье. Отныне Малларме предался поискам абсолюта в поэзии, он пытался «изобрести некий язык», передающий «не сами вещи, но производимое ими воздействие».

В Париже поэт устроился преподавателем английского языка в лицее Фонтан. Он старался вести по возможности уединенный образ жизни и не вмешивался в злободневные художественные дебаты. Жилось не просто, в средствах Малларме был сильно ограничен. Но это не мешало ему заводить интересные знакомства: в 1872 году поэт познакомился с Артюром Рембо, в 1873-м — с Эдуардом Мане, в 1874-м — с Эмилем Золя.

Мери Лоран. Романтические отношения связывали с ней Стефана всю жизнь.

Чтобы как-то поправить финансовые дела, в 1874 году Малларме в течение нескольких месяцев в одиночку выпускал журнал «Дерньер мод» — «Последняя мода». В журнале обсуждались дамские туалеты, украшения, мебель — короче, все, вплоть до театральных спектаклей и ресторанных меню. Некоторые биографы полагают, что таким образом через легковесные писания поэт пытался найти свой путь к столичной публике. Журналистская эпопея Малларме продолжалась всего несколько месяцев. Неудачная попытка издания «Дерньер мод», как утверждают современные литературоведы, стала знаком «проклятости» поэта, оказавшегося чужим в мире современной ему литературы.

— на берегу Сены и напротив леса Фонтенбло 3 .

Относительно долгое время Малларме почти ничего не предлагал к публикации. Те же стихи, которые он изредка публиковал, поэт впоследствии называл «визитными карточками», которые он из учтивости посылал окружающим, «чтобы они не побили тебя камнями, догадавшись, что ты знаешь, что их не существует». Но и эти редкие публикации дали Малларме определенную известность в литературных кругах. Творчество его все более сближалось с поэзией Поля Вердена. Постепенно Стефан Малларме выходил в лидеры французского символизма.

В конце 1870-х годов критики парнасского направления Викэр и Боклэр в серии статей дали Верлену и Малларме обидное прозвище «декаденты» 4 . Неожиданно поэты с гордостью приняли это прозвище. Отвечая критикам, Верлен писал: «Нам бросили этот эпитет как оскорбление, я его принял и сделал из него военный клич, поскольку я знаю, он не означает ничего специального. Декадент. Да разве сумерки прекрасного дня не стоят любой утренней зари? И потом, если солнце заходит — то разве оно не взойдет завтра утром?»

С 1880 года Малларме начал организовывать у себя в квартире на рю де Ром «литературные вторники», в которых участвовали преимущественно молодые поэты и писатели, которые принадлежали к поэтическому направлению, получившему в дальнейшем название символизм.

Начало первому этапу было положено открытием «вторников» Малларме, где в первую очередь обсуждались вопросы о новых возможностях, открывавшихся перед поэзией, и прежде всего о суггестии 5 , приближающей поэтический эффект к музыкальному. Через «вторники» Малларме прошли практически все поэты-символисты Франции вплоть до Андре Жида, Поля Клоделя и Поля Валери.

К концу 1885 года символисты заявили о своем существовании во всеуслышание. Их программной акцией стала публикация в январе 1886 года восьми «Сонетов к Вагнеру», созданных Верленом, Малларме, Гилем, Стюартом Меррилем, Шарлем Морисом, Шарлем Винье, Теодором де Визева, Эдуардом Дюжарденом. Первым развернутым «манифестом» символизма стал «Трактат о Слове» Рене Гиля, причем предисловие к нему написал сам Малларме.

Второй этап символизма пришелся на начало 1890-х годов. Его высшей точкой считается банкет 1891 года, устроенный по поводу выхода в свет сборника Жана Мореаса «Страстный пилигрим». На банкете председательствовал Малларме, окруженный литературно-художественной элитой во главе с Анатолем Франсом. Символизм получил официальное признание.

«вторников» Стефан Малларме постепенно стал самой популярной и влиятельной фигурой во французской поэзии. Его приглашали к сотрудничеству самые авторитетнейшие литературные издания страны, о нем писали критические работы, его приветствовала вся интеллектуальная элита Европы.

В 1887 году вышел сборник «Стихотворения Стефана Малларме». Характерной чертой его поэзии позднего времени стала анормальная усложненность языка. Поэта окончательно перестал интересовать читатель, его в гораздо большей степени интересовала мысль о свободе, позволяющей языку открыто принимать «древние молнии логики» и дающей ему возможность не искажаться необходимостью сообщения и бесконечными клише, препятствующими поэзии высказать нечто радикально иное.

В 1894 году Малларме оставил службу и полностью посвятил себя поэзии. Он продолжил работу над уже упоминавшейся здесь универсальной совершенной Книгой, которая дала бы исчерпывающее и уникальное объяснение мира.

После смерти Поля Верлена, последовавшей в 1896 году, Стефан Малларме был избран «принцем поэтов».

Через год поэт опубликовал свою последнюю поэму — «Удача никогда не упразднит случая». Написана она в виде одной длинной фразы без знаков препинания, напечатана лестницей на развороте двух страниц шрифтом разного размера. Тогда же появилась серия его статей под общим названием «Бредни», где поэт высказал мысли об упадке литературы и необходимости восстановить ее прежнее сакральное значение.

Большая часть его произведений, равно как обширная переписка, были опубликованы после смерти поэта.

На русский язык произведения Малларме переведены Александром Блоком, Валерием Брюсовым, Осипом Мандельштамом, Максимилианом Волошиным, Иннокентием Анненским, Федором Соллогубом и многими другими поэтами.

Примечания.

1. Парнасская школа — название происходит от вышедшего в 1866 году альманаха «Современный Парнас»; издано еще два альманаха с таким же названием — в 1871 и 1876 годах. Поэты-лирики, выступившие на страницах издания, провозглашали «искусство для искусства», «бесстрастную» поэзию прекрасных форм, изысканность поэтического языка. Теофиля Готье (1811 — 1872) парнасцы считали своим опекуном, а лидером их был Шарль Леконт де Лиль (1818—1894).

«Лазурь» — название стихотворения Малларме, опубликованного в «Современном Пегасе».

4. Decadentia (ср. -век. лат.) — упадок; декадент — упадочник, падший.

5. Суггестия (от лат) — внушение, намек. Так в поэзии называется активное воздействие на воображение, эмоции, подсознание читателя посредством отдаленных тематических, образных, ритмических, звуковых ассоциаций.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: